Мануэл да Нобрега. ЗАМЕТКА О ДЕЛАХ БРАЗИЛИИ

Мануэл да Нобрега
ЗАМЕТКА О ДЕЛАХ БРАЗИЛИИ
(О. Мигелу ди Торришу, Лиссабон)
(Баия, 8 мая 1558 года)

ПЕРЕВОД С ПОРТУГАЛЬСКОГО

Manuel da Nóbrega
APONTAMENTO DE COISAS DO BRASIL
Darcy Ribeiro e Carlos de Araujo Moreira Neto. A Fundação do Brasil. Testemunhos 1500-1700. Editora Vozes Ltda., Petrópolis, 1992.

©О. Дьяконов, перевод, примечания, 2010
http://terra-brasilis1500.narod.ru
terra-brasilis1500@yandex.ru

================

Скачать текст (pdf):

- Мануэл да Нобрега. ЗАМЕТКА О ДЕЛАХ БРАЗИЛИИ

===============

Отец Мануэл да Нобрега, иезуитский теолог и миссионер, был первым провинциалом Общества Иисуса в Бразилии, куда прибыл в составе первой волны иезуитов вместе с первым генерал-губернатором Бразилии Томе ди Созой в 1549 году. Он оставался в колонии на протяжении двадцати одного года, вплоть до своей смерти в Рио-де-Жанейро в 1570 году. Как никто другой из иезуитов (за исключением Антониу Виейры) отец Мануэл да Нобрега имел огромный авторитет и способность оказывать влияние наравне с губернаторами колонии и самим королем Португалии. Свидетельством тому его письма, адресованные этим представителям власти, в которых он не только обсуждает вопросы, наиболее тесно связанные с его обязанностями, т.е. катехизацией индейцев, но также предлагает меры относительно основных административных, политических и экономических вопросов жизни колонии. Как теолог он имеет ряд точек зрения на политику, которая должна быть принята в отношении индейцев и колонистов. Среди произведений такого рода большую известность получили его «Диалог об обращении язычников» (Diálogo da Conversão do Gentio) (1556-1557) и мнение о том, «Может ли отец продать своего сына и может ли кто-нибудь продать самого себя» (Se o pai pode vender a seu filho e se hum se pode vender a si mesmo) (1567), затрагивающие проблему законности интеграции индейцев в варварскую систему колониального рабства(1). Во всей деятельности Нобреги проступает постоянная озабоченность установлением господства колонистов над индейцами как главной предпосылкой для их обращения и интеграции в колониальный строй. Этот критерий, который может быть распространен на всех иезуитов XVI века, являет отчетливую противоположность миссионерам и теологам из испанских областей Америки вроде отца Лас Касаса.

«Заметка о делах Бразилии» (Apontamento de Coisas do Brasil) 1558 года является образцовым текстом Нобреги, излагающим его видение и меры, предлагаемые им в критический момент истории Бразилии, пришедшийся на период от основания Сан-Паулу (1554) до изгнания французов из Рио-де-Жанейро (1566). Постоянные войны с индейцами на всем побережье и альтернативы, подсказываемые присутствием иезуитов на плоскогорье Сан-Паулу, привели Нобрегу к мысли о переносе своих действий в Парагвай, к индейцам Карижó (Гуарани).

(1) LEITE (org.), 1955: 215-250; 397-429.

* Manuel da Nóbrega, Apontamento de coisas do Brasil, Bahia, 8 de maio de 1558. Оригинал в Arch. S.I.Lus., на португальском: Apontamento de cousas do Brasil. Использовано издание Serafim Leite, Novas Cartas Jesuíticas, São Paulo, Nacional (Coleção Brasiliana, т. 194), 1940: 75-87.

В первую очередь язычников следует подчинять и принуждать жить как существа, кои суть разумны, заставляя их соблюдать естественный закон, как я уже отмечал более пространно Дону Леану в прошлом году.

