Куприенко С.А., Талах В.Н. Кодекс Мендоса

Куприенко С.А., Талах В.Н. (редакторы). Кодекс Мендоса

Куприенко С.А., Талах В.Н. (редакторы). Кодекс Мендоса

УДК 94(399.7)(093)                                                   ISBN 978-617-7085-05-7

 

С.А. Купрієнко, В.М. Талах

Кодекс Мендоса

(російською мовою)

За редакцією і в перекладах С. А. Купрієнко та В. М. Талаха

 

С.А. Куприенко, В.Н. Талах

Кодекс Мендоса

 

Эта книга в Google Books: http://books.google.com.ua/books?id=Z4sLdxO_R7MC&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false

 

Кодекс Мендоса by A.Skromnitsky

© В. М. Талах, редагування,

переклад, передмова, коментарі, 2013

© С. А. Купрієнко, редагування,

переклад, оформ., коментарі, 2013

© Видавець Купрієнко С. А., 2013

 

КИЇВ

ВИДАВЕЦЬ КУПРІЄНКО С. А.

2013

УДК 94(399.7)(093)

ББК Т63(7)213

ГРНТИ 03.09.25

Самостійне детерміноване мережне електронне

Наукове видання

 

Редактори та упорядники

С. А. Купрієнко, В. М. Талах

Переклад з мов науа та іспанської

С.А. Купрієнко, В. М. Талах

 

Куприенко С.А., Талах В.Н. (редакторы).

Кодекс Мендоса / Ред. С. А. Куприенко, В. Н. Талах. — К. : Видавець Купрієнко С. А., 2013. — 308 с. : ил.

 

ISBN 978-617-7085-05-7

Кодекс Мендоса или Кодекс Мендосиано (исп. Códice Mendoza), созданный анонимным автором приблизительно в 1547 году в Мехико, один из лучших по сохранности среди ацтекских рукописных кодексов. Это второй ацтекский кодекс, переведённый на русский язык украинскими специалистами по доколумбовым цивилизациям В. Талахом и А. Скромницким.

Книга рассчитана на студентов, аспирантов и преподавателей исторических факультетов, а также всех тех, кто интересуется историей доколумбовых цивилизаций, и в частности ацтеками.

УДК 94(399.7)(093)

ББК Т63(7)213

  

Копіювання, розповсюдження та продаж даної книги або її частин без офіційного письмового дозволу авторів та видавництва заборонені.

 

ISBN 978-617-7085-05-7                © В. М. Талах, редагування, переклад, передмова, коментарі, 2013

© С. А. Купрієнко, редагування, переклад, оформ., коментарі, 2013

© Видавець Купрієнко С. А., 2013

 

Содержание

 

Содержание. 4

В. Талах. О «Кодексе Мендоса». 5

Кодекс Мендоса. 9

 

 

В. Талах. О «Кодексе Мендоса»

 

Многомиллионный мир индейцев Мексики, за несколько лет оказавшихся подданными Кастильской Короны, на первых порах был совершенно неизвестен и малопонятен новым хозяевам. Потребность в его понимании и осмыслении породила в раннеколониальной Новой Испании своеобразное литературное явление — комментированные кодексы. Эти документы, создававшиеся по заказу колониальной администрации или церкви, имели по меньшей мере двух авторов: индейского, исполнявшего текст в соответствии с нормами и правилами доиспанской ацтекской пиктографии, и испанского, сопровождавшего индейский текст толкованиями и пояснениями, как правило по-испански (хотя, например, в “Кодексе Риос” они на итальянском языке).

Одним из самых ранних по времени создания, интересных и полных по содержанию, совершенных по качеству исполнения и хорошо сохранившихся до настоящего времени памятников такого рода является рукопись, получившая название “Кодекс Мендоса” (“Codex Mendoza”).

 

Физические характеристики и содержание

 

“Кодекс Мендоса” занимает 71 лист (142 страницы, из которых 8 — чистые) размером 21–21,5 см на 30–31,5 см, и в настоящее время переплетен вместе с другими материалами второй половины XVI в. в один манускрипт из 85 листов, хранящийся в Бодлеанской библиотеке (Bodlean Library) Оксфордского университета, Великобритания, под номером MS.Arch.Seld.A1.

Текст написан на европейской бумаге, водяные знаки на которой указывают, что она была предположительно произведена в Испании в 30-е – 40-е годы XVI ст. [1:13–14]. На третьем с начала листе имеется латинский заголовок ‘Historia Mexicana cum figures quasi hieroglyphicis’ (“Мексиканская история с фигурами, похожими на иероглифы”), проставленный, по всей видимости, одним из позднейших владельцев, Джоном Селденом (John Selden).

По содержанию документ делится на три части. Первая, занимающая 19 страниц, начинается с рассказа об основании ацтекской столицы Теночтитлана и последовательно описывает завоевания девяти ацтекских правителей (всего перечислено 202 покоренных города и селения), сопровождаемые их краткими характеристиками. Современные исследовательницы Ф. Бердан (Frances F. Berdan) и П. Анавольт (Patricia R. Anawalt) так подытоживают содержание указанной части: “Этот раздел кодекса показывает нам обобщенный взгляд на основание островного города и идеализированную летопись побед имперской экспансии” [2:XI]. Завершают первую часть кодекса два листа, перечисляющие 18 селений, в которых располагались высокопоставленные ацтекские сановники, по всей вероятности — центры управления завоеванными территориями.

Занимающая 36 листов вторая часть “Кодекса Мендоса” содержит детальный перечень дани, уплачивавшейся владыкам Мешико 371 селением. При этом, часть селений, указанных в качестве данников, отсутствует в разделе о завоеваниях, а часть селений, описанных как завоеванные, не указаны в списке данников.

