Куприенко С. А. Источники о системе постоялых дворов, складов и распределения произведенной продукции в Империи Инков

Куприенко С. А. Источники о системе постоялых дворов, складов и распределения произведенной продукции в Империи Инков

• Сьеса де Леон. Хроника Перу. Часть первая.

• «Дальше находятся постоялые дворы Каранке, где, как кое-кто считает, родился Атавальпа [Atabalipa] , сын Вайна Капака, и еще, что его мать была жительницей этого селения [народа]. Но это точно не так, ибо я досконально изучил [этот вопрос], и Атавальпа родился в Куско, а все остальное - обман. Находятся эти постоялые дворы Каранке на маленькой площади, а внутри них имеется построенный из отличнейшего камня пруд, и дворцы и жилища Инков также сооружены из больших отборных камней, очень аккуратно положенные без известкового раствора, - и это вызывает немалое удивление.» «Инки держали в этих постоялых дворах Каранке свои постоянные гарнизоны с военачальниками, находившимися там как во время войны, так и во время мира.» «]. А нынче они говорят, что министр двора [el mayordomo] или правитель Каранке владел большими сокровищами в своих собственных постоялых дворах и во дворах Инки.» «дабы известить своего короля, который со всеми своими людьми прибыл к Каньяри, где он радовался необычайно, ибо, говорят, он родился там, и обнаружил, что выстроены большие покои и постоялые дворы, и [запасено] много продовольствия, и направил посольства, дабы из областей прибыли с ним увидеться; и из многих мест к нему пришли послы с подарками.»
• «От королевских постоялых дворов Каранке по знаменитой дороге Инков добираешься к постоялому двору Отавало [Otavalo], который не был и не является особо главным и богатым, у него по обеим сторонам находятся крупные населенные пункты индейцев.»
• «От постоялых дворов Отавало идешь к таковым в Кочески [Cochesqui].»
• Провинция Кито:
• «Город Сант-Франсиско-дель-Кито расположен к северу во внутренней провинции королевства Перу. Граница этой провинции в длину (с запада на восток) протянута почти на 70 лиг, а в ширину 25 или 30. Расположен он на [месте] нескольких постоялых дворов, которые Инки во время своего владычества приказали в том краю построить. А прославил их и расширил Вайна Капак, и великий Тупак Инка, его отец. Эти королевские главные постоялые дворы местные жители называли Кито , откуда город и взял свое имя и название, каким оно было и у древних жителей.»
• «В Кито он [Тупак Инка Юпанки] оставил своим наместником и министром двора [mayordomo mayor] престарелого орехона, про которого все рассказывают, что он был весьма сведущ и храбр и благородной внешности, и звали его Чалькомайта [Chalcomayta];»
• «На тех дорогах через каждые три-четыре лиги были очень приятные и прекрасные постоялые дворы, или дворцы правителей, и очень богато украшенные.»
• селение Мулаало, «в прошлом оно имело постоялые дворы с большими складами, для того, чтобы Инки или их военачальники, проходя здесь, были обеспечены военным снаряжением» (Глава XLI).
• Руины называются Кальо, возле Латакунги (Льакта-кунга): «Немного далее от Мулаало находится селение и крупные постоялые дворы, называемые Такунга [Tacunga], такие же главные, как и в Кито». «Особенно это богатство было в постоялом дворе, предназначенном для королей Инков». «В этом селении правители Инки поставили министра двора [mayordomo mayor], которому вменялось [в обязанность] собирать подати с соседних провинций и накапливать их здесь, где также было очень много Митимайев [Mitimaes]». «Им (митимайям) выдавались имения в полях, и земли для их обработки, и место для постройки домов. И этим митимаям Инки приказывали, чтобы они всегда повиновались тому, что их губернаторы и военачальники им прикажут». «в этих наиглавнейших постоялых дворах Такунга были среди этих индейцев, называемых Митимайи, исполнявшие обязанность делать то, что им приказал министр двора Инки. В окрестностях этих дворов по обе стороны имеются неплохо снабжаемые продовольствием поселения и поместья касиков и знати.» «и нас снабжали самым необходимым продовольствием с таким умом и расчетом, что я не знаю, может ли быть лучше. Потому что в одном месте у них было множество кроликов, в другом – свиней, а также – кур, овец [лам], барашков, баранов, а также птиц, и так они снабжали всех, кто там проходил.»
• «Вскоре после выхода из Такунги, [двигаясь] по ведущей в Великий город Куско королевской дороге, прибываешь к постоялым дворам Мулиамбато [Muliambato], о них достаточно сказать, что населены они индейцами, с такими же обычаями и того же племени, что и жители Такунга. Они были обычными постоялыми дворами и складами, наполнявшимися [различными] предметами по приказу уполномоченных Инки. А подчинялись они министру двора, находившемуся в Такунга, потому что правители считали те [склады] важным делом, также как в Кито, и в Томебамбе, Кахамарке, Хаухе, Вилькас и Париа [Quito, y Tomebamba, Caxamalca (Cajamarca), Xauxa (Jauja), y Vilcas y Paria], и другие подобного рода, являвшиеся как бы столицей королевства или епископства , ибо они желали придать этому [такой] смысл. И там находились военачальники и губернаторы, обладавшие властью отправлять правосудие, набирать войска, если к этому обязывала война, или, если восставал какой-либо тиран.»
• «Из Мулиамбато идешь к реке, называемой Амбато [Ambato], где также имеются постоялые дворы, предназначенные для тех же целей, что и предыдущие.»
• «Дальше в трех лигах отсюда находяться великолепные постоялые дворы Моча [Mocha], их столько и они такие огромные, что я поразился, увидев их, но уже когда короли Инки потеряли свою власть, все дворцы и постоялые дворы с другими своими великолепными [постройками] были разрушены и стали такими, что кроме внешних очертаний и некоторых зданий уже не ничего не осталось, но так как они были сделаны из прекрасного и отлично обработанного камня, то простоят эти памятники многие лета и века, не подвергаясь разрушению.»
• «Выходя из Моче, прибываешь к большим постоялым дворам Риобамбы [Riobamba], не менее восхитительным, чем в Моча. Они расположены в провинции Пуруаес [Puruaes] среди очень красивых полей, весьма схожих на испанские и погодой, и травами, и цветами и прочими вещами, как это известно тому, кто через них проходил.»
• «Эти дворы Томебамбы, как я уже сказал, находятся в провинции племени Пуруаес, одного из лучших племен в пределах города Кито»
• «Когда выходишь из Риобамбы, то идешь к другим постоялым дворам под названием Кайамби [Cayambi].»
• «Отправившись оттуда, прибываешь к небольшим тамбос [a los tambos] или постоялым дворам Теокахас [Teocaxas] размещенным на огромных незаселенных и довольно холодных равнинах»
• «В трех лигах отсюда находятся главные постоялые дворы, называемые Тикисамби [Tiquizambi], от них по правую сторону – Гуаякиль и его густые леса, а по левую – Помольата [Pomollata], и Кисна [Quizna], и Макас [Macas] с прочими областями до входа в них из реки Рио-Гранде, которую они так называют. При выходе отсюда в сторону низменностей расположены постоялые дворы Чан-Чан [Chanchan]; земля которых, из-за знойности края, местными жителями называются Юнгас [Yungas]»
• «Эти знаменитые постоялые дворы Томебамбы , размещенные (как я говорил) в провинции Каньяри, были одними из богатейших и превосходнейших во всем Перу, и где стояли лучшие и наиболее прекрасные сооружения.» «Дворы Томебамбы расположены около двух небольших речек на плоской равнине, имеющей в окружности более 12 лиг.» «Много великих дел произошло во времена царствования Инков в этих королевских постоялых дворах Томебамбы и много войск соединилось в них для дел значительных.»
• «От этих постоялых дворов до королевских и роскошных [дворов] Томебамбы почти 20 лиг, вся округа которого разделена на постоялые дворы и склады, расставленные через каждые 2, и 3, и 4 лиги. Между ними находится два основных, одно под названием Каньярибамба [Caňaribamba], а второе - Хатунканьяри [Hatuncaňari], от которых местные жители получили название, и свою провинцию они называют Каньярес [Caňares], как это делается и ныне.»
• «В районе Кито, неподалеку от Томебамбы, находится провинция под названием Чумбо [Chumbo], а до нее есть большие и малые селения имеющих одежду людей, и женщины у них хорошенькие на вид. В районе этих селений стоят главные постоялые дворы, как и в предыдущих [провинциях], они обслуживали Инков, их правителей, и были им подчинены.»
• «на расстоянии более 1200 лиг вдоль побережья у них были свои уполномоченные и управители, и много постоялых дворов и крупных складов, наполненных всем необходимым для снабжения солдат. Поскольку в одном из этих складов были копья, в других – дротики, в третих – охоты [сандалии], а в других остальное их вооружение. Точно также некоторые склады снабжались богатой одеждой, другие - в изобилии едой и всякого рода продовольствием. Таким образом, что поселенный в своем постоялом дворе правитель, и размещенные на постой солдаты, имели в наличии всё [необходимое]: от малого до великого и наиболее значимого, дабы их [т.е. войска] могли [этим] снабдить» (Глава XLIIII).
• «И, несмотря на то, что у них был заведен такой порядок и было столько складов и постоялых дворов (так что королевство было полно ими), у них через каждые 10, и 20, и больше, и меньше лиг внутри провинций было несколько роскошных дворцов для своих королей, и стоял храм Солнца, где находились уже упоминаемые жрецы и мамаконы-девственницы, и главные склады, в отличии от обычных, и в них пребывал управитель и главный военачальник Инки с индейцами-митимайями и множеством слуг. На то время, когда не было войны, правитель не проходил через тот край, а заботился лишь о взимании дани со своей земли и границы, и приказывал снабжать склады, и обновлять их в нужное время, и делать другие выдающиеся дела.»
• «Эти знаменитые постоялые дворы Томебамбы , размещенные (как я говорил) в провинции Каньяри, были одними из богатейших и превосходнейших во всем Перу, и где стояли лучшие и наиболее прекрасные сооружения.»
• «Около храма и Королевских домов Инков было много постоялых дворов, где становились на постой солдаты, и главных складов, наполненных уже называвшимися вещами; все это всегда изобильно наполняли [местные жители], хоть многое и тратилось, поскольку счетоводы вели своеобразный учет больших количеств того, что прибывало и убывало, и на основании этого всегда осуществлялась воля правителя.»
• О провинции Пуэрто-Вьехо: «И хотя в этих районах Вайна Капаку оказывали услуги в виде [поставок] дорогих изумрудов, золота и наиболее для них ценных вещей, здесь не было, как в предыдущих провинциях, ни постоялых дворов, ни складов. Причиной этому было то, что земля здесь нездоровая, а селения маленькие, вот почему в ней не желали обосновываться орехоны , и считая ее не очень почетной.»
• Тумбес: «в этой крепости (в то время, когда она была разрушена, она всё равно было делом примечательным) у Вайна Капака был свой военачальник или представитель, с большим количеством Митимайев, и множество складов с ценными предметами, полными провизии для пропитания пребывавших в крепости и для солдат, следовавших через нее.»
• Гуаякиль: «губернатор Франсиско Писарро (о чем я только что рассказывал), он направил капитана Саэру [Zaera], чтобы тот построил-таки это поселение. Он, вновь вступив в провинцию, намериваясь совершить между испанцами, шедшими с ним в том завоевательном [походе], раздел [имущества, находившегося на] складе [этих] селений и касиков»
• Провинция Пальтас: «Покинув границы этих индейцев Каньяри, добираешься к провинции [племени] Пальта [de los Paltas], в ней находятся постоялые дворы, ныне называемые «Каменные» [de los Piedros], потому как там видели много отличных камней, которые короли Инки во времена своего правления приказали своим министрам двора или представителям, чтобы были построены эти постоялые дворы, являвшиеся огромными и изысканными, превосходно и тщательно отделанными, поскольку считали важной эту провинцию Пальтас. Каменоломня, в которой добывались и обтесывались камни, [находилась] у истока реки Тумбес, а около них [дворов] – много простых складов, куда сносили дань и подати, какие обязаны были отдавать местные жители своему королю и правителю, и его управителям, [правившим] от его имени.»