С той поры как Бразилия открыта и заселена, язычниками убито и съедено большое число христиан и захвачено множество судов и кораблей, а также много имущества. И христиане, заботясь о том, чтобы прекратить сии дела, торговали с ними и давали им выкупы, коим те радуются и в коих надобность имеют, но даже и чрез сие не смогли сделать из них добрых друзей, [и те] не перестают убивать и поедать, как только и когда смогут. И если бы сказали, что христиане их грабили и дурно с ними обходились, то некоторые [действительно] так поступали, иные же оплатили ущерб, что сии причинили; однако есть иные [язычники], коим христиане никогда не причиняли зла, а язычники их захватили, съели и вынудили покинуть многие местности и богатые фазенды. И они столь жестоки и звероподобны, что убивают вот так тех, кто никогда не причинял им зла, – священников, монахов, женщин же таким образом, что и дикие звери удовольствовались бы ими, не причинив им зла. Однако сии суть такие изверги в телах человеческих, что, не делая исключения среди людей, всех убивают и поедают, и никакое благодеяние их не склоняет и не удерживает от их дурных обычаев, но представляется и зримо бывает по опыту, что они преисполняются гордыни и поступают еще хуже, встречая ласку и доброе обхождение. Подтверждением сему то, что сии [язычники] Баии, будучи хорошо принимаемы и наставляемы (doutrinados), с сим сделались хуже, видя, что не наказывались дурные и виновные в предыдущих смертях; при суровости же и наказании они смиряются и подчиняются.

С той поры, как Его Высочество[1] направил Губернаторов и судей (justiça) в сию землю, не было набегов на язычников и захвата им принадлежащего, как прежде, но даже и посему они не перестали захватывать многие корабли и убивать и поедать многих христиан, таким образом, что тем надлежит жить в укрепленных поселениях, с множеством охраны и оружия, и [христиане] не отваживаются расширяться и распространяться по земле, дабы строить фазенды, но живут в крепостях, словно гранича с маврами или турками, и не смеют заселять и использовать ничего больше, как только пляжи, и не дерзают строить себе фазенды, разводить скот и жить в глубине земли, коя широка и хороша, где они могли бы жить в достатке, если бы язычники были покорены или же вытеснены, как могло бы быть при малом труде и расходе, и имели бы духовную жизнь, постигая своего создателя и вассалитет Е.В., и подчинение христианам, и все жили бы лучше и в достатке, а Е.В. имел бы богатые доходы в сих землях.

Сии язычники суть такого свойства, что любят не за добро, но за страх и подчинение, как было испытано, и посему, коли Е.В. желает видеть их всех обращенными, пусть прикажет их подчинить, и он должен способствовать распространению христиан вглубь земли и поделить Индейцев для услужения тем, кто поможет их завоевать и покорить, как делается в иных краях новых земель; и я не ведаю, каково мириться с тем что, португальское племя (geração), из всех народов более всего внушающее страха и повиновения, пребывает по всему сему побережью, терпя самых жалких и презренных язычников в мире и едва ли не подчиняясь им.

Убившие людей с корабля Епископа, могут быть затем наказаны и подчинены, а равно и объявленные врагами христиан, и желающие нарушить мир, и владеющие рабами христиан без желания их отдавать, и все прочие, что не желают терпеть справедливого ярма, кое им принесут, и по сей причине поднимутся против христиан.

С подчинением язычников исчезнет множество способов дурного приобретения рабов и множество сомнений, ибо люди будут иметь рабов законных, взятых в войне справедливой, и обретут услужение и вассалитет Индейцев, и земля населится, и Наш Господь получит множество душ, и Е.В. будет иметь великий доход в сей земле, ибо появится множество скота и энженью, поскольку здесь нет много золота и серебра.

Когда же сия Баия будет покорена, то будет легким делом подчинить прочие Капитании, ибо только громы, произведенные там минувшею войною, сделали их [язычников] весьма боязливыми, христианам же придали немалый дух, каковой прежде был у них весьма упавшим и слабым, ибо они терпели от язычников такие вещи, что и вымолвить стыдно.

Таким образом прекратит адова пасть пожирать стольких христиан, когда они теряются в лодках и кораблях вдоль всего побережья; каковые все съедаются Индейцами, и больше бывает тех, кто умирает, нежели тех, что прибывают ежегодно, и имелись бы постоялые дворы христиан по всему побережью, для путешествующих как землею, так и морем.