Пиктографические части 1 и 2 разделов несомненно восходят к доиспанским прототипам, по всей вероятности, официозного характера. В отличие от них третья, заключительная часть “Кодекса Мендоса”, посвященная обычаям и повседневной жизни индейцев, была специально составлено в колониальную эпоху для испанского читателя. В ней можно выделить разделы, посвященные рождению и воспитанию детей и молодежи, военному делу, гражданскому управлению, судопроизводству и законодательству. Характеризуя эту часть, упомянутые уже Ф. Бердан и П. Анавольт пишут: “Мешики, появляющиеся на страницах “Кодекса Мендоса”, это не только решительные завоеватели и воители, но также непослушные дети, заядлые игроки в мяч, жизнерадостные музыканты, благочестивые жрецы, презренные прелюбодеи… мы наблюдаем их развитие от колыбели до могилы, следуя путями, избранными “хорошими” и “плохими” мешиками, как они проходили по жизни предписанные ступени. Дети воспитывались, браки заключались, жрецы-новички обучались, войны объявлялись и приговоры выносились. Очевидно, жизнь мешиков имела многие измерения, и “Кодекс Мендоса” касается большинства из них” [2:XI].

 

История рукописи

 

В самом тексте “Кодекса Мендоса” нет указаний на авторов, заказчика, время и обстоятельства его создания, за исключением краткого известия в конце рукописи о том, что всего “за десять дней до отправления флота была дана толкователю эта история для того, чтобы истолковать ее, и тот не был тщателен из-за индейцев, которые поздно пришли к согласию” (71v), из чего можно сделать вывод, что индейский автор у кодекса было не один. Впрочем, с этим памятником могут быть связаны свидетельства некоторых колониальных документов. В частности, конкистадор Херонимо Лопес (Jerónimo López) писал в письме вице-королю Новой Испании Антонио де Мендоса, датируемом приблизительно 1547 годом:

“Лет шесть назад, чуть больше или меньше, как, зайдя однажды в дом одного индейца по имени Франсиско Уальпойоуалькаль (Gualpuyugualcal), мастера рисовальщиков (maestro de pintores) я увидел в его распоряжении книгу в пергаментной обложке, и, когда я спросил, что это, он по секрету показал мне её и сказал мне, что делал её по приказу Вашей Вельможности и должен был поместить в ней всю землю от основания этого города Мешико, и владык, какие правили бы и владычествовали бы в нем до прихода испанцев, и битвы и стычки, какие они имели, и взятие этого великого города, и все области, над которыми он владычествовал, и то, что он подчинил, и распределение этих селений и областей, сделанное Мотексомой между главными владыками этого города, и об оброке (feudo), который ему давали ежегодно от тех, кому были поручены подати с селений, каковые он имел, и наметки (traza), какие он применил в названном распределении, и как он наметил селения и области для этого” [1:10–11, not.3].

С. Савала (Silvio Zavala) в 1938 г. предположил, что в этом тексте речь идет именно о “Кодексе Мендоса”. Однако, известный знаток колониальных мексиканских кодексов Г. Никольсон (Henry B. Nicholson) указывает, что описание, приведенное Херонимо Лопесом, не вполне совпадает с содержанием “Кодекса Мендоса” (в “Кодексе” отсутствует описание Конкисты, упоминаемое Лопесом, зато последний ничего не говорит об этнографическом разделе). По мнению Г. Никольсона речь может идти либо о протографе, послужившем основой для “Кодекса Мендоса”, либо о документе, составленном с использованием его материалов [1:1–2,10]. Некоторые данные позволяют допустить существование некоей “Книги с цветными изображениями” (‘un libro de figures de colores’), упоминаемой, в частности, испанским историком А. де Эррерой, чье содержание было очень близким к “Кодексу Мендоса”, однако, находившейся в Испании в 1597–1598 гг., когда “Мендосиано” уже принадлежал английскому владельцу [1:2–5].

Относительно возможного автора испанского комментария из “Кодекса Мендоса” также существуют различные точки зрения. Ф. Гомес де Ороско (Federico Gómez de Orozco) в 1941 г. высказал мнение, что им был священник Хуан Гонсалес (Juan González), о котором Саагун упоминает как о получившем от теночков некую рукопись “с рисунками и письменами”, где указывался тот же срок правления Ашайакатля (12 лет вместо обычных 14), что и в “Кодексе Мендоса” [1:2]. Впрочем, этого наблюдения недостаточно для определенного вывода, и Г. Никольсон, исходя из несомненного сходства испанского текста 1 части “Кодекса Мендоса” и глав 34–36 II книги Херонимо де Мендиеты, предполагает, что автором испанского комментария был выдающийся этнограф и лингвист Андрес де Ольмос (Andrés de Olmos) (ок.1491–1570, 1571 гг.) [1:8–9]. Хотя мысль, что именно некое сочинение Ольмоса послужило источником Мендиеты, кажется очень вероятной, из этого авторство Ольмоса относительно “Кодекса Мендоса” прямо не вытекает, так как он сам мог использовать текст “Кодекса”, написанный другим лицом, или некий общий для обоих источник.

Сведения о судьбе манускрипта за пределами Мексики более определенны. В частичном издании памятника, предпринятом в 1625 г. английским библиофилом Сэмюэлем Парчезом (Samuel Purchase), последний сообщает:

“… Испанский губернатор, получив, с некоторыми трудностями …, индейскую книгу с мешикскими объяснениями рисунков (но всего за десять дней до отправления кораблей), поручил одному знатоку мешикского языка, чтобы она была переведена; и тот в очень ясном стиле и дословно выполнил это, использовав также некоторые арабские слова, как ‘Alfaqui’ и ‘Mezquita’ (для “жрец” и “храм”). Эта история, таким образом написанная, посланная Карлу Пятому, императору, была вместе с кораблем, перевозившим ее, захвачена французскими военными, у которых Андре Теве (Andrew Tevet), географ французского короля, приобрел ее …” [1:7].

