Документы, связанные с Франсиско де Авила, «искоренителем язычества» в провинции Варочири, Перу (1608-1609 гг.)


3 191 views

Документы, связанные с Франсиско де Авила, «искоренителем язычества» в провинции Варочири, Перу (1608-1609 гг.)
Los documentos sobre Francisco de Avila, el extirpador de idolatrias en Huarochiri, Peru, 1608-1609.

===============
[Перевод с испанского издания «Testimonios, cartas y manifiestos indígenas (Desde la conquista hasta comienzos del siglo XX». – Caracas, Biblioteca Ayacucho, 1992, ISBN: 980-276-187-7, p. 206-211» на русский язык:
А.Скромницкий, 2009,
Украина,
Киев,
http://bloknot.info
creos@narod.ru]
===============

Скачать текст (pdf):

- Документы, связанные с Франсиско де Авила, «искоренителем язычества» в провинции Варочири, Перу (1608-1609 гг.).


===============

Искоренение язычества.

В XVI веке "духовное спасение" индейцев было единственным «универсально» приемлемым оправданием расширения испанского влияния в Америке. Его результат - искоренение индейских религий, было, следовательно, неким "заданием", которое завоеватели, как военные и духовные, устанавливали для себя с самого начала своей экспансии.

Достаточно вспомнить, в связи с этим, жестокое разрушение местных храмов, совершенное, без каких-либо колебаний, Эрнаном Кортесом в Чолуле [Cholula]. Убедительное, или же неистовое, "духовное завоевание", которое вели миссионеры различных религиозных Орденов, прежде всего в течение XVI - XVII веков, предполагало всегда полное и окончательное искоренение туземных религиозных практик, определяемых как "языческие/идолопоклоннические".

В Перу, стратегия "искоренения язычества" [extirpación de idolatrías] главным образом получила своё оформление на церковных Соборах 1551 и 1567 годов [Duviols 1976]. На Первом Соборе было выбрано подавление туземных культов без всяких различий, в то время как Второй Собор рассматривает религиозные туземные практики, как не идолопоклоннические, совместимые с христианством. Третий Лимский Собор (1585 год), проводившийся под руководством иезуитов, подчеркивает важность духовного воздействия в работе по искоренению язычества.

До начала XVII века, действительно, искоренение язычества не занимает ключевого места в деятельности перуанских церковнослужителей, удовлетворенных в основном своим проповедованием Евангелия. Тем, кто нарушил это спокойствие, как говорит Pierre Duviols [1976], был Франсиско де Авила, объявив, что индейцы продолжали оставаться, хотя и тайно, такими же язычниками, как и до завоевания.

[206]

ДОКУМЕНТ №69: Заявление общины Суниканча (Сьерра-де-Лима) в пользу падре Франсиско де Авила, 21 февраля 1608 года.

Источник: Taylor 1985, p.172-185. Рукопись из Архивов Архиепископства Лимы, Судебные дела и Обвинительные акты, связка документов № I.

В XX веке Франсиско де Авила, ставший священником в Сан Дамиане [San Damián] (Варочири [Huarochirí]) в 1597 году, приобрел большую известность благодаря своей причастности в истории создания самой знаменитой рукописи ранней колониальной эпохи на языке кечуа, известной под названиями «Боги и люди Варочири» или «Обряды и обычаи Варочири» [Huarochirí 1987]. Но в его эпоху его имя, прежде всего, связывается с многочисленными конфликтами, в которые он вступал с различными местными общинами из-за своего усердия в искоренении язычества. В 1607 году, индейцы селения Сан Дамиан, не выдержав, без сомнения, его "антиязыческой" настойчивости, возбуждают против него судебное дело в архиепископстве Лимы, приводя доказательства, состоящие из 100 (!) "глав": о совершении им непомерного угнетения по отношению к ним, о его сексуальной нетерпимости и о других его насилиях. Этот иск будет стоить ему нескольких месяцев церковной тюрьмы в Лиме. За время его отсутствия, его доверенным лицам удается достичь, однако, трех частичных отказов от обвинений, написанных и подписанных несколькими знатными индейцами. Мы представляем здесь текст (созданный самим Авилой на испанском языке) письма-отказа (составленного в оригинале на языке кечуа) от обвинений, которое подписало несколько знатных лиц из селения Суниканча [Sunicancha].

Интерес этого текста состоит, прежде всего, в его двусмысленности. В то время как подписавшие отказываются, попунктно, от своих предыдущих обвинений, они всё же подтверждают факты, спровоцировавшие этот иск; то, что изменилось, это лишь его интерпретация событий. Не известно в точности, почему индейцы изменили свою позицию к Авиле [см. Acosta, en Huarochirí 1987].

Но если имеются в виду сообщения о насилиях между индейцами и не индейцами, порождённые Колонией, такие изменения в позиции индейцев не могут являться каким-либо сюрпризом. Более того: это хорошо видно, например, из монолога Манко Инки II, записанного его сыном Диего де Кастро Титу Куси Юпанки, когда индейская дипломатия (и притворство) перед лицом превосходящего на данный момент противника совершенно сознательно свободно меняется, и это имело место с самого начала возникновения колониальной системы [в Перу].