• «От провинции Каньяри до города Лоха [Loja] (который также называют Сарса [la Zarza]) - 17 лиг: дорога вся завалена буреломом с несколькими болотами. Посредине расположено селение Пальтас, как я уже говорил. Если покинуть «Каменные дворы», начинается не очень большая, но очень холодная гора, длиной немногим более 10 лиг, на другом конце которой находятся постоялые дворы под названием «Белый двор» [Tambo Blanco].»
• Провинция Кахас: «В провинциях Кахас [Caxas] находились сооруженные по приказу Инков крупные постоялые дворы и склады, а также управитель с множеством Митимайев, заботившийся о сборе податей.»
• «От этой долины Тумбеса через два дня доходишь до долины Солана [Solana], в древности являвшейся густонаселенной, с сооружениями и складами.»
• «Выйдя из Солана прибываешь в Поэчос [Poechos], хотя некоторые называют его Майкавилька [Maycavilca], поскольку долиной владела одинн знатный человек или правитель, называемый этим именем. Эта долина была очень хорошо заселена, и, определенно, это должно было быть примечательным делом, и там жило много людей, о чём можно судить, глядя на их огромные и многочисленные сооружения. Они хоть и разрушены, но по ним видно, что правда то, что о них говорят; и как сильно почитали их короли Инки, ведь в этой долине у них были королевские дворцы, и другие постоялые дворы и склады»
• Провинции Юнгов: «И в каждой из этих долин для Инков существовали значительные и крупные постоялые дворы и склады для снабжения войск, поскольку они чрезвычайно были обеспокоены, чтобы непременно было хорошее снабжение. И если чего-либо недоставало, то совершалась суровая казнь, и, следовательно, если кто-либо, шедший по ней из одного края в другой, осмеливался войти на засеянное поле или в дома индейцев, хоть причиненный ущерб от этого был бы невелик, такого приказывали убить.»
• У Юнгов: «И у каждого правителя в его долине были свои огромные опочивальни [постоялые дворы] с множеством опор из необожженного кирпича, и с большими террасами и прочими галереями, покрытыми циновками. А вокруг этого дома была огромная площадь, где устраивались их пляски и арейты [areytos] .»
• «Когда Инки, короли Куско, стали правителями этих равнин, они сильно почитали эту долину Чимо, и приказали поставить в ней крупные постоялые дворы и дома наслаждений.»
• Долина Мотупе: «Рассказывают, что для Инков в этой долине были поставлены постоялые дворы, и много складов, а по высотам и скалистым урочищам у них были и есть свои Ваки и кладбища. Из-за предыдущих войн многих людей теперь не хватает, сооружения и постоялые дворы разрушены и уничтожены, а индейцы живут в маленьких домиках, сделанные так, как об этом мною уже было сказано в других главах.»
• «В четырех лигах от Мотупе лежит прекрасная долина Хайанка [Xayanca ], в ширину составляющая почти 4 лиги. По ней проходит приятная река, откуда отводится достаточно каналов для поливки всего, что захотят посеять индейцы. И была эта долина в прошлом густо заселена, как и большинство, и были в ней крупные постоялые дворы и склады главных правителей, в которых пребывали их министры двора, исполнявшие обязанности, как и те, о ком я уже рассказывал.»
• Долина Пакасмайо: «Королевская дорога Инков проходит через эту долину, как и через остальные. Тут были крупные постоялые дворы. Памятники старины говорят об их предках, но я не стану описывать то, что считают сказками. Представители Инков собирали дань в поставленные для этой цели склады, откуда [дань] относилась в столицы провинций, предназначенные для пребывания главных военачальников, и где находились храмы Солнца. В этой долине Пакасмайо изготовляется очень много хлопковой одежды, и хорошо выращиваются коровы, отлично – свиньи, козы и наилучший, какой только пожелают, скот.»
• Долина Гуаньапе: «Индейцы, оставшиеся после войн и тяжелых работ, заняты на своих земельных участках, как и остальные, отводя каналы от реки, для орошения обрабатываемых полей. И хорошо видно, что у королей Инков здесь были склады и постоялые дворы. В этой долине Гуаньапе есть очень полезный морской порт, потому что многие корабли, идущие по этому Южному морю из Панамы в Перу, пополняются в нём провиантом.»
• «Долина Санкта в прошлом была густонаселенной и были в ней могущественные военачальники и местные правители, так что они поначалу даже осмелились соперничать с Инками, о которых говорили, что скорее из имевшейся у них любви и хитрости, чем из-за суровости и силы оружия, они стали их владыками, и потом они их [Инков] ценили и очень почитали, и соорудили по их приказу огромные постоялые дворы и много складов, потому что эта долина одна из наибольших, наиболее широких и длинных из тех, что уже пройдены.»
• «Долина Гуамбачо [Guambacho] находится от неё в двух днях пути, о которой скажу лишь, что она условиями жизни подобна тем, что остались позади, и что в ней были постоялые дворы и правители.»
• «И в этой местности в море ловят столько сардин, что их достаточно для пропитания этих индейцев и для снабжения ими своих посевов. И были у них постоялые дворы и склады Инков, находившиеся там для обеспечения инспекционных посещений провинций своего королевства. В 3 лигах далее от Чильки находится долина Мала [Mala]»
• Провинция Чинча: «Во времена Тупака Инки Юпанки, отца Вайна Капака, сказывают, они должны были уже стать их подданными . И с того времени они приняли законы правителей Инков, управляя с их помощью селениями долины, и были построены большие и роскошные постоялые дворы для королей, множество складов, куда складывали продовольствие и военное снаряжение. И установлено, что Инки не лишили касиков и знати их власти, а поставили своего представителя или министра двора в долине, и постановили, чтобы поклонялись солнцу, считавшемуся у них богом.»
• «В этой долине Ика в старину были сильные правители, им повиновались и их боялись. Инки приказали соорудить в ней дворцы и склады, по тому же принципу, что и в предыдущих.»
• «В главной долине [из тех, что относятся к] Наска (называющейся также Кахамалька) были крупные строения, с множеством сделанных по приказу Инков складов.»
• «Говорить подробнее об этих долинох, включая Тарапаку, мне кажется, не следует, ведь, основное и существенное из увиденного мною, уже сказано, а потому можно с этим заканчивать. В заключение скажу, что местных жителей осталось мало, и что в старину во всех долинах были постоялые дворы и склады, как и в предыдущих [долинах] равнин и песков. Они приносили дань королям Инкам: одни – несли её в Куско, другие - в Хатунколья [Hatuncolla], другие – в Вилькас [Vilcas], а некоторые – в Кахамарку [Cajamarca]. Потому что величие Инков и столицы их провинций – всё это было в основном в сьерре.»
• «В этой провинции Кахамалька было много индейцев-митимаев, и все они подчинялись министру двора, в обязанности которого входило снабжение и управление в назначенных ему границах и округе. Так как повсюду в наибольших селениях размещались крупные склады и постоялые дворы, сюда приходили давать отчет ввиду того, что она возглавляла соседние с ней провинции, [в т.ч.] и многие долины равнин.»
• Чачапояс: «Во всех этих провинциях были крупные постоялые дворы и склады Инков, селения их не вредны для проживания, и в некоторых из них есть золотые рудники.»
• Гуануко: «Через большинство селений, подчиненных этому городу, проходят королевские дороги, есть хорошо снабжаемые склады и постоялые дворы Инков. В так называемом Гуануко был удивительный на вид королевский дом, поскольку камни [его] были огромны и поставлены впритык. Этот дворец или опочивальня была столицей для прилегающих к Андам провинциям, и около неё располагался храм солнца с многочисленными девственницами и жрецами. И он был настолько большим во времена Инков, что имел постоянно в подчинении более 30 тысяч индейцев. Министры [управляющие] Инков заботились о сборе обычных податей, а [прилегающие] области расплачивались услугами этому дворцу. Когда короли Инки приказывали, чтобы правители провинций лично являлись ко двору Куско, то те так и делали.» «В каждом были склады и королевские постоялые дворы.»
• «В этой провинции Гуамачуко в старину были могущественные правители. Потому говорят, что их очень уважали Инки. Центром провинции является большое поле, где построены постоялые дворы или королевские дворцы , среди которых два имеют в ширину 22 шага, а в длину столько же, сколько и конный круг , все сделанные из камня, убранство состоит их из толстых и крупных балок, с размещенной наверху соломой, используемой ими очень ловко.»
• «От этой провинции Гуамачуко идешь королевской дорогой, пока не прибудешь в провинцию Кончукос, находящуюся от Гуамачуко на расстоянии двух дней. На полпути между ними были постоялые дворы и склады, чтобы короли во время своего передвижения могли остановиться [тут]. Потому что у них было обычаем, двигаясь через территории этого огромного королевства, идти величественно и пышно, с обслугой на свой лад, потому что они утверждают, что если бы этого не было, они не прошли бы более 4 лиг в день. А чтобы получать достаточно [провизии] для своих людей, каждые 4 лиги располагались постоялые дворы и склады, наполненные всем необходимым из того, что имелось в этих краях. Даже если бы это была пустыня и не было там поселений, [всё равно] должны были иметься постоялые дворы и склады. Представители или министры, пребывавшие в столицах провинций, особо заботились о том, чтобы приказывать местным жителям, дабы они тщательно оберегали эти постоялые дворы или дома. А чтобы одни не давали больше других, и все платили свою подать, они вели учет при помощи узлов, изучив который, они понимали друг друга [por la cual pasado el campo se entendian], и не было никакого обмана.» «Таким образом, хоть из Гуамачуко до Кончукос было два дня пути, в двух местах были построены эти постоялые дворы склады. Дорогу они здесь повсюду содержат в постоянной чистоте. И если какие-либо горы были непроходимыми, они сокращали себе путь через склоны, делая лестницы с площадками, выстланных плитами, и такие крепкие, что они просуществовали и еще просуществуют многие века. В Кончукос нет недостатка в постоялых дворах и прочих вещах, как и в уже пройденных селениях»
• «Дальше за ней находится провинция Гуарас [Guaraz], расположенная в 8 лигах от Пискобамбы в труднопроходимых горах, и нужно видеть насколько отлично проложенна и насколько широка и ровна королевская дорога, идущая через них по склонам и горам, местами с подкопами в могучей скале, чтобы поставить на них площадки и лестницы. У этих индейцев - средний рост, и они очень трудолюбивы; они занимались добычей серебра, которое в прошлом использвали для выплаты дани королям Инкам. Между древних постоялых дворов видна большая крепость или остатки древнего сооружения, похожего на городской квартал»
• «Дальше за этой провинцией находится [провинция] Пинкос [Pincos], где поблизости протекает река, на которой стоят колонны для наведения моста, устанавливаемого для перехода с одного берега на другой. Местные жители здесь крепкого телосложения, и, как для индейцев, у них привлекательный вид. Дальше находится крупный и великолепный постоялый двор Гуануко - столица всех пройденных от Кахамарки земель и многих других, как об этом рассказано в предыдущих главах, когда я описывал основание города Леон-де-Гуануко»
• «В старину в Тарама были крупные постоялые дворы и склады Инков.»
• «Повсюду здесь были крупные постоялые дворы Инков, хотя самые главные находились в основной части долины, называемой Хауха, потому что она была хорошо отгорожена [горами], там находились укрепленные превосходными камнями постоялые дворы, и дом жен Солнца, и очень богатый храм, и множество складов, наполненных всевозможными вещами. Помимо прочего там проживало много золотых дел мастеров, изготовлявших посуду и кувшины из золота и серебра для обслуживания Инков и украшения храма. Жителей пастбищ было более 8 тысяч для услуг храма и дворцов правителей.»
• Провинция Гуаманга: «Оставив дорогу, прибываешь в селение Акос [Acos], разместившееся возле поросшего тростниками болота, там были постоялые дворы и склады Инков, как и в остальных селениях их королевств.»
• «Из Акоса выходит дорога к постоялому двору Пикой [Picoy] по склону, пока спусками через несколько косогоров, из-за неровностей местности»
• «Выйдя из Пикоя, идешь к постоялым дворам Паркос [Parcos], построенным на горной вершине. Индейцы населяют крупные и очень высокие суровые горы, с обеих сторон окружающие эти постоялые дворы, и всё еще стоит несколько таких, где проходящие этими дорогами испанцы находят себе приют.»