Время, когда рукопись попала в руки космографа французского короля Генриха II Андре Теве (1502/1517–1592), позволяет уточнить дважды (на стр. 1r и 71v) проставленная под его подписью дата “1553”. Она, в общем-то, отвечает обстоятельствам приобретения, указанным Парчезом, поскольку в 1552–1556 гг. Франция и Испания находились в состоянии войны. Впрочем, если годом отправки рукописи в Европу действительно является 1553, то сделано это было по приказу не Антонио де Мендосы (он оставил пост вице-короля в 1550 г.), а его преемника, Луиса де Веласко.

А. Теве владел рукописью около трех с половиной десятилетий, он, кажется, упоминает ее (наряду с еще одной мексиканского происхождения книгой “об идолах”) в своих сочинениях “Истинные портреты и жития выдающихся людей” (‘Vrais portraits et vies des homes illustres’, 1584) и “Великий островитянин” (‘Grand Insulaire’, 1585). Не позже сентября 1587 г., однако, королевский космограф продал манускрипт за 20 ливров (French crowns) английскому писателю-географу и собирателю раритетов Ричарду Хаклуту (правильнее — Гаклют) (Richard Hakluyt) (1553–1516), в то время капеллану посла Елизаветы I в Париже. Осенью или зимой 1588 г. Хаклут вернулся в Англию, увезя с собою рукопись. После его смерти она была приобретена уже упоминавшимся С. Парчезом, затем находилась во владении его наследников, пока не была куплена у них известным английским юристом, философом и антикваром Джоном Сэлденом (1584–1654), и, наконец, в 1659 г. оказалась в собрании Бодлеанской библиотеки Оксфордского университета.

 

Издания “Кодекса Мендоса”

 

Первая (частичная) публикация перевода испанского текста из “Кодекса Мендоса” с гравюрами на дереве, воспроизводившими рисунки, была предпринята, как уже упомянуто, в 1625 г. С. Парчезом (‘Hakluytus Posthumuous Dr. Purchas His Pilgrimages. Vol.3’). В 1630 г. часть его гравюр была воспроизведена в изданной в Лейдене книге Иоаннеса де Лаэта (Joannes de Laet. Niewe Wereldt ofte Berschrifjuingbe van West-Indien), затем, в 1652–1654 гг. использована Атанасиусом Кирхером (Athanasius Kircher) в его книге “Oedipus Aegiptiacus”. В дальнейшем французский перевод парчезовского издания с гравюрами был издан в 1672 г. в Париже М. Тевено (M.Thevenot), с переизданием в 1696 г.

Однако, в целом с середины XVII и до первой четверти XIX в. “Кодекс Мендоса” был малоизвестен, упоминавшие его издатели путали памятник с “Кодексом Теллериано-Ременсис”, полагая, что он хранится в Королевской библиотеке в Париже. Впрочем, именно в это время Ф. Клавихеро в вышедшей в свет в 1780–1781 гг. “Древней истории Мексики” впервые назвал манускрипт “Сборником Мендосы” (‘Raccolta di Mendoza’).

Под названием “Кодекс Мендоса” памятник появился в 1831 г. в первом цветном воспроизведении, открывая роскошную публикацию мексиканских рукописей лорда Кингсборо “Мексиканские древности” (литографированные рисунки — том I, испанский текст — том V, английский перевод — том VI). В 1925 г. в Мадриде по заказу мексиканского правительства было издано фотографическое черно-белое воспроизведение “Кодекса Мендоса” под редакцией Ф. дель Пасо-и-Тронкосо (Francisco del Paso y Troncoso), а в 1983 году в Лондоне увидело свет цветное трехтомное фотоиздание под редакцией Дж. Купера Кларка (James Cooper Clark) с обширными комментариями; к сожалению, большая часть тиража погибла во время бомбардировки Лондона нацистами в 1940 г (впрочем, эту утрату в некоторой степени восполнило мексиканское переиздание 1979 г.). В 1978 г. цветное издание в уменьшенном формате под редакцией К. Росса (Kurt Ross) вышло в свет во Фрейбурге (Швейцария). Наконец, фундаментальное издание “Кодекса Мендоса” с детальными комментариями было осуществлено в 1992 г. Калифорнийским университетом под редакцией Ф. Бердан и П. Анавольт (сокращенное переиздание осуществлено в 1997 г.). С последнего издания и выполнен настоящий перевод на русский язык.

 

1. The Codex Mendoza / Edited by F.F.Berdan & P.R.Anawalt. Vol.I. Interpretation. Appendices. Berkeley and Los Angeles, 1992.

2. F.F. Berdan, Anawalt P.R. The Essential Codex Mendoza. Berkeley, Los Angeles and London. 1997.

ДОН ФЕРНАНДО ДЕ АЛЬВА ИШТЛИЛЬШОЧИТЛЬ. ТРИНАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ О ПРИХОДЕ ИСПАНЦЕВ И НАЧАЛЕ ЕВАНГЕЛЬСКОГО ЗАКОНА

DON FERNANDO DE ALVA IXTLILXOCHITL. RELACIÓN DECIMOTERCERA DE LA VENIDA DE LOS ESPANOLES Y PRINCIPIO DE LA LEY EVANGELICA

ДОН ФЕРНАНДО ДЕ АЛЬВА ИШТЛИЛЬШОЧИТЛЬ.
ТРИНАДЦАТОЕ СООБЩЕНИЕ
О ПРИХОДЕ ИСПАНЦЕВ И НАЧАЛЕ ЕВАНГЕЛЬСКОГО ЗАКОНА

Историки Доколумбовой Америки и Конкисты. Книга первая. Фернандо де Альва Иштлильшочитль. Хуан Баутиста де Помар / пер. с исп. В. Н. Талаха; под ред. В. А. Рубеля. — К.: Лыбидь, 2013. — 504 с. + цв. вкл.: ил. — ISBN 978-966-06-0647-0.