Сие представляется также наилучшим средством для заселения земли христианами, и сие было бы лучше, нежели посылать бедных поселенцев, подобно тому, как некоторые из прибывших, не имея, на что купить раба, с коим начать свою жизнь, не смогли содержать себя, и таким образом были принуждены возвратиться или же умерли от [нападений] зверей, и лучшим представляется направлять людей, кои покорят землю и будут рады установить в ней любой добрый образ жизни, как поступили некоторые из прибывших с Томе ди Созой, имея весьма мало причин довольствоваться ею в ту начальную пору, когда не было ничего, кроме одних лишь забот, голода и опасностей Индейцев, кои были весьма горделивы, христиане же – весьма боязливы; и посему, узрев Индейцев подчиненными, гораздо более рады будут осесть на земле.

Представляется также, что для такого числа язычников не понадобится много людей, поскольку, согласно уже имеющемуся в других краях опыту, достаточно немногих христиан и немногих издержек, и может статься, что лишь немногим более расходуемого Е.В. на то, чтобы привести их к вере миром и любовью, и иных ненужных трат хватит на то, чтобы подчинить все побережье с помощью жителей и их рабов, а также Индейцев-друзей, подобно тому, как сим образом поступают во всех краях.

Следует, чтобы был протектор Индейцев, дабы способствовать тому, чтобы наказать их, когда сочтут надобным, и защитить от обид, кои им причинят. Сей должен хорошо оплачиваться, выбираться Отцами и утверждаться Губернатором. Если же Губернатор будет усерден, то на настоящее время сего будет достаточно.

Закон, что им должны дать, – это запретить им есть человечье мясо и воевать без дозволения Губернатора; принудить их иметь только одну жену, одеваться, ибо имеют много хлопка, по крайней мере, после того как станут христианами, искоренить у них колдунов, держать их в справедливости между собой и в отношении христиан; заставить их жить спокойно, без перемещения в иной край, если только не отправляются [жить] среди христиан, при сем должно иметь распределенные земли, коих им будет достаточно, и при сих [язычниках] – Отцов Общества, чтобы их наставляли.

Сие начал претворять в жизнь Д. Дуарти, теперь же Мен ди Са делает это с большею щедростью вследствие Статута (Regimento), что он привез от Короля, каковой находится в славе, весьма достаточно и в изобилии, однако, все же, весьма уместно будет в сем [деле] не забывать о том, что там (ser nisso lembrado de lá)[2], и способствовать тому, чтобы ему писали благодарности за то, что он делает.

Детей язычников сейчас нет в доме[3]. Причиной тому то, что уже имевшиеся были большими и посвятили себя ремеслам, однако из сих большинство убежало к своим, и поскольку не было [способов] подчинить их, то там они и пребывали доныне, когда Мен ди Са стал способствовать тому, чтобы собрать их; другие, будучи не в состоянии поддерживать себя здесь по причине голода, что уже несколько дней ходит по сей Баие (не вследствие недостатка земли или сезонов, но нехватки производителей продовольствия и наличия многих бездельников, чтобы его съедать), были посланы в Капитанию Эспириту-Санту, не были взяты другие, и посему не было сделано [ничего], поскольку они не могли себя поддерживать, и все же уже сейчас мы начнем собирать некоторых из наиболее способных в сем доме, и у меня есть один весьма подходящий человек, дабы о них позаботиться.

Нам здесь представляется весьма уместным, чтобы помимо духовного руководства над отроками Провинциал или же один только Ректор нашей Коллегии имел бы также руководство во всем прочем, дабы упорядочивать дела, ставя и снимая, и выбирая, кто из них будет принимать обязанности, а также из его [людей?], ибо коли мы совсем их отпустим, то в краткий срок все обратится в ничто, как нас научил опыт, и ни они, ни их домашние не имеют больше, нежели то, чем мы помогаем, главным образом оттого, что они дети язычников, к коим люди сей земли крайне мало расположены, но обычно имеет место великая ненависть к сему племени, и что им может содеять величайшее зло, так это забота о том, кто из них лучше спасает душу, и посему да не будет отказано в руководстве, о коем я говорю, или же [следует] отпустить их вовсе.