• «До прибытия в селение Паркос, в маленькой пустыне находится местечко под названием Пукара [Pucara] (что на нашем языке значит «крепкая вещь»), где в старину (как говорят Инки) были дворцы Инков и храм Солнца; и многие провинции приходили с обычной данью в эту Пукару, чтобы вручить её министру двора, уполномоченному следить за складами и собирать эту дань.»
• «От Паркоса королевская дорога спускается по горе до реки, с тем же названием, что и постоялые дворы, через неё перекинут навесной мост, закрепленный на огромных каменных «быках».»
• «За рекой Паркос находится постоялый двор Асангаро [Azangaro], репартимьенто Диего Гавилана [Diego Gavilan], оттуда идешь королевской дорогой до города Сан-Хуан-де-ла-Виктория-де-Гуаманга»
• Гуаманга: «Возле города протекает маленький ручей с прекрасной водой, а в самом городе жители построили самые большие и лучшие дома из тех, что есть во всем Перу. Все из камня, кирпича и черепицы с крупными башнями, так что недостатка в постоялых дворах тут нет. Площадь ровная и достаточно большая.»
• «Двигаясь далее королевской дорогой, прибываешь к строениям Вилькас [Vilcas], что в 11 лигах от Гуаманги, где, как говорят местные жители, находился центр владений и королевства Инков [fue el medio del senorio y reino de los Ingas] » «Построить эти постоялые дворы, как говорят индейцы, приказал Инка Юпанки, а его преемники улучшили строения. Храм Солнца был крупным и отлично отделанным. Там, где находятся строения, расположен холм на вершине горы, которую они всегда содержат в чистоте.» «За этим местом поклонения находились дворцы Тупака Инки Юпанки, и другие крупные дворы, и много складов, где они хранили оружие и изящную одежду, с остальными вещами, которые в виде дани приносили индейцы и провинции, подпадавшие под юрисдикцию Вилькас, являвшейся, как я говорил, подобием столицы королевства. Около маленькой скалы стояли и стоят более 700 домов [хранилищ], куда собирают маис и воинское снаряжение для проходящих через королевство солдат.» «эти постоялые дворы обслуживало более 40 тысяч индейцев, выделяя в нужное время определенное количество [людей], при этом каждый начальник занимался тем, что ему приказал управитель, являвшегося уполномоченным короля Инки.»
• «Отсюда королевская дорога пролегает до Урамарки [Uramarca], что в 7 лигах дальше по направлению к Куско, на границе которой протекает широкая река Вилькас [Bilcas], недалеко от этих постоялых дворов.» «И настолько Инки почитали Соров и Луканов, что их провинции были для них резиденциями, а дети знати пребывали при дворе Куско. Есть в них постоялые дворы и обычные склады, а по пустыням водится много дикого скота. Возвращаясь же к королевской дороге, прибываешь в постоялые дворы Урамарка; её население – Митимайи, поскольку местные жители во время войн с Инками в основном погибли.»
• «так как Инга испытывал такое желание подчинить тех, кто находился на скале, он со своими людьми преследовал до реки Вилькас. Жители края, как только узнали о его остановке там, в большом количестве пришли посмотреть на него, оказывая ему великие услуги, и установили с ним дружбу, и по его приказу они начали строить постоялые дворы и крупные здания в том [месте], что мы называем Вилькас, и [там] остались мастера из Куско, чтобы сделать чертеж и показать, каким образом следует класть камни и каменные плиты при постройке здания.»
• «Из Андагуайлас они прошли к Вилькас, где находились постоялые дворы и храм Солнца, построенные по приказу Инги Юпанге, и со всею приветливостью они переговорили с теми, кто разбирался в тех работах. Из Вилькас они проследовали через селения Гуаманга [Guamanga], Асангаро [Azángaro], Паркос [Párcos], Пикой [Picoy], Акос [Ácos] и другие, уже выразившие повиновение Инге, и снабжавшие [его войска] продовольствием и всем тем, что у них в селениях было, и они строили, как им было приказано, длинную и очень широкую королевскую дорогу.»
• «По окончании этой [осады], говорят, что из многих краёв пришли к Инге [люди] с предложением предоставить себя ему в услужение, и что он всех приходивших принимал великодушно; и что он вышел оттуда с целью вернуться в Куско, и на пути обнаружил много построенных постоялых дворов, и что во многих местах жители спустились со склонов и уже имели на равнинах упорядоченные поселки, как он и приказывал.»
• «В центральной части провинции были крупные постоялые дворы и склады для правителей. В старину было много индейцев провинции Андавайлас, но война поубавила их число, как и остальных в этом королевстве.»
• Чанки в Андавайлас: «И они вышли из Куранба и направились к постоялым дворам Кочакаша [Cochacaxa], и к реке Абанкай [Abancay], разрушая все попадавшееся им на пути; и так они приблизились к Куско, куда уже дошла весть [о них, как] о врагах, подступающих к городу;»
• «Жители Куранпы [Curanba] смеялись над этим, но Инга Юпанге узнал об этом, и, хоть и не был достаточно подготовлен, победил их в сражении, многих убив, а иных взяв в плен. И поскольку земля [эта] была хорошей, он приказал одному своему министру остаться [там] и преобразить её, и построить постоялые дворы и храм Солнца.»
• «Из этой провинции Андавайлас (обычно испанцами называемую Андагуайлас [Andaguaylas]) прибываешь к реке Абанкай [Abancay], протекающей в 9 лигах далее по направлению к Куско, и есть на этой реке свои «быки» или очень крепкие каменные опоры, где подвешен мост, как и на остальных реках.» «Неподалёку от этой реки находились постоялые дворы и склады, как и в остальных маленьких и незначительных селениях.»
• Река Апуримак: «После переправы через эту реку видно место, где находились постоялые дворы Инков и их оракул.»
• «Прибыв в реке Апурима[к], он прошел по построенному мосту, и дошел до постоялых дворов Курагуаси [Curaguaxi]. Из [того] района выходило много мужчин и женщин, и несколько правителей и знатных людей, и когда они его видели, под внушением страха называли его: "Великий владыка, сын Солнца, Монарх над всеми", а также другими величественными именами. В этом постоялом дворе, сказывают, одному полководцу чанков, по имени Тупак Уаско [Tupa Uasko], в качестве жены он дал палью [palla] из Куско, и что он её очень ценил.»
• «От этой реки Апурима[к] идешь до постоялых дворов Лиматамбо [Limatambo].»
• Хакихагуана: «В этой долине были роскошные и великолепные опочивальни [постоялые дворы], куда правители Куско приходили развлечься и отдохнуть.»
• Куско: «Во многих местах этого города находились главные постоялые дворы королей Инков, в которых тот, кто получал в наследство владение отмечал свои праздники.» «Возле него со всех сторон очень много строений, оставшихся от постоялых дворов и складов, все на вид и планировкой такие же, как остальные в королевстве, хотя одни - побольше, другие - поменьше, а некоторые лучше укрепленные, чем другие.» «Каждая из этих стен в длину более трехсот шагов: одну называют Пукамарка [Pucamarca], другую – Атун Канча [Hatun Cancha], а третью - Касана [Caxana]; и эта ограда составлена из превосходных камней, и размещенных настолько [выверенно] по уровню, что ни в чём нет несоразмерности, и так хорошо установлены камни и так плотно подогнаны, что не заметны их стыки. И столь прочны и крепки большинство из этих строений, что если их не разбирать, как разобрали много других, то переживут они много веков. Внутри этих оград или стен находились постоялые дворы, подобные прочим, что они использовали, где проживало большое количество мамакон и многих других женщин, и королевских наложниц, и [там] они пряли и ткали свою столь изысканную одежду, и [там] было много предметов из золота и из серебра и сосуды из этих металлов.»
• Долина Юкай: «Кроме того, достоверно утверждается, что в этих зданиях Тамбо и других с тем же названием, так как не только это место называется Тамбо, в определенной части королевского дворца или храма Солнца в местах строительного раствора находилось расплавленное золото, с его помощью вместе с битумом, который они клали, они ставили камни друг к другу.»
• Анды: «Эти Анды, где у Инков были постоялые дворы и главные дома, местами были густо населены.»
• «Скажу, что выходя из Куско по королевской дороге Кольясуйо, идешь до ущелий Моина [Mohina], оставляя по левую руку постоялые дворы Киспиканче [Quispicanche].»
• «За Моиной находится древнее поселение Уркос [Urcos], приблизительно в 6 лигах от Куско.» «Размещен Уркос на холме, где были постоялые дворы для правителей. Отсюда до Кикихана [Quiquixana] 3 лиги через труднопроходимые горы.»
• «Эти вестники, отправленные с большими подарками, прибыли в Куско в то время, когда Инга возвращался из дворцов или постоялых дворов, построенных по его приказу для приятного времяпрепровождения в Хакихагуана [Xaquixaguana]»
• Канчес: «В постоялых дворах имелись площади для танцев и это было там, где правитель ел и пил.»
• «В районе этих канас был храм, который они называли Анкокагуа [Ancocagua], где приносили жертвы сообразно своему заблуждению. В селении Чака [Chaca] были крупные постоялые дворы, построенные по приказу Тупака Инки Юпанки.»
• «И, проведя общий и весьма пышный прием, выступил из Куско Топа Инга, оставив в городе своего наместника и старшего сына Гуайнакапу; и с большими почестями и величием он прошел по тому [, что называется] Кольясуйо, посетив свои гарнизоны и королевские постоялые дворы, и хорошо провел время в селениях кана и канчей.»
• «А так как этот Айявире находится в крупном районе и около него протекает отличная река, Инка Юпанки приказал, чтобы ему построили большие дворцы; их соорудили на свой лад, создав также много складов, прикрепленных к подножию маленькой горы, куда они собирали подати.» «После этого, а так как местных жителей Айявире не хватало по указанной ранее причине, Инка Юпанке приказал, чтобы соседние индейцы пришли со своими женами (те, что называются Митимайями) и стали владельцами полей и имений умерших, построили крупное поселение возле храма Солнца и главных постоялых дворов.»
• «Хатунколья был в прошлом главным местом Кольяо. Местные жители его утверждают, что до того как их завоевали Инки, ими правили Сапана и другие его потомки; их было столько, что в сражениях с соседями они захватили много добычи. Потом Инки украсили это селение, увеличив количество зданий и складов, куда по их приказу складывались подати, приносимые из [соседних] районов, и был храм Солнца с множеством мамакон и жрецов, для его обслуживания, уймой Митимайев, солдат, поставленных на границе для охраны провинции и безопасности, на случай, если бы какой-нибудь тиран восстал против того, кого они считали своим верховным правителем.»
• «Несомненно, что в старину Инки также считали очень важным этот Чукуито, и он самый древний из всех описанных, по подсчетам самих индейцев. Кариапаса [Cariapassa] был правителем этого селения ; как для индейца он был человеком сведущим. Есть здесь крупные постоялые дворы, и до того как они были завоёваны Инками, правители этого селения могли много, о которых говорят, [что] двое считались самыми главными, их называют Кари и Йумалья [Yumalla]. В наше время (как я уже сказал) он является столицей индейцев Его Величества, чьи селения сейчас вот какие: Хули, Чилане, Акос, Помата, Сепита»
• «ПОСЛЕ смерти Сапаны, Кари захватил его лагерь и разграбил всё имевшееся в нём; с той добычей он и повернул к Чукуито и поджидал Виракочу Ингу; и он приказал подготовить постоялые дворы и снабдить их всем необходимым.»
• «За этими селениями дальше находится Гуаки [Guaqui], где были постоялые дворы Инков»
• «Тиагуанако не очень большое поселение, но оно знаменито своими огромными сооружениями, несомненно примечательными и достойными внимания. Возле главных постоялых дворов находится созданный вручную холм, поставленный на крупных каменных платформах.»
• «В стороне от этих сооружений находятся постоялые дворы Инков и дом, где родился Манко Инка , сын Вайна Капака. Возле них расположены две гробницы местных правителей этого селения, размером и по высоте они как широкие и угловатые башни, двери же обращены к восходу солнца.»
• «в месте при постоялых дворах долины Чукиабо, там, где в прошлые годы добыли уйму золота из имеющихся тут богатых шахт. Инки очень высоко ценили этот Чукиабо.»
• «Жители провинции Париа носят одежду, как и все остальные, на головах в качестве украшения носят головные уборы наподобие маленьких шерстяных шапочек. У правителей было много прислуги среди своих индейцев; были тут склады и постоялые дворы для Инков, и храм Солнца.»