 

В книге впервые публикуются комментированные переводы на русский язык сохранившихся частей трех созданных в колониальную эпоху испаноязычных памятников мексиканской историографии XVI-XVII вв. – “Истории народов чичимеков…” и “Тринадцатого сообщения…” Фернандо де Альвы Иштлильшочитля, а также “Сообщения из Тескоко” Хуана де Баутисты де Помара. Представленные сочинения содержат ценные сведения по истории Мезоамерики доколумбовой эпохи, времен Конкисты и раннеколониального периода.
Публикация осуществлена в рамках проекта издания переводов на русский язык нарративных источников по истории Нового Света указанного времени, созданных колониальными хронистами.
Для научных сотрудников, преподавателей вузов, аспирантов и студентов, всех, кто интересуется историей.

[add_to_cart sku=”IDACK1″]

Continue reading

Мексиканская рукопись 385 Кодекс Теллериано-Ременсис с дополнениями из Кодекса Риос

Куприенко С. А., Талах В. Н. (редакторы). Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос)

Куприенко С. А., Талах В. Н. (редакторы). Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос)

УДК 94(399.7)(093)                                                   ISBN 978-617-7085-06-4

 

С. А. КУПРІЄНКО, В. М. ТАЛАХ

МЕКСИКАНСЬКИЙ РУКОПИС 385

«КОДЕКС ТЕЛЛЕРІАНО-РЕМЕНСІС»

(із доповненнями з “КОДЕКСУ РІОС”)

 (російською мовою)

За редакцією і в перекладах В. М. Талаха та С. А. Купрієнко

 

С. А. КУПРИЕНКО, В. Н. ТАЛАХ

МЕКСИКАНСКАЯ РУКОПИСЬ 385

«КОДЕКС ТЕЛЛЕРИАНО-РЕМЕНСИС»

(с дополнениями из “КОДЕКСА РИОС”)

Эта книга в Google Books: http://books.google.com.ua/books?id=ZtdmcuEb4RIC&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false

 

Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос) by A.Skromnitsky

© В. М. Талах, редагування, переклад, передмова, коментарі, 2013

© С. А. Купрієнко, редагування, переклад, коментарі, 2013

© Видавець Купрієнко С. А., 2013

 

КИЇВ

ВИДАВЕЦЬ КУПРІЄНКО С. А.

2013

УДК 94(399.7)(093)

ББК Т63(7)213

ГРНТИ 03.09.25

Самостійне детерміноване мережне електронне

Наукове видання

Редактори та упорядники

С. А. Купрієнко, В. М. Талах

Переклад з іспанської та італійської мови

С. А. Купрієнко

Переклад з мов іспанської, французької, англійської та науа

В. М. Талах

 

Куприенко С. А., Талах В. Н. (редакторы).

Мексиканская рукопись 385 «Кодекс Теллериано-Ременсис» (с дополнениями из Кодекса Риос)/ Ред. С. А. Куприенко, В. Н. Талах. — К. : Видавець Купрієнко С. А., 2013. — 317 с. : ил.

ISBN 978-617-7085-06-4

 

Читателю предлагается впервые переведенный на русский язык интересный памятник XVI века — “Кодекс Теллериано-Ременсис”, представляющий собой прокомментированные испанскими авторами индейские рисунки, восходящие, по крайней мере частично, к доиспанским пиктографическим текстам. Кодекс содержит ценные сведения по истории, политике, религии и этнографии индейцев Центральной Мексики накануне испанского завоевания.

Книга рассчитана на студентов, аспирантов и преподавателей исторических факультетов, а также всех тех, кто интересуется доколумбовыми цивилизациями, в частности ацтеками.

 

УДК 94(399.7)(093)

ББК Т63(7)213

  

Копіювання, розповсюдження та продаж даної книги або її частин без офіційного письмового дозволу авторів та видавництва заборонені.

 

ISBN 978-617-7085-06-4                                                               © В. М. Талах, редагування, переклад, передмова, коментарі, 2013

© С. А. Купрієнко, редагування, переклад, коментарі, 2013

© Sam, коментарі, корегування, 2013

© Видавець Купрієнко С. А., 2013

Содержание

 

В.Н. Талах. Кодекс Теллериано-Ременсис. Предисловие к переводу. 5

Кодекс Теллериано-Ременсис с дополнениями из Кодекса Риос. Перевод. 9

Восемнадцатимесячный календарь. Праздники. 9

Тоналаматль — «книга дней». 56

Исторические анналы.. 153

Цитированная литература. 315

 


 

В.Н. Талах. Кодекс Теллериано-Ременсис. Предисловие к переводу

 

В завоеванной ацтекской Мексике испанцы встретились с достаточно развитой письменной культурой. Отношение к ней у новых властей было двояким. С одной стороны, древняя книжность служила поддержанию и сохранению представлений, идей и традиций, чуждых и враждебных европейцам, их мировоззрению и религии. Поэтому она подлежала вытеснению и искоренению: уже в ходе Конкисты погибли книгохранилища в Теночтитлане, Тескоко и Тлателолько; в дальнейшем первое поколение миссионеров последовательно уничтожало языческие рукописи; особенно упрекают в этом первого епископа Мехико Хуана де Сумаррагу. Но, с другой стороны, европейцы в Новом Свете в течение всего XVI в. оставались незначительным меньшинством: к 1550 г. в Мексике жило около 6,3 млн. индейцев и максимум 37–38 тыс. переселенцев из Европы (см.: Бродель Ф. Матеріальна цивілізація, економіка і капіталізм, XV–XVIII ст. К.,1995. С.18, 22). Для управления массой индейского населения необходимы были хотя бы минимальные знания о его обычаях, происхождении, событиях прошлого, наиболее надежными источниками которых были как раз памятники индейской письменности. Как ответ на возникшую потребность появляется любопытное явление: комментированные кодексы, представляющие собой скопированные со старых образцов или вновь составленные уцелевшими знатоками индейской письменности пиктографические записи, сопровождавшиеся комментариями латиницей на испанском языке и (реже) на науатль. Великолепным образцом такой литературы является знаменитый «Кодекс Мендоса», составленный в 1540-х гг., по всей видимости, для первого вице-короля Новой Испании Антонио де Мендосы. Подобными же памятниками являются или к ним восходят «Анналы Тлателолько» (1528 г.), «История мексиканцев по их рисункам» (1532 г.), «Мексиканский кодекс №23–24», «Анналы Куаутитлана», «Легенда о Солнцах».