Так я того желал, когда было положено начало сему дому, и так мне представлялось, что дети язычников никогда не отдалятся ни от нас, ни от нашего управления, и то, что было приобретено, было для нас и для них. Что касается отроков-сирот из Португалии, то в мои намерения никогда не входило ничего для них приобретать и строить для них дом иначе, как в той мере, в какой необходимо, чтобы с ними спасать [людей] земли, дабы наставлять их, и сии [отроки] должны были быть только те, что для сей цели были необходимы и отсюда были испрошены.

Я вновь повторяю, что столь велика ненависть, питаемая людьми сей земли к Индейцам, что всеми и всяческими путями враг полностью лишает их добра, используя методы причинения вреда и препятствования обращению язычников; ибо Мену ди Са, Губернатору, объединяющему четыре алдейи в одну и желающему объединить другие в ином краю, они препятствуют всеми способами так, что я не могу о том и сказать, однако в сем случае я нахожу добрым то, что делает Мен ди Са, и я, а также Д. Дуарти так ему и советовали, ибо иным путем они не могут быть ни наставляемы, ни подчиняемы, ни приводимы к порядку, и Индейцы впрягаются в ярмо добровольно, sed turba quae nescit legem[4], и [люди сей земли] не имеют ни милосердия, ни жалости, и полагают для себя, что сии не имеют души, не берутся за труднодостижимое и не испытывают влечение ни к чему иному, кроме как ко всякой своей выгоде.

Два племени пребывают здесь, подле коих немного времени спустя будем затем съедены и мы, здесь находящиеся, и они столь тесно примыкают к нам и расположены близко одно от другого, что никого из них невозможно наставить, и все подчинены тому, что Губернатору угодно им приказать, и терпели доныне великие обиды со стороны христиан, до того, что те отнимали у них дочерей и жен и убивали их. И так как Мен ди Са приказывает тем и другим, дабы не сражались, а также не вторгались, [христиане] сему противоречат, страшась, что [Индейцы] станут друзьями и сделаются мощнее против христиан.

Сего мнения был Амброзиу Пириш, и я также придерживался его много лет, до того, как узрел и узнал об опыте, имеющемся в других краях, scilicet[5] в Перу и Парагвае, где существует город христиан посреди племени Карижо (Carijó), каковое больше, нежели все [племена] сего побережья вместе взятые, и достигает гор Перу, имея более трехсот легуа. Из сих приблизительно над сотнею легуа господствует тот город, где людей не более, нежели ныне есть в сем городе. И когда они начали покорять их, то имели всего лишь тридцать или сорок людей. И не только довольствуются, имея покоренным сей [род], но и иные, кои суть перемешаны (entressachadas), и делают друзьями одних и других, те же, кто не соблюдает мира, подвергаются наказанию и кастильцы вершат над ними правосудие, как свершилось несколько дней тому назад, когда они сотворили его над Индейцами Сан-Висенти, граничащими с Карижос, за то, что нарушили мир, каковой Капитан Парагвая установил между теми и другими, и много иного опыта, полученного от сего племени, о чем я слышал и читал, а кое-что и зрел.

Однако Португальцы в сих краях, поскольку доныне пребывали в подчинении и страхе пред Индейцами illie trepidant timore ubi non est timor[6], ибо нет опасности близкой, а равно и далекой. Это люди сей земли желают [видеть] сию землю покоренною и подчиненною и иметь Индейцев у себя в услужении, но чтобы сие свершилось без того, чтобы им пришлось рискнуть хотя бы одним корнем мандиоки. Сему столь великому препятствию я не разумею средства иного, кроме как направить людей, кои покорили бы землю, о чем, как мне говорят, ходатайствует Камара сего города, в противном же случае, они, по крайней мере, должны весьма воодушевлять в сем Мена ди Са, каковой, представляется, в сем просветлен Нашим Господом и добр в деле, однако обыкновенно все выступают против его и моего мнения.