• Предназначение складов:
• «Детей, прижитых правителями от этих жен, после возмужания, приказывали обеспечивать с полей и имений, которые они называют чакарас, а с обычных складов во обеспечение предоставляли им одежды и другие вещи, потому что таким они не хотели давать владения, поскольку при какой-нибудь смуте в королевстве они не желали оказаться в положении, когда возникнет подозрение, что то сын короля. И потому ни у одного из них не было даже власти над провинцией, хотя, когда они выходили на войны и завоевания, многие из них были полководцами и предпочтение имели те, кто шёл в лагерях [т.е. участвовал в войнах]»
• «И главное, это делалось для того, чтобы было достаточно шерсти для изготовления одежд, потому что, несомненно, что во многих краях, если бы было полное отсутствие этого скота, я не знаю, как люди смогли бы укрыться от холода, когда у них нет шерсти для изготовления одежды. И потому, соответственно, многие склады повсюду были заполнены такой одеждой: как для солдат, так для остальных жителей, и большая часть этой одежды делалась из шерсти гуанако и викуний.»
• «И на этих королевских ловах они проводили много дней; и когда убьют такое большое количество скота, потом веедоры [инспектора] приказывали сносить всю шерсть в склады или в храмы Солнца для того, чтобы мамаконы сумели изготовить самые тонкие одежды для королей, схожие с шелковой саржей и с такими превосходными цветами, что и описать невозможно. Мясо скота, на которое охотились, ели те, кто был тогда с королем, и [часть] её сушили на солнце , чтобы разместить в хранилищах для снабжения солдат провизией;»
• «А поскольку это королевство было таким протяженным, как во многих местах этого произведения я неоднократно говорил, и в каждой главной провинции было большое количество складов, наполненных провизией и другими необходимыми и полезными вещами для жизнеобеспечения, если же была война, расходовалось отовсюду, где проходили короли, не затрагивая того, чем владели их союзники, и не касаясь ничего из того, что принадлежало их селениям, а только то использовали, что находилось в этих постоялых дворах; а если войны не было, вся накопленная провизия, распределялась среди бедняков и вдов. Этими бедняками должны были быть те, кто уже был довольно стар, а также: хромые, слепые, однорукие или калеки, или имевшие другие болезни, потому что, если они были бы здоровы, им бы не дали ни одной вещи из тех, что приказывали раздать.»
• «И потом они вновь наполняли склады своими податями, какие обязанными были поставлять; и если вдруг наступал какой-нибудь неурожайный год, они также приказывали открывать склады и предоставлять провинциям необходимую провизию, а потом, в год изобилия, они поставляли в них вновь, согласно своему учёту и вновь определенное количество. Хотя подати, предоставлявшиеся Ингам, не использовались для иных целей, кроме вышеупомянутых, они хорошо использовались, потому их королевство было таким изобильным и хорошо обеспеченным.»
• «потому что когда ты здоров, ты работаешь и тебе хватает, если же не здоров, то из их складов тебя снабжали всем необходимым.»
• «Считается весьма достоверным, что короли этого королевства во время своего владычества и царствования имели во всех столицах провинций – таких как: Вилькас [Vilcas], Хауха [Xauxa], Бомбон [Bombon], Кахамалька [Caxamalca], Гуанкабамба [Guancabamba], Томебамба [Tomebamba], Латакунга [Latacunga], Кито [Quito], Каранге [Carangue]; по другую сторону от Куско, к Югу: Атункана [Hatuncana], Атунколья [Hatuncolla], Айявире [Ayavire], Чукиабо [Chuquiabo], Чукуито [Chucuito], Париа [Paria] и другие, потянувшиеся до Чили, - своих представителей, потому что в этих местах находились крупные постоялые дворы и более важные, чем во многих других селениях этого огромного королевства, и много складов, и они были, так сказать, столицами провинций или районов, потому что со стольких-то до стольких-то лиг поступали подати в одну из этих столиц, а со стольких-то до стольких-то поступали в другую, и был в этом такой распорядок, что не было ни одного поселения, которое не знало бы, куда должно приходить и являться. И во всех этих столицах короли имели храмы Солнца и литейный дом, и множество ювелиров, только и занимавшихся всё своё время, что обрабатывали дорогие предметы из золота и большие сосуды из серебра. И находилось там много людей в гарнизоне, и, как я говорил, министр двора или представитель, стоявший над всеми и к которому поступал отчет о том, что приходило, и он был обязан отдавать то, что выходило. И эти губернаторы [наместники] не могли вмешиваться во власть чужой юрисдикции, и имевшего такую же должность, что и он; но там, где он находился, если случался какой-нибудь скандал и мятеж, он имел власть карать его, и особенно, если это был заговор или восставал какой-то тиран или кто-то хотел отказаться повиноваться королю; потому что, несомненно, вся сила была в руках этих губернаторов [наместников].»
• «Он с радостью слушал тех, кто приходил к нему с жалобами, устраняя и наказывая того, кто совершил несправедливость. Те, кто с ними шёл, не отходил ни на шаг от дороги. Местные жители снабжали [их] всем необходимым, кроме того, на складах было столько всего, что они оставались неизрасходованными, и ни в чем не было недостатка.»
• «Об этом ясно говорят сегодня индейцы, и мне об этом сказали в Хаухе, где, сказывают, один из Ингов разделил между одними и другими долины и поля, которыми они и поныне владеют; с тем порядком они и остались, и останутся в будущем. И во многих местах у этих, что жили в сьерре, были проложены оросительные каналы, отведённые от рек с большим мастерством и умением тех, кто осуществил это; и все селения, и одни и другие, были наполнены королевскими постоялыми дворами и складами, о чём уже неоднократно говорилось.»
• «. И потому Гуаскар приказал, чтобы повсюду подготовились [к войне] и было заготовлено оружие, склады же чтобы были обеспечены всеми необходимыми вещами, потому что он должен был начать войну с предателями, если они все вместе не признают его Правителем.»
• «И в каждой долине этот учёт имеется и сегодня, и всегда в постоялых дворах столько счетоводов, сколько в ней [долине] управителей, и каждые четыре месяца они предоставляют свои отчеты вышеупомянутым способом.»
• «И я привожу это в сравнение [затем], что всё, чем обладали Инги, они тратили исключительно на наряды для своей персоны, украшение храмов и обслуживание своих домов и постоялых дворов; потому что во время войн провинции предоставляли им всех необходимых людей, оружие и провизию, и если они давали некоторым митимаям кое-какую плату в виде золота на какой-либо войне, считавшуюся у них тяжелой, то её [платы] было немного, и что [такие количества] добывали из шахт за один день»
• «и это было не в одном каком-то месте или участке, а во многих, особенно в столицах провинций, где пребывало много ювелиров, занимавшиеся созданием этих предметов; но также во дворцах и в их постоялых дворах имелись плиты из этих металлов да и их одеяния были испещрены золотым и серебряным шитьём, изумрудами, бирюзой и другими драгоценными камнями, довольно дорогими.»
• «а среди заснеженных пустынь и полей располагались постоялые дворы, где можно было надёжно укрыться от холодов и дождей.»
• «Когда правитель Куско выходил из города, соблюдался строжайший порядок, пусть бы даже шло триста тысяч человек. Они шли слажено, переходами от одного постоялого двора до другого, где находили необходимое для всех обеспечение, так что всем хватало, и совершенно свободно, и множество оружия, и альпаргат, и навесов для солдат и женщин и индейцев из обслуги и тех, кто переносит их грузы от одного постоялого двора до другого, где было такое же обеспечение и изобилие продовольствия; и правитель становился на постой, и охрана возле него, а остальные люди размещались вокруг во множестве имевшихся [тут] помещений.»
• «Были приказано представителям и наместникам, служившим в столицах провинций, чтобы из всех краев они приезжали [с] продовольствием и оружием и всем остальным, что всегда собиралось и хранилось на случай войны. И, таким образом, всем этим заполнились все большие постоялые дворы и хранилища, так что было ясно, что от четырех до четырех лиг, которые составляли дневной переход, должно было иметься продовольствие для всего этого множества людей, так, что не только ни в чем не будет нужды, но и останется более того, что они расходовали, и [в] женщинах, мальчиках и мужчинах, которые лично служили помимо того, что было приказано, и которые несли запасы Инги и поклажу воинов от одного постоялого двора до другого, где имелось [то же] снабжение, что и в предыдущем. Поскольку выступил Гуайнакапа дорогою, которую по его повелению было приказано строить, от Куско он шел до тех пор, пока не прибыл в то [, что называется] Вилькас [Vilcas], где он остановился на несколько дней в покоях, которые ему сделали рядом с покоями его отца.»