Наряду с указанной, у испанских церковных кругов существовала еще одна, достаточно специфическая причина интереса к ацтекским кодексам. С конца XV в. в католической Европе обострился интерес к проблемам демонологии: в 1484 г. вышла в свет знаменитая антиведовская булла Иннокентия VIII «Summis desiderantis», в 1487 — не менее знаменитый труд Г.Инститориса и Я.Шпренгера «Malleus maleficarum» («Молот ведьм»), за первые девять лет выдержавший девять изданий, с 1490 по 1540 г. в Западной Европе было напечатано 46 сочинений о дьявольских махинациях и состоялось 47 папских выступлений на эту тему (Лозинский С. Роковая книга Средневековья // Шпренгер Я., Инститорис Г. Молот ведьм. М., 1992. С. 46–47). Встреченная испанцами в Мексике религия ацтеков с ее весьма специфическими чертами предоставила церковным авторитетам богатейший материал для рассуждений о формах дьявольских проявлений и пределах попущения Божия. В связи с этим начинают составляться комментированные кодексы, содержащие сведения не только об истории и административно-хозяйственной практике мексиканских индейцев, но и об их религиозных представлениях. Таковыми являются, например, «Кодекс Борбоникус», «Ватиканский кодекс В», «Первичные памятные записки» (“Primeros Memoriales”), «Кодекс Мальябекиано», «Флорентийский кодекс».

 

В 1550-х гг. в Мехико или Тлателолько был составлен еще один комментированный кодекс, содержавший сведения на обе темы: из дошедших до нас трех частей две посвящены религиозно-обрядовой практике мексиканских индейцев, одна — их истории. При этом второй раздел — так называемый «гороскоп» или тоналаматль — близок к соответствующим частям трех других комментированных кодексов, «Мальябекиано», «Первичных памятных записок» и «Флорентийского», а также доколумбова «Кодекса Борджиа»; на основании этого Э.Зелер объединил их в так называемую «Группу Борджиа».

Уточнить время начала работы над рукописью позволяют водяные знаки на бумаге, известные на генуэзских документах 1549 г. (Hamy E.-T. Codex Telleriano-Remensis. Manuscrit mexicain du cabinet de Ch-M. Le-Tellier, Archèveque de Reims à la Bibliothèque Nationale (Ms. Mexicain №385). Paris, 1899. P.1, note 4), а дату окончания — завершающая первую редакцию исторической части и недописанная дата «11 Тростник, 1555». На этом основании Э. Киньонес Кебер относит составление первоначальной редакции кодекса к 1553–1555 гг. (Quiñones Keber E. Codex Telleriano-Remensis: ritual, divinations, and history in a pictorial Aztec manuscript. Austin, 1995. P.129). В работе участвовали четыре человека: два художника и два комментатора. Первым художником были нарисованы часть рисунков первого раздела кодекса (стр. 2r-4r, 5v-6r, 7r), все рисунки второго раздела (стр. 8r-24v) и большая часть рисунков третьего раздела (стр. 29r-48r). Это был талантливый мастер, несомненно понимавший ацтекскую письменность и по всей видимости прошедший обучение искусству составления кодексов еще до Конкисты (Quiñones Keber. Op. cit.P.124). Исходя из этого, можно сделать вывод, что в 1553–1555 гг. он был уже пожилым человеком. Остальные рисунки (стр. 1r-1v, 4v, 5r, 6v, 25r-28v) принадлежать второму, менее искусному художнику, вероятно, помощнику главного.

В первоначальном комментировании кодекса также участвовали два человека. Первый из них (Э. Киньонес Кебер называет его «Рука 1») красивыми готическими буквами выполнил глоссы, содержащие названия 20-дневных месяцев в первой части, имена божеств во второй и имена правителей в третьей, а также первичный комментарий ко второй части и к страницам 25r–39r третьей части. Второму («Рука 5») принадлежат комментарий к страницам 39v–47v в третьей части кодекса. Особенности языка и орфографии текстов позволяют предположить, что оба комментатора были индейцами или метисами, по крайней мере, двуязычными писцами (Quiñones Keber. Op. cit. P. 126).

Первоначальная редакция не была завершена — как уже указано, знак 1555 г. остался нераскрашенным; что прервало работу — неизвестно. Между 1555 и 1562 гг. кодекс побывал в руках, по меньшей мере, трех неизвестных нам комментаторов. Один из них, «Рука 2», написал комментарий к первой части и дополнил сделанные «Рукой 1» комментарии ко второй. Другой, «Рука 4», оставил небольшие пояснения к сценам второй части. Наконец, третьему, «Руке 6», принадлежит небольшая хронологическая заметка на стр. 48r.