Также должно быть письмо от Их Высочеств для Камары, в коем бы они объявляли, в какой мере требуют обращения язычников, коему пусть не чинят стольких препятствий; ибо коли сие продолжится так же, как было до сего дня, то от своего обета я буду разрешен Коллегией Общества, и нам должны будут дать дозволение отправиться в Перу или Парагвай, ибо ни с христианами, ни с язычниками мы ничего не добьемся таким образом; или же, коли здесь пристанет какое-либо судно из Индии, мы переберемся туда, ибо вот уже двенадцать лет, как ежегодно прибывает по одному.

Что касается жилья для детей, то мною уже устроено жилье между ними и нами, хотя и с трудом. Как только появится, что дать им есть, мы их примем.

Мне не кажется уместным чрезмерно торопить относительно Коллегии, ибо Д. Дуарти, отбыв при наиболее удобном случае, скажет о том, что следует прийти на помощь иным, главным потребностям земли, а также о том, что мы здесь хорошо одеты, и по правде, коли земля не придет в больший рост, они правы; и для Отцов и Братьев, что будут, найдутся весьма приличные одежды, главным образом для тех, кто будет пребывать в поселениях Индейцев, кои не учились. Сии четыре года, что длится снабжение, представляется уместным, что там не следует испрашивать одежды (vestiaria), каковая здесь не оплачивается, как будет видно по свидетельству писца по делам имущества (escrivão da fazenda)[7]; и чтобы нам направили милостыню в виде хлеба и прочего, как послали в сем году e sufficit nobis[8], если только не произойдет столь доброго стечения обстоятельств, что возникнет какая-либо постоянная дотация для Коллегии вследствие либо сказанного нами, либо какого-нибудь еще соображения, согласно сообщению О. Амброзиу Пириша, что направляется.

Доход, что здесь в сей Баие имеет Король, есть следующий, scilicet: участки, дающие сто двадцать тысяч рейсов, сдаваемые в аренду; рыба, мандиока и хлопок идут в сто тридцать тысяч рейсов, выплачиваемых в виде жалованья (pagos em ordenado), что есть на треть меньше – в деньгах сие может оцениваться в восемьдесят тысяч рейсов; сахар с энженью идет в сто пятьдесят крузаду. Из сих доходов приказывает Король выплачивать каноникам Епархии их жалованье.

Наилучшее, что может быть предоставлено сей Коллегии – это две дюжины рабов из Гвинеи, мужчин и женщин, дабы в избытке производили продовольствие, а иные бы плавали в лодке рыбача, и сии [рабы] могли бы прибыть вместе с теми, кого Король посылает для энженью, ибо многократно отправляет сюда нагруженные ими суда.

Что касается детей, можно было бы договориться об их пропитании согласно тому, как их желают держать. Они имеют сейчас тридцать тысяч рейсов, коих хватает для дюжины их, не считая платья, каковое оттуда должны присылать из [числа] тех раскрашенных (alambéis)[9] и иных тканей, что там пропадают. Помимо сей дюжины желает губернатор Мен ди Са содержать за свой счет другую их дюжину и уже начал их собирать.

Что во всех домах уже суть вещи весьма необходимые, так это обработанное олово, кастрюли, медные котлы и медные миски, чтобы делать муку, как Отец о том упомянет.

Колокол для Церкви прибудет сюда в Баию, часы же – в Сан-Висенти, колокола для алдей, облачения же пригодятся в той мере, в какой, как скажет Отец, здесь необходимо.

Городской проповеди нас лишил Викарий, не для того, чтобы сделать ее лучше, и не к вящей славе Нашего Господа, ибо здесь помимо проповеди у них [Индейцев] были речи (práticas) и возглашения (declarações) на их языке, от каковых они получали наибольшую пользу, что теперь уже невозможно свершать с прежним удобством. То же проделал и Епископ, коего Господь держит с нами, и все пришло к такой холодности (frieza), что ее [проповедь] отменили; мы же ныне, коли они ее прекратят, снова возьмемся за нее.