• Гарсиласо

• Стр. 23 «Многие также утверждают, что оно произошло от названия пирва, которое является словом на [языке] индейцев кечва из Коско, что обозначает земляное хранилище для фруктов. Я с огромным удовольствием подтверждаю это утверждение, потому что в том королевстве индейцы имеют большое количество земляных хранилищ, где они хранят свои урожаи;»

• Стр.222: «Инка Рока пришел к долине Аманкай, что означает лилии, бесчисленное множество которых произрастает в той долине. Тот цветок отличен по форме и запаху от того, что имеется в Испании, ибо цветок аманкай имеет форму колокола и зеленый стебель [222] гладкий, без листьев и не обладает каким-либо запахом. Его так назвали испанцы только лишь благодаря схожести с лилией в белой и зеленой окраске. Из Аманкая он направился вправо от дороги в сторону гигантской горной цепи Сьерра-Невада, и между горной цепью и дорогой он повстречал немного селений, которые присоединил к своей империи. Зовутся эти народы такмара и киньа-вальа. Оттуда он перешел в Коча-каса, где приказал построить большое хранилище [для провианта]. Оттуда он пошел в Курампу и с большой легкостью покорил те селения, ибо в них жило мало людей. Из Курампы он пошел в большую провинцию, называющуюся Анта-вайльа, земли которой протянулись по одну и по другую стороны королевской дороги на 16 и 17 лиг.»

• Стр.228: «На всем этом пространстве индейцы были заняты [строительством и обслуживанием] королевских домов, садов, бань и домов наслаждений для инки; они также строили хранилища вдоль королевских дорог, где складывались запасы продовольствия, оружие и амуниция и одежда для простых людей.»

• Стр.271: «Если у паралитиков не было семян [для посева], им давали их из хранилищ, о которых мы скажем дальше.»