Около 1562 г. рукопись попала к шестому комментатору («Рука 3»), о котором известен не только факт работы над рукописью, но также имя и некоторые биографические подробности. Еще в конце XIX в. Ф. дель Пасо-и-Тронкосо обратил внимание на то, что на стр. 15r рассматриваемого кодекса содержится фраза: «И я видел такой сорт короны на полководцах на войне в Оахаке». В то же время, на странице 23r «Ватиканского кодекса №3738» («Ватиканский кодекс А»), очень близкого по содержанию, указано, что божество Миктлантекутли «нарисовано в короне, и такой сорт короны использовался на войне даже после прихода христиан в эти страны, и её видел на войне в Коатлане тот, кто подобрал [recopilo] эти рисунки, каковым был брат из ордена Святого Доминика по имени Педро де лос Риос [Pedro de los Rios]». Из документов Доминиканского ордена известно, что в 1541 г. Педро де лос Риос находился в Мехико, в 1547–1548 — в Оахаке (где, вероятно, и находился на войне), в 1550–1552 гг. — в Пуэбле, в 1553 г. — в Мехико, в 1553–1555 — опять в Пуэбле, и умер до 1565 г. (Quiñones Keber. Op. cit.P.131). Э. Киньонес Кебер полагает, что брат Риос с самого начала был руководителем работы над комментированным кодексом, однако, текст «Ватиканского кодекса А» говорит только, что он был составителем именно этой, второй рукописи, которая, хоть и близка к рассматриваемой, но все же отличается, в частности, наличием дополнительных разделов. Кроме того, широко разбросанные по всему тексту комментарии П. де лос Риоса, написанные размашистым неровным почерком, с исправлениями, сокращениями, зачеркиваниями, очевидно портят внешний вид манускрипта, да и по содержанию представляют собой скорее рабочие заметки, подготовительные материалы, чем законченный текст. Скорее всего, Педро де лос Риос использовал попавший к нему кодекс как основу для составления более пространного документа, в который был включен, как минимум, дополнительный раздел об обычаях мексиканских индейцев и, возможно, раздел о сотворении мира и предыдущих мировых эпохах (так как начало кодекса утрачено, неизвестно, содержался ли в нем соответствующий материал). Окончательным результатом этой работы и стал «Ватиканский кодекс №3738» (он же «Кодекс Риос»): выполненный на листах большого формата (46,5 на 29,5 см.), каллиграфическим почерком, без помарок и исправлений, и с текстом на итальянском языке он, по всей видимости, предназначался для высокого церковного начальства в Риме. Комментарий в нём гораздо более «литературен», обработан, расширен и изменен по сравнению с записями, сделанными рукой П. де лос Риоса. В связи с этим можно предположить существование промежуточного текста, написанного по-испански, а затем переведенного на итальянский (из приведенного отрывка ясно следует, что автором окончательного итальянского текста был не Риос). Так или иначе, «Ватиканский кодекс №3738» тоже остался незаконченным: комментарии к исторической части так и остались ненаписанными. Кроме того, качество изображений в нем значительно уступает предполагаемому прототипу.

 

Судьба последнего в течение последующих 137 лет неизвестна. Записи на страницах 24v и 50v указывают, что рукопись принадлежала двум лицам по фамилии Перес [Perez] из города или селения Вилья-де-Бенавенте [Villa de Venavente]: Антонио Пересу и Хуану Пересу, называющему себя «пресвитер», — кроме того, неким Херонимо де Спиноса (оставившему, помимо подписи, романтическую фразу «и этот тиран любовь»), Суаресу и де Романесу. Когда и в какой последовательности эти люди владели манускриптом — совершенно неясно. Обнаруженные во время реставрации 1966–1967 гг. в старой пергаментной обложке шесть страниц с текстом на латыни и португальском, кажется, свидетельствуют, что какую-то часть своего «темного периода» рукопись находилась в Португалии. Очевидно, впрочем, что именно в «тёмные» годы кодекс утратил начало и десяток листов в середине.

Определенные сведения о манускрипте вновь появляются только в 1700 г., когда в числе других 500 рукописей он был передан первым пэром Франции герцогом-архиепископом Реймсским Шарлем-Морисом Ле-Телье [Charles Maurice Le-Tellier] (сыном канцлера Мишеля Ле-Телье и братом военного министра Людовика XIV маркиза де Лувуа) в дар Королевской библиотеке. Где и при каких обстоятельствах рукопись оказалась у просвещенного прелата и страстного библиофила — неизвестно. Правда, после этого памятник вновь оказался забыт более, чем на столетие (авторы XVIII в. даже путали его с «Кодексом Мендоса»), пока между 1804 и 1810 гг. знаменитый немецкий географ, естествоиспытатель и путешественник Александр фон Гумбольдт не обнаружил его вновь в фондах Императорской библиотеки в Париже и не описал в своей книге «Вид Кордильер и памятников народов Америки» (“Vue de Cordillères et monuments des peuples de l’Amérique”), изданной в 1810 г. Именно Гумбольдт дал рукописи звучное латинское название в честь лица, подарившего список библиотеке: «Кодекс Теллериано-Ременсис».

Под номером «Мексиканская 385», присвоенном в 1899 г., он в настоящее время хранится в Национальной библиотеке Франции в Париже. Сейчас кодекс состоит из 50 листов размером 32 на 22 см в пергаментной обложке, заменённой после реставрации 1966–1967 гг.