Дон Мигель Йаврикаса [Don Miguel Yauricasa], глава Сант Франсиско де Суниканча [Sant Francisco de Çunicancha] из варанки [Z1] [huaranca] Чавкаримак [Chaucarímac], и дон Мартин Вачваньявпа [Martyn Huachhuañaupa], и Хуан Саксаманиа [Juan Sacsamanya], и Андрес Касайаури [Andrés Casayauri], и Себастьян Пайкокальва [Sebastián Paycocallhua], и Андрес Макакаса [Andrés Macacasa], Диего Саксаньявпа [Diego Sacsañaupa], Диего Пайкойаури [Diego Paycoyauri], Хуан Помайанак [Juan Pomayanac], Хуан Макальюнку [Juan Macalluncu], [207] Мартин Асторикра [Martyn Astoricra], Диего Канчарла [Diego Cancharla], Матео Саксаньявпа [Matheo Sacsañaupa], Кристобаль Пайконьявпа [Xristóbal Paycoñaupa], дон Кристобаль Сулькави [don Xristóbal Sullcaui], Франсиско Колькерика [Francisco Collquerica], Кристобаль Пайкорокси [Xristóbal Paycorocci], Кристобаль Павкаркаса [Xristóbal Paucarcasa], Херонимо Астовилька [Gerónimo Astovillca], Мартин Льяксатакми [Martyn Llacsatacmi]: От нашего имени и [от имени] остальных индейцев этого селения, ныне здесь не присутствующих, мы говорим, что все мы - из этого вышеупомянутого поселения Сант Франсиско, мы хотим, и такова наша воля, жить в мире и быть друзьями сеньора доктора Франсиско де Авила, нашего падре. Потому что, воистину, невозможно отрицать то, что с тех пор, как он пришел в этот приход, мы слышим и знаем слово Божье, и что он сделал нас христианами; и поскольку мы познали [сие] и возблагодарили за это, и он не причинил нам никакого вреда, у нас не было с ним ни тяжбы какой-либо, ни разногласия после того, как он появился в этом приходе; и мы знаем, что он всячески покровительствовал и помогал нам. И дело обстоит так, что когда в этом поселении, или в [селении] Санта Ана [Santa Ana], или в другом месте, ему отслужили или осуществили миту [mita] индейцы этого вышеназванного места, по окончании миты айлью [Z2] [ayllo] созывало их и производило отчет о том, что оно должно им, и расплачивалось со всеми.

В прошедшие дни, в сентябре, дело обстояло так, что когда индейцы поселения Сант Хуан [Sant Juan] и другие из этой варанки Чавкаримак возбудили против вышеупомянутого Доктора некие тяжбы, мы поступили также, но то было от гнева, нас одолевшего, потому что мы полагали, что вышеупомянутый падре хотел заставить нас основать в этом приходе мастерскую энкомендеро. И в соответствии с тем, что мы сказали, должны были люди, которых мы нашли в Лиме, написать нам наши обвинения, написать то, что захотели они [т.е. жители селения Сант Хуан и варанки Чавкаримак].

То, о чём говорили обвинения от первого [пункта] до двенадцатого, заключается в следующем: за баранов, козлят, сало, свечи, яйца, маис, папас[Z3] , чичу, чочоку [chochoca[Z4] ], дрова и траву должен был Доктор много денег. И сейчас мы говорим, что воистину из всего этого он ничего не должен [de todo esto no debe cosa], и что, когда он хотел купить или купил несколько яиц сверх того, что ему дают за его деньги от миты за несколько куриц или цыплят, он всегда сначала присылал серебро. А что касается сала, то дело обстоит так, что иной раз он обычно просит нас, чтобы мы собрали ему немного, и это мы обычно делаем добровольно и даём ему немного. И потому из всего вышеназванного упомянутый Доктор не должен нам ничего.

А относительно того, что мы говорим, что одиннадцать индейцев перенесли ноши в Варочири, то это также ложно. И то, что касается [перевозки] небольших нош отсюда в Сант Хуан и в Сант Дамиан, нам нечего [за это] просить, ни говорить, потому что это [хоть и] было, но оно не заслуживает ни оплаты, ни того, чтобы это переносилось за деньги. И за лошадей, перевозивших ноши в Лиму, а также индейцев, ушедших с ними, - за всё это заплачено, и правда в том, что ни одна лошадь не пронесла и пяти [208] мер [medias[Z5] ] папас: а полторы фанеги [Z6] – это дело обычное. И всё остальное, касающееся службы, оплачено, и за серую лошадь, которую, как мы говорим, вышеупомянутый Доктор потерял в пуне [Z7] [la puna], у его владельца есть бумага от упомянутого Доктора и оба договорились [sic![Z8] ].

И двадцать восемь брёвен, доставленные 28-ью индейцами этого селения в Лиму, их мы принесли и носим из любви к нему, и бесплатно, и потому что мы так хотим, и без ожидания платы.

Документы, связанные с Франсиско де Авила, «искоренителем язычества» в провинции Варочири, Перу (1608-1609 гг.)
Tagged on:                                 

Залишити відповідь

1 visitors online now
1 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 14 at 04:20 am UTC
This month: 32 at 06-18-2017 02:13 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Agustín de Zarate. Historia del descubrimiento y conquista de las provincias del Perú.

Agustín de Zarate. Historia del descubrimiento y conquista de las provincias del Perú.

Хосе Роберто Паэс. “Педро Сьеса де Леон” (в отрывках). JOSÉ ROBERTO PÁEZ. PEDRO CIEZA DE LEÓN.

JOSÉ ROBERTO PÁEZ. PEDRO CIEZA DE LEÓN. Хосе Роберто Паэс. "Педро Сьеса де Леон" (в отрывках).

Close