• Стр.277-278: «Так было, что главной податью являлись работа и возделывание земель Солнца и инки и сбор урожая (fructos), какой бы ни была [культура], и его упаковка в ороны, и укладка этих в королевские хранилища, которые имелись в каждом селении, чтобы там концентрировался бы урожай. А одним из главных плодов (fructos) был учу, который испанцы называли ахи или другим именем — перец. Ороны они называют пирва: их делают из утрамбованной глины, с большой [примесью] соломы. Во времена своих королей они делали их весьма любопытно: они были длинными, примерно той же высоты, что и стены хранилища, куда их ставили, узкими и квадратными [в сечении] и сплошными, так что их должны были изготавливать с [помощью] формы; ороны были разных размеров. Их изготавливали в [определенном] количестве и по размерам — одни были крупнее других — на тридцать, на пятьдесят и даже примерно на сто и на двести фанег; как им было удобнее. Ороны каждого размера стояли в хранилище сами по себе, потому что они были сделаны с учетом его размеров; их устанавливали вплотную к четырем стенам, а также в середине хранилища; между их рядами оставлялись проходы (calles), чтобы в нужное время заполнять их или опорожнять. Однажды поставив на место, их уже не передвигали больше. Чтобы опорожнить орон, на его передней стенке проделывались окошки квадратной формы в одну восьмую [его ширины], открывавшиеся по очереди (por su cuenta y medida), чтобы с их помощью, не измеряя [количество содержимого], узнать, сколько фанег было извлечено и сколько их там осталось. Таким образом, по размеру оронов они легко узнавали, сколько было кукурузы в каждом хранилище и в каждом складе, а по окошечкам узнавали, сколько было изъято и сколько осталось в каждом ороне [зерна]. Я видел несколько таких оронов, оставшихся от времен инков, и были они из числа наиболее совершенных, потому что находились в доме избранных девственниц, супруг Солнца, и их изготовили для нужд (servicio) тех женщин. Когда я их видел, дом [девственниц] принадлежал сыновьям Педро дель Барко, которые были моими соучениками. Урожай Солнца и инки убирался на хранение каждый отдельно, хотя и в одни и те же хранилища. Зерна для посева давал хозяин земли, т. е. Солнце или король, и точно так же [за их счет] содержались индейцы, которые там работали, потому что они обеспечивались из имущества [278] каждого из них, когда обрабатывали и трудились на их землях; таким образом, индейцы отдавали только свой личный труд. Из урожая со своих частных земель вассалы ничего не отдавали инке.»
• Стр. 278: «Приготовленный таким путем картофель сохраняется долгое время и меняет свое название и называют его чунъу. Так они поступали со всем [картофелем], собранным с земель Солнца и инки и хранили его в хранилищах вместе с другими плодами и семенами.»
• Стр. 283-285: «Будет полезно рассказать, как хранилась и на что расходовалась та подать. Нужно знать, что во всем королевстве имелись три типа хранилищ, куда убирались урожаи и подати. В каждом селении, большом или маленьком, имелось два хранилища: в одном складывалось продовольствие, которое хранилось для помощи местным жителям [на случай] бесплодных годов; в другом хранилище находились урожаи Солнца и инки. Другие хранилища находились вдоль королевских дорог, через каждые три лиги, которые сейчас служат испанцам постоялыми дворами и харчевнями. Урожай Солнца и инки с пятидесяти лиг [земли] вокруг города Коско свозился в город для содержания королевского двора, чтобы инка имел бы под рукой продовольствие и мог оказать милость капитанам и куракам, которые туда пришли бы. Из ренты Солнца в каждом селении той [округи] в пятьдесят лиг оставляли некоторую часть [урожая] для общих хранилищ вассалов. Урожай всех остальных селений, кроме округа королевского двора, хранили в королевских хранилищах, которые имелись в них, а из них за его счет и по его усмотрению его переносили в хранилища, которые находились у дорог, где хранилось продовольствие, оружие, одежда для ношения и обувь для армий, которые шагали по этим дорогам в четырех [284] направлениях мира, который они называли Тавантин-суйу. Эти четыре направления (cosas) были так насыщены хранилищами вдоль дорог, что, если бы даже по ним прошли многочисленные роты (companias) или легионы воинов, все они были бы надежно обеспечены. Они не разрешали солдатам квартироваться в селениях за счет вассалов. Инки говорили, что каждое селение уже выплатило свою долю податей [и] что было бы несправедливо еще притеснять его и отсюда родился закон, приговаривавший к смертной казни любого солдата, который взял бы любую вещь у вассалов, какой бы незначительной она не была бы. Педро де Сиеса де Леон, рассказывая о дорогах [инков], упоминает об этом [в] семидесятой главе и говорит следующие слова: «Для инков строились огромные и очень важные склады и хранилища, снабжавшие [всем необходимым] воинов; они внушали такой страх, что никто не рискнул бы оставить [склады] без больших запасов провианта, а если что-либо недоставало, [виновные] подвергались страшному наказанию и как следствие этого если кто-нибудь из тех, кто шел с ним из одной части [империи] в другую, рискнул бы побывать на полях или в домах индейцев [и] пусть нанесенный им ущерб был бы небольшим, [инка] приказывал умертвить [такого человека]». Досюда [слова] Педро де Сиеса. Индейцы говорили, что в распоряжении солдат было все необходимое, чтобы запретить им и подвергнуть справедливым наказаниям того, кто причинит ущерб чьим-либо полям или селениям. Так как воины постоянно расходовали то, что находилось в придорожных хранилищах, точно так селения постоянно наполняли хранилища, с таким расчетом и в таком количестве, чтобы гам никогда и ни в чем не было бы недостатка. Агустин де Сарате, рассказывая о величии королевских дорог (о чем мы скажем в нужном месте), говорит следующее в первой книге, четырнадцатая глава: «Помимо строительства и расходов [на содержание] этих дорог, приказал Гуайнакава, чтобы на горной дороге на расстоянии дня пути были бы построены дворцы очень большой вместимости (anchura) и хранилища, где могли бы разместиться его персона и двор (casa) со всем его войском. И на равнинной дороге [он приказал построить] другие подобные [помещения], хотя и не так часто и не такие массивные, как в горной местности, а лишь на берегу рек, которые, как мы говорили, находятся в восьми или пятнадцати лигах друг от друга, а иногда и в пятнадцати и двадцати. Эти хранилища называются тамбо; там индейцы, в округ которых они входили, держали провизию и запасы всех вещей, в которых он мог нуждаться для снабжения своего войска не только продуктами питания, но также оружием и одеждой и всеми другими нужными вещами; [их было] столько, что, если бы он захотел в каждом тамбо обновить оружие и одежду двадцати или тридцати тысячам людей своего лагеря, он смог бы это сделать, не выходя из дома. Он вел с собой большое число воинов с пиками, и алебардами, и дубинками, и боевыми топорами из серебра и меди, а некоторые из золота, [285] и пращами, и ручными металками с обожженными наконечниками,и т. д. До этого места [цитата] из Агустина де Сарате относительно xpaнилищ с запасами, которые те короли имели на дорогах для своих войск. Если по причине слишком больших расходов на войну не хватало податей, [собранных] для короля, тогда [он] пользовался имуществом Солнца как законный и полный (universal) наследник, которому, как он говорил, [все это] принадлежало. Продовольствие, которое оставалось после расходов на войну и на королевский двор, хранилось тремя способами хранения, как мы это рассказывали, чтобы распределить его в годы нужды среди вассалов, на благо которых была направлена oсновная забота инков. За счет имущества Солнца содержались во всем королевстве жрецы и министры его языческой веры, пока они пребывали в храмах, ибо служили они по очереди неделями. Однако, когда они находились в своих домах, они питались за свой счет, ибо им так же выделяли земли под севы, как и всем остальным простым людям; и по всем этим причинам лишь немногое расходовалось из имущества Солнца, принимая во внимание размеры подати, а многое оставалось, чтобы в момент необходимости прийти на помощь инке.»
• Стр. 286: «отец учитель Акоста, рассказывая о Перу, коротко и сжато говорит то же самое, о чем мы говорили столь многословно. В конце пятнадцатой главы шестой книги он говорит следующие слова: «В должное время они стригли скот и каждому давали [шерсть] для пряжи и изготовления одежды для себя, детей и жены, и практиковались посещения, чтобы [узнать], выполнили ли они это, а ослушавшихся наказывали. Избыток шерсти они оставляли в хранилищах; и такими переполненными шерстью и другими вещами, необходимыми для человеческой жизни, нашли их испанцы, когда пришли на [эту землю]. Нет ни одного разумного человека, который не восхищался бы столь благородным и предусмотрительным правлением, ибо, не будучи ни монахами, ни христианами, индейцы на свой манер исполняли ту столь высокую заповедь (perfeccion) не иметь собственность и обеспечивать всем необходимым и содержать с таким старанием религиозные дома и дома своего короля и господина». На этом заканчивается та пятнадцатая глава, которая называется: «Имущество инки и подать».»
• Стр. 287: «В своем государстве инки также не забывали о путниках, ибо по их приказу построили на всех королевских и обычных дорогах гостиные дома, которые назывались корпа-васи, где [путникам] давали из королевских хранилищ, которые имелись во всех селениях, еду и все необходимое в дорогу; а если они заболевали, их лечили с великой заботой и уходом, [и] таким образом они не выставляли их из дома, а скорее те получали больше того, что они могли в них иметь. Правда, они шли по дорогам не ради своего удовольствия и интересов [и] не ради собственных прибыльных дел или других подобных вещей, потому что частные лица не могли этим заниматься, а по приказу короля или кураков, которые посылали их из одной части [страны] в другую, или капитанов и министров войны или мира. К таким именно путникам проявляли достаточно заботы, а других, находившихся в пути без оправдательной причины (causa justa), наказывали как бродяг.»
• Стр. 291: «Закон в пользу тех, кого называли бедняками, приказывал, чтобы слепых, немых и хромых, паралитиков, дряхлых стариков и старух, больных долгой болезнью и других немощных, которые не могли обрабатывать свои земли, одеваться и кормиться своими руками и трудом, [чтобы всех] их кормили бы из общественных хранилищ. Так же имелся у них закон, который приказывал из тех же общественных хранилищ обеспечивать необходимым гостей, которых они принимали, чужестранцев, и пилигримов, и путников, для которых у них были общественные дома, которые назывались корпа-васи, что означает гостевой дом, где им с удовольствием и в избытке давали все необходимое.»
• Стр. 296: «Старшие и младшие капитаны, хотя и не располагали властью для издания законов и определения прав [вассалов], также получали свою службу по наследству, и во время мира они никогда не платили подать — они скорее были освобождены от дани, а в случае нужды их обеспечивали из королевских, а не из общественных хранилищ. Остальные [военные], стоящие ниже капитанов, каковыми являлись ефрейторы звеньев по десять и по пятьдесят [воинов]., не были освобождены от податей, поскольку не обладали чистой родословной (claro linaje).»
• Стр.300: «Хлебные земли (tierras de pan) и те, что предназначались не для хлеба, а для других плодов и овощей, которые возделывали индейцы, инка делил на три части: первая [принадлежала] Солнцу и его храмам, жрецам и министрам; вторая — королевской семье, плодами которой обеспечивались королевские губернаторы и министры, пребывавшие вне своих родных земель, где также выделялась их часть из общих хранилищ; другая, третья часть, [принадлежала] жителям провинции и обитателям каждого селения. Каждому жителю выделялась его часть [земли], которой хватало на содержание его дома. Это распределение земель инка осуществлял во всех провинциях своей империи, чтобы никогда у индейцев не просили бы какие-либо подати из их добра и имущества, не заставляли бы их отдавать что-либо кому бы то ни было — ни своим касикам, ни [в пользу] общих хранилищ своих селений, ни губернаторам короля, ни самому королю, ни храмам, ни жрецам, ни даже для жертвоприношений Солнцу; никто не имел права принуждать их, чтобы они это оплачивали, ибо каждая вещь уже была распределена. Излишки плодов от части, принадлежавшей королю, использовались для общих хранилищ каждого селения. Те излишки, которые давали земли Солнца, также шли на бедняков, непригодных к чему-либо, — хромых и безруких, слепых и паралитиков и других подобных. И делалось это после того, как весьма щедро выполнялись [поставки] для жертвоприношений, которых было много, и на содержание жрецов и министров бесчисленных храмов.»
• Стр.303-304: «По узлам было видно, что наработал каждый индеец, какие службы он выполнил, какие он прошел дороги по приказу своих князей и старших, и любое другое занятие, которое ему поручалось; все это вычитывалось из подати, которую он должен был отдать. Затем судьям-сборщикам [податей] и губернатору отдельно показывали, сколько и чего было заложено в королевских хранилищах, т. е. продуктов питания, перца, одежды, обуви, оружия и разных других вещей, которые индейцы отдавали в [счет] подати, вплоть до серебра, и золота, и драгоценных камней, и меди, которые — каждая часть отдельно — принадлежали королю и Солнцу. Они также давали отчет о том, что содержалось в хранилищах каждого селения. Закон приказывал, чтобы инка — губернатор провинции — имел бы в своем распоряжении копию счета всех этих вещей, чтобы не было бы какой-либо фальши как со стороны индейцев-налогоплательщиков, так и министров-сборщиков [податей]. Девятый закон [304] обязывал, чтобы все, что оставалось от этих податей [после] королевских расходов, использовалось бы на общее благо и хранилось бы в общественных хранилищах до времен, [когда в них] возникнет нужда. Драгоценные вещи, как-то: золото, и серебро, и ценные камни, плюмажи из [перьев] различных птиц, краски для живописи и покраски, медь и многие другие вещи, которые каждый год или при каждой встрече (vista) кураки подносили инке, король приказывал использовать для своего дома и служб и для [людей] королевской крови, [ограничиваясь тем], что было необходимо, а излишками он одаривал, оказывая милость и [в знак] благодарности, капитанов и господ вассалов, которые приносили те вещи; ибо, хотя они и имелись в их землях, они не могли ими пользоваться, если не получили их от инки как привилегию и милость. Из всего этого вытекает, что короли инки брали для себя меньшую часть податей, которые они получали, а остальное шло на пользу самих вассалов. Десятый закон объявлял различные занятия, которыми индейцы должны были заниматься как на службе короля, так [и] в пользу своих селений и государства, что возлагалось на них взамен [прямых] податей и выполнялось [всем] обществом и сообща; это были выравнивание дорог и их покрытие камнем; украшение и ремонт или строительство заново храмов Солнца и иных святилищ их идолопоклонства, и изготовление любой другой вещи, принадлежащей храмам. Они были обязаны строить общественные здания, как-то: хранилища и дома для судей и губернаторов; чинить мосты, быть почтовыми гонцами, которых зовут часки, обрабатывать земли, хранить плоды, пасти скот, охранять земельные наделы, посевы и любые другие общественные богатства; строить дома для отдыха путников, обслуживать их, чтобы они имели все необходимое за счет королевского имущества. Помимо сказанного, они были обязаны выполнять любую другую работу (cosa), которая шла бы на благо всех их, или их кураков, или на службу короля; однако, поскольку в те времена было такое множество индейцев, на долю каждого из них приходилась незначительная часть всех этих работ, и они не ощущали [тяжесть] этого труда; потому что они служили по очереди, [работали] сообща [и благодаря] великой справедливости все были загружены одинаково. Так же приказывал этот закон, чтобы один раз в году ремонтировались бы дороги и их перила; подновлялись бы мосты; очищались бы оросительные каналы, чтобы дать воду земле; закон приказывал, чтобы все это выполнялось бы бесплатно, потому что шло на общую пользу каждого королевства, и провинции, и всей империи.»
• Стр. 368: Инка Капак Юпанки: «Он также приказал построить во многих селениях свои хранилища, где бы хранилось продовольствие для тех лет, когда в них будет нужда, чтобы оказать помощь местным жителям.»
• Стр. 418: принц Инка Юпанки: «На этом они заключили мир и [подтвердили] вассальную зависимость чиму, которому инка оказал много милостей одеждой для него и для его знати; он посетил долины его страны, приказав украсить их королевскими зданиями и расширить огромными оросительными каналами, которые были заново вырыты, чтобы оросить и увеличить пахотные земли, благодаря чему их стало во много больше того, что они имели раньше, и были построены хранилища как для доходов Солнца и инки, так и для оказания помощи жителям в бесплодные годы; по старому обычаю инков он приказал построить все это.»
• Стр. 419: Инка Пачакутек: «Он приказал, чтобы были также построены хранилища во всех крупных и маленьких селениях, где их не было, чтобы хранить запасы продовольствия, которые в годы нужды использовались бы их жителями в качестве помощи, [а] заполнение этих хранилищ он приказал осуществить за счет королевской ренты и ренты Солнца.»
• Стр. 422: «Собиралось все общество (multitud), и вначале обрабатывали совместно их личные земли, помогая один другому, затем обрабатывались земли короля; точно так же они сеяли и собирали урожай и укладывали его в королевские и общие хранилища.»
• Стр. 488: «Король Инка Юпанки… для королей он построил королевские и общественные хранилища;»
• Стр. 511: «Каньяри… построили хранилища для королевского имущества и для вассалов, увеличили [площадь] возделываемых земель, вырыли оросительные каналы; иными словами, они сделали в той провинции все то, что обычно делалось во всех, которые инки завоевывали»