 

Впервые «Кодекс Теллериано-Ременсис» был опубликован в 1830–1831 гг. в I, V и VI томах «Мексиканских древностей» лорда Кингсборо. В 1855 г. Х.Ф. Рамирес выполнил с оригинала первую транскрипцию комментария. Она осталась неопубликованной, но была использована Ф. дель Пасо-и-Тронкосо в глубоком, не утратившем своего значения исследовании кодекса, опубликованном в 1898 г. (Paso y Trocoso, Francisco del. Descripción, historia, y exposición del Códice Pictórico de los antigüos Nauas que se conserva en la Biblioteca de la Cámara de Diputados de paris (antigüo Palais Bourbon). Florence, 1898) Второе, литографированное издание с комментариями и транскрипцией Э.-Т. Ами [E.-T. Hamy] было предпринято в 1899 г. Ж. Флоримоном, герцогом де Лубат (Hamy. Op. cit.). Те же литографированные воспроизведения были переизданы в 1964 г. в Мехико в издании «Мексиканские древности» (“Antigüedades de Mexico”) с комментариями Х. Корона Нуньеса (Antigüedades de Mexico, basadas en la recopilación de Lord Kingsborough / Palabras preliminares: Antonio Ortiz Mena. Prólogo: Agustin Yanez. Estudio e interpretación: Jose Corona Nuñez. V. I. México, 1964). Наконец, снабженное английским переводом, детальными комментариями и анализом текста издание «Кодекса Теллериано-Ременсис» предпринято в 1995 г. Э.Киньонес Кебер (Quiñones Keber. Op. cit.). Кроме того, отличного качества электронное воспроизведение рукописи размещено недавно на сайте www.Amoxcalli.org.mx, создателям которого авторы настоящего перевода выражают глубокую признательность.

Хочется заметить, с печалью или с радостью, что это — первый кодекс, касающийся истории ацтеков, переведённый на русский язык. До 2010 года ни один другой так и не был переведён, откомментирован и издан.

 

Кодекс Теллериано-Ременсис с дополнениями из Кодекса Риос. Перевод.

Восемнадцатимесячный календарь. Праздники.

(статья В.Талаха)

 

Первый из сохранившихся разделов “Кодекса Теллериано-Ременсис” посвящен описанию ежемесячных праздников солнечного года науатль.

Народы науатль (как и майя) пользовались солнечным годом, продолжительность которого — 365 суток — максимально близка к числу целых суток в солнечном тропическом году (365,2422). Такой год назывался шиуитль (xihuitl), букв. “отравянение”, т.е., “весна”, а счет подобных лет — шиупоуалли (xiuhpohualli), т.е. “счёт вёсен”. Впрочем, индейцы Месоамерики, по всей видимости, не знали и не использовали високоса (хотя некоторые авторы, в частности, Ф. де Альва Иштлильшочитль, Ф.Х. Клавихеро, М. Отон де Мендисабаль, А. Эскалона Рамос, предполагают его существование), вследствие чего шиупоуалли каждые четыре года отставал на сутки от счета юлианских лет. Внутреннее членение года шиуитль, в отличие от европейских систем, никоим образом не связано с лунными фазами и основано на использовании простой математической единицы — периода в 20 суток, число дней в которой соответствовало единице первого разряда в принятой у майя и науатль системе исчисления. Таким образом, структура месоамериканского солнечного года очень ясна и математически стройна: 20 х 18 + 5.

Тем не менее, как и во всех прочих архаичных календарных системах счет времени был тесно связан с магией и религией: считалось, что каждый месяц имеет особого бога-правителя, определявшего характер событий в нем. Автор испанского комментария к “Кодексу Теллериано-Ременсис”, как и автор “Всеобщей истории Новой Испании” Б. де Саагун, указывает, что праздник соответствующего бога устраивался каждый первый день месяца, однако, как показал А.Касо, есть основания предполагать, что праздничным был предыдущий, последний день предшествующего месяца (Caso A. Los Calendarios Prehispánicos. México, UNAM,1967. Pág.57).

Хотя начало “Кодекса Теллериано-Ременсис” утрачено, из имеющихся в нем сведений несложно заключить, что описанный в первом разделе год начинался с месяца, называвшегося у ацтеков Атлькауало, и это начало соответствовало 24 февраля.

Согласно Б. де Саагуну (главы 1–6 книги II) в месяцы, сведений о которых в “Кодексе Теллериано-Ременсис” недостает, отмечались праздники следующих божеств:

 

1. Атлькауало [Atlcahualo], “Задержка вод” — Тлалоки и Чальчиутликуэ;

2. Тлакашипеуалистли [Tlacaxipehualiztli], “Сдирание кожи” — Шипе Тотек;

3. Тосостонтли [Tozoztontli], “Малое бдение” — Тлалок;

4. Уэй Тосостли [Huey Tozoztli], “Великое бдение” — Синтеотль;

5. Тошкатль [Toxcatl], “Засуха” — Тескатлипока Тлилакоа;

6. Эцалькуалистли [Etzalcualiztli], “Пища из фасоли и маиса” — Тлалоки.

 

На месяц Атлькауало как первый в году, кроме “Кодекса Теллериано-Ременсис”, связанного с ним “Ватиканского кодекса 3738” (“Кодекс Риос”), и Саагуна указывают также Х. де Торкемада, А. Бетанкурт, Ф.Х. Клавихеро и другие колониальные авторы. Между тем, наряду с 365-дневным годом в доколумбовой Мексике использовался 260-дневный цикл тональпоуалли (см. предисловие к разделу II), и название, которое имел в этом цикле последний, 20-й день последнего, 18-го месяца, служило названием соответствующего года шиуитль в целом. Так вот, произведенный в своё время А.Касо анализ соответствий ацтекских и европейских дат, а именно:

 

— первого вступления Кортеса в Теночтитлан 9 ноября 1519 г — 8 Ээкатль 9 Кечолли года 1-Акатль;

— “Ночи Печали” 1 июля 1520 г. — 9 Оллин 19 Текуильуитонтли года 2-Текпатль;

— падения Теночтитлана 13 августа 1521 г. — 1 Коатль 2 Шокотльуэци года 3-Калли,

 

— установил, что название года соответствует не 20 Искалли, как должно было бы быть в случае, если бы начальным месяцем был Атлькауало, а 20 Тититль, что предполагает начало года в месяц Искалли (Caso. Op. cit. P. 49–51). Наиболее правдоподобным объяснением кажется то, что в период, когда сложилась система наименования года по последнему дню последнего месяца, таким месяцем был Тититль; в дальнейшем начало года было перенесено на месяц вперед, но день, по которому называли год (“годоносец”), остался в том же месяце. Другое объяснение предполагает, что в разных городах год начинался в разные месяцы, и названия годам давались в соответствии с неким местным стилем, отличным от того, который указывают Саагун, “Кодекс Теллериано-Ременсис” и другие упомянутые авторы.