Отец даст отчет о том, что у нас вышло с клириками Епархии по поводу наследства, что нам оставил некий Диогу Алвариш Карамелý (Caramelú), наиболее именитый муж сей земли, каковой, питая к нам большое доверие и любовь, завещал нам половину своей трети, что они приняли крайне плохо и составили петицию, исполненную лжи, как вы увидите по ее копии, что направляется; и если кто-нибудь из капитула не желал подписывать [ее] по причине того, что ему все казалось лживым, генеральный Викарий заставлял его, говоря, что он был обязан, так что большинство подписало, таким образом, чтобы, как мы зрели по опыту, причинить нам вред и опорочить нас так, как только возможно. Я и все прочие из Общества обращались с ним доныне с простотою и преданностью и всегда, прилюдно и тайно, доверяем и извиняем его дела, при всем том я неизменно по-братски журил его в том, в чем находил нужным, однако он никогда не принимал моего совета и не исправлял того, о чем я говорил ему, но пользовался случаем посеять раздор между нами и теми людьми, о коих я вам говорил; и поскольку сего было слишком, [когда я] предупреждал его о скандале и дурном примере его клириков, дабы он [сие] исправил, он не только того не исправил, но против нас их распалил и взбунтовал; и поскольку о сем Отец Амброзиу Пириш ведает много подробностей, от него В.П.[10] сможет узнать все необходимое.

Весьма необходим будет нам здесь наш собственный хранитель (conservador), ибо, так как здесь проводят учет коллегиям, то не могут не появиться дела, в коих он был бы весьма нужен; и поскольку мы здесь не ведаем стиля, коего в сем следует держаться, направьте нам о сем пространное сообщение.

После того как я стал понимать по опыту, сколь мало могло быть свершено в сей земле в деле обращения язычников, ввиду того, что они не подчинены, и имея мало надежды на то, что земля будет покорена, при виде того, как христиане сей земли подчинены самым жалким и презренным язычникам во всем мире, и видя скудное содействие и многочисленные препятствования со стороны христиан сих краев, чьего скандала и дурного примера довольно для того, чтобы [язычники] не обратились, хотя бы то и были лучшие язычники в мире, сердце неизменно говорит мне, что я должен послать к Карижос, каковые покорены и подчинены Кастильцами Парагвая и весьма пригодны к тому, чтобы пожать в них плоды, а также и в других племенах, что завоевывают Кастильцы, и вместе с сим мне многократно направляли весьма настойчивые просьбы капитан и принципалы земли, обещая мне всякое покровительство и необходимую помощь для должного применения наших трудов, как с христианами, так и с язычниками. Я получал также письма от людей, ожидавших нашей поездки, с желанием послужить Нашему Господу в сем Обществе, из весьма годных к сему краев, и с сим видя, как Капитания Сан-Висенти мало-помалу теряет население вследствие скудности заботы и усердия, что Король и Мартин Афонсу ди Соза в сие вкладывают, а также вместе с братьями принимая во внимание, сколь мало там делается, я полагаю, что Общество должно иметь там какое-нибудь пристанище (entrada), куда можно будет отправиться, когда Сан-Висенти вовсе опустеет. Мне также представляется, что если там будет присутствовать Общество, то утихнут отдельные скандалы, что кастильцы имеют к португальцам, и, по моему мнению, с немалым основанием, ибо [те] поступили весьма дурно с некоторыми [кастильцами], что прибыли в Сан-Висенти, отстав от одной армады на Риу-да-Прата. Живя с сим желанием, я перестал претворять его в жизнь, не имея, кого послать, и несколько раз я был побуждаем к тому, чтобы самому отправиться узнать, что там возможно сделать. В сем [положении вещей] прибыл О. Луиш да Гран, и я весьма желал, дабы отправился он, но, поскольку я нашел его держащемся мнения, противного aquievi consilio eius[11], то я почел мой дух исполненным сомнения.