Монтесинос

• Стр. 45-46: «А царь Титу Юпанки Пачакути решил /46/ преобразовать свое царство. То, что он сделал, было преобразованием войска, ибо воины были мятежны в связи с тем, что цари в условиях мира забыли о складах и амбарах, где собирали пропитание для них, и так не давали им ни пищи, ни одежды, которую они имели обычай получать дважды в год каждый. Царь восстановил амбары и возобновил миту [mitas] одеждой, вследствие чего получил изобилие всего и довольство воинов, ибо чимо из Трухильо стали настолько окрепшими, что собирались воевать с царем Титу Йупанки»
• Стр. 125-126: «После упорядочения правления он приказал устроить собрание всех владык, обязав их к повиновению, засвидетельствовал любовь, которую к ним имел, и в знак любви сказал, что хочет оставить им во дворце Каранке своего сына Aтавальпу [Atagualpa], двух лет от роду. Собственное имя этого царевича было Вайпарти Титу Инка Йупанки [Huayparti titu inca yupanqui], а Атавальпа его назвали из-за кормилицы, /126/, которая была из селения, называвшегося "Атав".»
• Стр.15: «Ему наследовал его сын и преемник Ванакави Пирва [Huanacaui Phirua], первый этого имени и третий перуанский царь, который распорядился о некоторых составах [confecciones], чтобы предотвратить разложение тела своего уже покойного отца, посвятив ему особый храм как хранилище, пока не построили великолепный храм Солнца, который он начал, а затем закончили его преемники на площади Кориканча [Coricancha], согласно особому предсказанию, которое он получил.»
• Стр. 52: «И так как к этому времени уже было искажено имя Пирва и говорили Виракоча, отсюда и далее мы будем называть его так: Ильятиси Виракоча, что означает «сверкание, и «бездна, и основание, в котором заключены все вещи», ибо illa означает «сверкание» [rresplandor], а tiçi – «основание» [fundamento], huira в древности, до того, как исказилось, произносилось pirua, что есть «хранилище всех вещей», а cocha– «бездна» и «глубина», и кроме того эти имена имеют большую возвышенность [grandes enfasis] в своих значениях.»

«Сообщение Кипукамайоков»
• «Капаку Юпанге наследовал Инга Рока. Этот управлял и сохранял то, что получил наследство, ничего не расширив, и правил до глубокой старости, более [367] восьмидесяти лет, в полном мире, и он приказал возвести дома Солнца из обработанного тёсаного камня, как начал было его отец Капак Юпанге; он приказал, чтобы в каждом селении был дом мамакон, женщин, посвящённых Солнцу, и приказал, чтобы для хранилищ были [созданы] огромные чакары [chácaras] для всех [видов] продовольствия, на случай войны или голодного года, и чтобы индейцы не бездействовали .»
• Виракоча Инка: «Также он повелел и приказал, чтобы кураки и знать со всей своей семьёй и подчинёнными ели на площади, дабы путники и бедняки и неспособные к труду добивались от него [т.е. кураки] [чего-нибудь] из съестного. Также, он повелел, чтобы в каждом селении были большие общинные чакары для хранилищ, а [для] митимаев, которых вновь перемещали для заселения, он приказывал, чтобы местные жители такой провинции построили им дома и два года помогали им на их чакарах, и им [местным жителям] приказывали выделять долю из хранилищ Инги в течении двух лет, в виде помощи.»
• «Тираны , нёсшие приказ [375] Атаовальа Инги не оставлять жизни никому из рода Ингов, после совершения большой резни над ними и видя, что многие от него убежали, применили хитрость и уловку, поскольку подбросили новость, говоря, что Атаовальпа Инга послал приказать, чтобы все из рода Ингов служили ему добросовестно, как его родня, отдавая им всё необходимое целиком и полностью. При этом они отпустили некоторых заключенных, дав им всё необходимое, и ежедневно угощая при большом веселье, и они выдавали им из хранилищ провизию и одежду.»
• «Другое значительное зло послужило причиной этому всеобщему восстанию индейцев этого королевства, когда из-за беспорядка и того, что индейцы ушли на войну, за три года не засеяли ни одного рода [растений] для пропитания, начиная от границ Кахамарки и выше, из предпочтения к войнам; и провизию, оставшуюся в некоторых хранилищах Инги, посвящённых Солнцу и гуакам, во время этого вышеупомянутого восстания индейцы сожгли, а [также] селения и дома. И от этих трудностей этих мятежей, все имевшиеся индейские дети возрастом от шести до семи лет, все умерли от голода, так что не осталось ни одного, а также стариков и калек.»
• Пачакутек Инка: «. Он приказал перестроить дороги и постоялые дворы [tambos] по всей земле, и приказал построить наново другие, и мощёные дороги на озёрах и болотах. Он преобразовал митимаев и вновь занялся вопросом преобразования солдат в гарнизонах, поставленных его предшественниками, дабы защищать землю.»