Другая проблема, возникающая при сопоставлении данных “Кодекса Теллериано-Ременсис” с приведенным выше соответствием ацтекских и европейских дат, состоит в том, что из последних следует: в 1521 г. 1 число месяца Атлькауало приходилось на 13 февраля. Если объяснять разницу с “Кодексом Теллериано-Ременсис” в —11 дней указанным выше расхождением между мексиканским и юлианским счетом лет, окажется, что приведенное в “Теллериано-Ременсис” число 1 Атлькауало имело место в: 1521 – (11 х 4) = 1477 г. (и в последующие три года). В таком случае совершенно непонятно — почему избран именно этот промежуток времени.

Более вероятным объяснением представляется, что в Кодексе указаны европейские даты праздников, приходившихся на самом деле не на первые, а на последние дни соответствующих месяцев. Другой вариант объяснения — европейское соответствие приведено для местного варианта календаря, в котором год начинался в 1 Тлакашипеуалистли (таким годом пользовались в Тескоко), а названия порядковые номера месяцев указаны в соответствии со стилем (Теночтитлана или Тлателолько), где первым месяцем был 1 Атлькауало. В обоих случаях 1 Атлькауало приходится на 4 февраля (именно такая дата начала года указано в “Кодексе Мальябекиани” и всего на 2 дня отличается от приведенной у Саагуна и Торкемады — 2 февраля), а разница с юлианской датой для 1521 г. составляет 9 дней, что приводит к: 1521 + (9 х 4) = 1557 г. По всей вероятности, в 1557–1560 гг., когда 1 Атлькауало соответствовал 4 февраля, и был составлен испанский комментарий к “Кодексу Теллериано-Ременсис” или, скорее, хронологический справочник, на который он опирался. Такое предположение хорошо согласуется с имеющимися в тексте европейскими датами, указывающими на 1562–1563 гг. как время составления комментария к кодексу.

 

Текст, посвященный первым шести месяцам года, утраченный в “Кодексе Теллериан-Ременсис” восполняется по “Кодексу Риос”, для этого введённые страницы имеют следующую формулу нумерации в данном издании:

 

[00(-)х-x-CR-00x] — где:

– первые две цифры и, в некоторых случаях, буква за ними обозначают страницу Кодекса Теллериано-Ременсис, после которой должна следовать восполненная страница из «Кодекса Риос»;

– четвёртый символ — это буква из латинского алфавита по порядку, напр., «a», «b», «c» и т.д., передающая последовательность введённых страниц в данном издании;

– CR — это указание на то, что страница дополнена из «Кодекса Риос»;

– последние две цифры и буква за ними обозначают порядковый номер страницы в «Кодексе Риос».

Фауна Колумбии

Фауна Колумбии представлена многочисленными таксономическими группами, что обусловлено богатством климатических условий и разнообразного рельефа.[1] В Колумбии находится 44,25 % южно-американских холодных высокогорий, и при этом, является одной из стран с довольно большими влажными регионами и со множеством рек, протекающих во всех направлениях.

Колумбия занимает третье место в мире по наличию проживающих видов животных и второе место по количеству видов птиц (1750 ед.; 19,40 %), после Перу.[2] Колумбийское правительство считает свою страну первой, потому что они определили 1815 видов зарегистрированных птиц. Это равняется 19 % видов в мире и 60 % видов в Южной Америке.[3]

Национальная птица Колумбии — Андский кондор, он изображён на гербе Колумбии.[4]

В Колумбии 1200 видов морских рыб и приблизительно 1600 пресноводных видов. Колумбия — вторая в мире по разнообразию видов бабочек: 3000 семей и 14 видов и более 250000 разновидностей жесткокрылых. Колумбия первая по количеству видов амфибий — 15 %; также 30 % видов черепах и 25 % видов крокодилов, а кроме того — 222 вида змей.

Есть 30 видов приматов. Это число видов ставит Колумбию на пятом месте мире по видовому разнообразии приматов.[5] Водиться 456 известных науке видов млекопитающих, что ставит Колумбию на четвертое месте во всем мире по их разнообразию.[6]

Continue reading

Птицы Перу

Фауна птиц Перу включает 1.856 вида, из которых 131 эндемические, 88 являются исчезающими и 3 вида ввезено.[1] Перу — вторая страна с наибольшим количеством видов птиц,[2] после Колумбии, представляя 20 % общего количества видов в мире.[3]

Национальная птица Перу — Rupicola peruviana, также известный, как Тунки (кечуа tunki). Он обитает в высоких влажных лесах перуанско-боливийской Амазонии. Они живут среди облачных лесов восточных андских склонов от Колумбии до Боливии, на высотах между 400 и 2.500 от уровня моря, более известных как Юнги (Yungas).

Continue reading

CRÓNICA DE LA ORDEN de los PP. ERMITAÑOS AGUSTINOS (1569). Хроника Ордена братьев Августинцев

Хроника Ордена братьев Августинцев.
CRÓNICA DE LA ORDEN de los PP. ERMITAÑOS AGUSTINOS (1569).

Continue reading

Хосе де Акоста. Естественная и моральная история Индий. Часть 2. José de Acosta. Historia natural y moral de las Indias. Parte 2

Хосе де Акоста. Естественная и моральная история Индий. Часть 2.
José de Acosta. Historia natural y moral de las Indias. Parte 2.
Continue reading

Имена Ацтеков, Науатль. NOMBRES AZTECAS, NAHUATL

Словарь Имен Ацтеков, Науатль. DICCIONARIO DE NOMBRES AZTECAS, NAHUATL

Continue reading