Прибыв в сию Баию, я обнаружил письма, что по сему [делу] у меня имелись, о каковых, по прочтении их отцам, что из нас здесь пребывали, я спросил у всех мнения, каковых [отцов] я отправил с письмами к О. Луишу да Грану (сам же оставшись в стороне, не сказав ни «да», ни «нет», ибо чувствовал к сему большую приязнь), говоря ему, чтобы он приказал сотворить молитву и коли, посоветовавшись с письмами из Португалии, что я посылал ему, и с одобрения Отцов и Братьев, он найдет то добрым, то пусть приступает.

Ныне, некоторое время тому назад, я получил от него письмо о том, что они с Отцами и Братьями решатся [на поездку], если путь, что в то время был опасен, сделается более безопасным. Поездка представляется мне большой службой Нашему Господу, также и потому, что будут рукоположены некоторые братья из Сан-Висенти, коих будет пятеро или шестеро вместе с Епископом, каковой уже там находится; и гораздо более уместно рукоположить их там, нежели им прибывать в Баию, тем более что мы не ведаем, когда Епископ будет здесь у нас.

До настоящего времени у меня нет уверенности относительно их поездки; я ожидаю вскоре точного уведомления, каковое перешлю с другим судном, кое, как ожидается, уйдет.

Плантации, что ныне возделывают Индейцы из нового поселка Сан-Паулу, находятся на землях графа да Каштаньейры, каковые [плантации] служат ему мало за отсутствием воды, а также способа построить энженью. Нам здесь представляется добрым делом испросить их у Графа для этих Индейцев из сего нового поселка. В сообщении, кое о сем даст Отец, вы увидите, что по сему следует предпринять.

Сейчас мне не остается ничего больше, кроме как просить благословения В.П. и поручить себя вашим молитвам.

Из сей Баии 8 мая лет 1558.

Родригу ди Фрейташ, уважаемый человек, слуга Короля, писец по делам казны (escrivão do tesouro) – сей всегда пребывал на хорошем счету и своею жизнью являл добрый пример, по смерти же его жены и тещи в него весьма вошел Наш Господь, таким образом, что он намерен вступить в Общество, если того пожелают, и так как он имеет некоторые трудности и обязанности, я взял его с тем, чтобы он заботился о детях, оставаясь мирянином, и исполнял бы свою службу до того, как передать ее одному своему брату, коего он послал вызвать, какового желает оставить с тою же обязанностью по отношению к отрокам.

Никчемный сын

Нобрега.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Король Дон Жуан III. — Прим. перев.

[2] Там, оттуда (lá, de lá) – т.е. в Португалии, из Португалии; здесь, отсюда (cá, de cá) – т.е. в Бразилии, из Бразилии. Это характерный оборот для писем иезуитов Бразилии этого времени, см, напр., Жозе ди Аншиета. — Прим. перев.

[3] В доме Общества Иисуса. — Прим. перев.

[4] Но это народ, который не ведает закона (лат.). — Прим. перев.

[5] А именно (лат.). — Прим. перев.

[6] Он трепещет от страха, когда это не есть страх (лат.). — Прим. перев.

[7] Писец по делам имущества (escrivão da fazenda) – государственный чиновник, обязанностью которого было вести учет налогов в пределах района (concelho) или квартала (bairro). — Прим. перев.

[8] Для нашей достаточности (лат.). — Прим. перев.

[9] Alambel (мн. ч. alambéis) – раскрашенная ткань для покрытия мебели. — Прим. перев.

[10] В.П. (в оригинале – V.R.) – Ваше Преподобие (Vossa Reverência). — Прим. перев.

[11] Принятию этого плана (лат.). — Прим. перев.

http://terra-brasilis1500.narod.ru

Поділитись
2 838 views
КУПРІЄНКО - науково-публіцистичний блог: книги, статті, публікації. Україна. Київ. KUPRIENKO - Scientific blog: books, articles, publications.
Сайт розроблено, як науковj-gjge онлайн видання. Напрями - Історія України, Історія цивілізацій Доколумбової Америки: документи, джерела, література, підручники, статті, малюнки, схеми, таблиці. Most texts not copyrighted in Ukraine. If you live elsewhere check the laws of your country before downloading.