Поло де Ондегардо
• «В любом деле, имевшему какую-либо важность, к которому они хотели приступить, таким как построить дом, отправиться в путь, засеять, собрать урожай, закрыть то, что собрано [в хранилища], жениться, проколоть уши со всею торжественностью, уйти на войну, вернуться в свои дома, и во всех остальных подобных делах у них считается обычаем принять сначала две предварительных меры. Первая, это – погадать [дословно: бросить жребий] и посмотреть на внутренние органы или потроха каких-нибудь животных;»

Кристобаль де Молина:
• Стр. 32 «Когда они распределили отары, овец забивалось в превеликом множестве, чтобы съесть их в тот день. Потом в большом количестве приносилась чича на площадь, из хранилищ, где она хранилась. Она была сделана из варёного белого маиса, в долине Куско. Отары, использованные на этом празднестве, были собственностью Создателя, Солнца и Грома, с их участков, разделенных по всем провинциям Перу.»
Гарси Диес де Сан-Мигель:
• «В селении Хули [Xule] этой провинции Чукуито, двадцать первого апреля тысяч пятьсот шестьдесят седьмого года, господин Гарси Диес де Сан-Мигель, виситадор этой провинции, приказал позвать дона Фелипе Кара Кутипа [Felipe Cara Cutipa], и дона Педро Чата [Pedro Chata], и дона Пабло Мамани [Pablo Mamani], и дона Кристобаля Чукегуанка [Cristóbal Chuqueguanca], и дона Диего Тиконипа [Diego Ticonipa], и Себастьяна Чубилья [Sebastián Chubilla], и Мартина Чарма [Martín Charma], и дона Мануэля Кекехана [Manuel Quequexana], и дона Кристобаля Куса [Cristóbal Cusa], и Бартоломе Кутипа [Bartolomé Cutipa], и дона Пабло Укомари [Pablo Ucomari], и дона Кристобаля Чино Кутипа [Cristóbal Chino Cutipa], и дона Мартина Ксамо [Martín Xamo], знать и индейцев общины Анансайя [Anansaya], в котором касиками являются дон Бальтасар Пака [Baltazar Paca] и дон Франсиско Нина Чанбилья [Francisco Nina Chanbilla]. И через толмача Лукаса Эрнандеса [Lucas Hernández], переводчика, он задал им следующие вопросы; а также с вышеупомянутыми присутствовал дон Кристобаль Чата [Cristóbal Chata], марка[кa]майо[к] [marca[ca]mayo], являющийся человеком, кому возложена обязанность заниматься тамбо [tambo].»
• Стр. 178: «Их спросили, захватили и заняли ли главные касики из Чукуито или [касики] этого селения или другие какие-либо лица, как индейцы, так и испанцы, какие-нибудь чакары, или земли, или дома, или скот, или другое что-либо у каких-нибудь индейцев этой провинции, или не причинили ли они им какого-либо вреда. Они сказали, что не знают ничего такого, за исключением того, что в некоторых домах в тамбо, как всем известно, жили и постоянно живут несколько испанцев, и что о чём-либо другом им не известно. Их спросили: земли, имеющиеся у индейцев, их собственные ли и они им назначены [las tienen señaladas], или касики ежегодно их выделяют. Они сказали, что каждому индейцу его чакара назначена для него самого и для его потомков.»
• Стр. 179: «Их спросили, какого порядка они придерживаются в обслуживании тамбо, и ходять ли служить из этого селения в Чукуито. Они сказали, что в тамбо этого селения, где проходит обычно много людей, служат индейцы этого [же] селения и ему подчинённые, на условиях их миты, на которой занято много индейцев принесением дров и травы [соломы], и что помимо этого, за последние полтора года до сего времени, т.е. после того, как лиценциат Эстрада пришел в качестве коррехидора, они приказали идти индейцам этого селения служить в Чукуито испанцам, там пребывающим, потому что тем, кто проходит дорогой, миту осуществляют сами [жители] Чукуито, и что идти осуществлять эту миту они причиняют им большой ущерб, потому что они отсюда перевозять дрова на баранах, и у них бараны тонут в реке Илаве, и их теряется предостаточно; что за один раз вместе уходит сотня индейцев на тринадцать дней [каждые] шесть месяцев из общины Анансайя, и из общины Уринсайя дона Фелипе [Чуи] идёт другая сотня индейцев на десять дней каждые шесть месяцев, и из общины Айянка дона Амбросио идёт другая сотня на восемь дней каждые шесть месяцев, и что это для них весьма тягостно и хлопотно, и что индейцев чинчасуйос, которых очень мало, наберётся около сотни, и все они идут служить на один день отсюда в Чукуито, что составляет десть лиг туда и столько же обратно, и что каждому индейцу они приказывают дать полтомина на каждый день из тех дней, что они там служат , и они не дают им ничего для дороги туда и обратно , и что они идут нагруженные со своими женами и детьми; и что [всё] это, ими заявленное – правда; и это подтверждает господин виситадор Гарси Диес.»

Доклад августинцев:
• Стр. 12: «И там они основали другой дом [церковь] на той же пампе [pampa] или площади Гуамачуко, где стояли огромные сооружения Инки [del Inga], а ныне - находится монастырь, в том же строении, которое там называют тамбо [tambo]; там [тогда] расположился Орден, так оно и поныне.»
• Стр.14-15: «В стенах было много ниш для хранения останков, остававшихся от овцы или барана, и этими дворами была испещрена земля и мы разрушили [15] многие, и в тамбо и [на] дорогах у них есть много ниш и многие в Перу видят их до сих пор и не знают, что это такое. Все они были уничтожены в Гуамачуко, и разобраны брусья, под которые верховный жрец проливал реки [fiurez] асуа, и чичи, и сако [zaco]: сако представляет из себя немного кукурузной муки, размешенной в горячей воде, и из этого они делают обычное блюдо для всех вак, и это, говорят, ест Атагуху. И в этих дворах они совершали большие празднества во время своих жертвоприношений, длившихся пять дней, и устраивали они грандиозные таки и песни, наряжаясь во все самое лучшее, и [тогда] происходят большие попойки, и за все то время они не перестают пить: одни падают, другие поднимаются, и так у них отмечаются несчастные празднества»
• «Вака Кондор и его сын: Тела этих полководцев Инков были сохранены в стогах маиса. Кондор (или его сын) умер в 1517 году, и его тело было обнаружено в 1560 году. Эти тела могли быть спрятаны в «колька», оформленного в виде кукурузного склада на горе Санта Барбара, откуда визуально виден Вамачуко.»
• Стр. 39: «Была обнаружена одна особенность, весьма распространённая во всех строениях, или в большинстве , Инки и Короля той земли, и всё ещё поныне их разрисовывают индейцы, а особенность эта такова: несколько очень больших змей, и они говорят, что у Инки было змеи в качестве герба , и я даже сам их видел во многих постоялых дворах, особенно в Куско и в Гуамачуко.»
«Приказ об обслуживании постоялых дворов в репартимьенто Гуамачуко» написан он Грегорио Гонсалесом ле Куэнка в 1567 году, опубликован у Ростворовски (1989):
• В документе приводятся названия семи городов, занимаемых горными митимаями, восемь городов, занимаемых митимаями-юнгами, двадцать пять городов, занимаемых местным населением, и девять постоялых дворов. Местное население было поделено на четыре разряда варанк (huarangas), из которых две западные варанки были более крупными, а также более высокого класса, чем две восточных (это интересное место в отклонении от инкской идеи, когда варанки не были равными по размеру). Эспиноса (1974: 22, 35) считает, что третья по рангу варанка Льуичо была отделена от первой по рангу варанки Льампа Вайна Капаком, одиннадцатым королём Инкой (умер в 1527 году). Если это так, то можно предположить, что четвёртая по рангу Андамарка была отделена от второй по рангу Вакапонго в то же самое время. Две других варанки были сформированы горными митимаями и митимаями юнгами. Наконец, хотя они и сформировали отдельную группу, чаупи юнги, жители долины Моче и, возможно, долины Виру и других соседних долин, они были лояльны кураке (местному правителю) Гуамачуко (Huamachuco) .
Exsul Immeritus
• «Поясню детальнее: эти ткани, трофеи или наследство древнего прошлого, бережно хранимые среди слоёв листьев sayri [табака], должным образом высушенных, хранились в ñaupappachachurapuna [складах, предназначенных для хранения древних тканей]. Каждый склад был знаком [таким чиновникам]: вильякуму [священнику], кипукамайок, амаута [мудрец], аравек [певец] и уакакамайок [ответственные за ваки]. Они часто сходились в вышеупомянутые склады, ныне разрушенные невежественным[и] грабителем[и]; между тем вильякуму [священники] несли к акклакуна эти ткани древности.»

Диего Гонсалес Ольгин (1608):
Chazquichini, huacaychayñispa. Сдавать на хранения или отдавать на склад.
Huacay chachik, o huaccaychaypac chasquichic. Сдающий на хранение.
Huacaychapayani. Иметь обязанность наблюдать, следить за чем-то.
Huaychachini o cahuayeachapu huayñini. Сдавать или отдавать на хранение.
Huaccay cha chiscca. Склад; сданное на хранение.
Huaccaychakruna. Хранитель.
Huaccaychay camayoc. Должность хранителя.
Chhahuay. Амбар из тростника, обмазанного глиной.
Pirhua. Амбар из учу, или из чаклья, или из обмазанного глиной тростника.
Collca. Амбар из необожженного кирпича. Общее название для всех амбаров.
Ylla collccacollcca. Амбары Инки; военная казна.
Taqque. Соломенный или тростниковый не обмазанный глиной амбар
Collona. Углубленный под землю и обмазанный глиной амбар.
Pachaca. Управитель Инки, занимавшийся его имениями.

Поділитись
6 677 views
КУПРІЄНКО - науково-публіцистичний блог: книги, статті, публікації. Україна. Київ. KUPRIENKO - Scientific blog: books, articles, publications.
Сайт розроблено, як науково-популярне онлайн видання. Напрями - Історія України, Історія цивілізацій Доколумбової Америки: документи, джерела, література, підручники, статті, малюнки, схеми, таблиці. Most texts not copyrighted in Ukraine. If you live elsewhere check the laws of your country before downloading.