Симон Боливар. Речь о проекте Конституции Боливии. Лима, 25 мая 1826.


2 635 views

Симон Боливар. Речь о проекте Конституции Боливии. Лима, 25 мая 1826.

Законодатели! Предлагая Вам проект Конституции для Боливии, я чувствую, как меня переполняют смущение и робость, ибо я убеждён в своей неспособности к созданию законов. Когда я вижу, как мудрости всех веков оказывается недостаточно, чтобы создать фундаментальный закон, который был бы совершенен, и как просвещённейший законодатель становится источником человеческого несчастья и, так сказать, насмешкой над своим предназначением, что я должен сказать о солдате, который, рождаясь среди рабства и умирая в пустынях своей родины, не видит ничего, кроме пленников в цепях и товарищей с оружием, чтобы эти цепи разбить? Я Законодатель...! Ваш обман и моё согласие спорят за преимущество; не знаю, кто больше страдает в этом ужасном конфликте: Вы - от бед, которых Вы, должно быть, опасаетесь от законов, о которых я прошу, или я - от позора, на который меня обрекает Ваша уверенность.

Я собрал все свои силы, чтобы показать Вам своё мнение о том, как распоряжаться человеческой свободой согласно принципам, принятым среди цивилизованных народов, хотя опыт показывает, что длительные периоды бедствий прерываются лишь вспышками счастья. Каким же принципам мы могли бы следовать, находясь в тени столь мрачных примеров?

Законодатели! Ваш долг призывает Вас сопротивляться ударам двух ужасных врагов, воюющих друг с другом, каждый из которых атакует и Вас: тирания и анархия формируют безбрежный океан угнетения, окружающий маленький остров свободы, по которому вечно бьют яростные волны и ураганы, разрушающие и непрестанно захлёстывающие его. Взгляните на море, по которому Вы пытаетесь вести хрупкую лодку, капитан которой столь неопытен.

Проект Конституции Боливии производит разделение на четыре политические силы, с добавлением ещё одной - так, чтобы не усложнять классическое отделение каждой из них от других. Избиратели получают полномочия, которые не найти даже у правительств, считающихся самыми либеральными. Эти прерогативы сильно приближены к таковым в федеральной системе. Я нашёл, что не только удобно и полезно, но также и просто наделить непосредственных представителей из народа полномочиями, которых более всего могут желать граждане каждого департамента, провинции или кантона. Для гражданина нет ничего важнее, чем выбор его законодателей, магистратов, судей и пастырей. Депутаты от каждой провинции представляют её нужды и интересы, и служат для жалоб на нарушения законов и злоупотребления судей. Осмелюсь сказать с некоторой точностью, что эти представители наделяются правами, которыми пользуются отдельные правительства федеральных государств. Таким образом, создаётся новый противовес в балансе с исполнительной властью, и Правительство получает больше гарантий, больше народности и новые права, чтобы стать самым демократическим из всех.

Каждые 10 граждан назначают выборщика; таким образом формируется представительство нации из десятой доли её граждан. Не требуется ни дееспособности, ни владения имуществом, чтобы исполнять величайшую функцию Правления; более этого, надо уметь написать своё волеизъявление, подписаться и прочесть законы. Заниматься какой-либо наукой или владеть искусством, которое давало бы честный источник для пропитания. Нет никаких исключений кроме преступности, праздности или полнейшего невежества. Знание и честь, а не деньги - вот что требуется от избираемых в Народную Власть.

Законодательный Корпус обладает структурой, необходимой для гармонизации его частей: он не будет вечно разделён из-за отсутствия судьи-арбитра, как это бывает там, где Палат лишь две. Тут из будет три, и раздор между двумя будет разрешаться третьей, а дела будут рассматриваться двумя сторонами, ведущими тяжбу, и беспристрастным судьёй: таким образом, никакой полезный закон не останется бездейственным, или по крайней мере принятым во внимание два или три раза, прежде вынесения отрицательного решения. Во всех делах между двумя сторонами будет третья — решающая, и разве не было бы абсурдом, если бы в самых трудных нуждах общества игнорировалось такое постановление, продиктованное настоятельной необходимостью? Таким образом, Палаты будут защищены в рассмотрениях, в которых нужно сохранить всеобщий союз, и которые надо обсуждать с утихшими страстями и мудрым спокойствием. Мне говорят, что современные конгрессы состоят лишь из двух частей. Это потому, что в Англии, служащей примером, знать и народ обязаны избирать две Палаты, и если в Северной Америке поступают так же, не имея знати, то можно предположить, что это происходит по привычке, оставшейся от английского правления, вдохновившего их на эту имитацию. Дело в том, что два совещательных органа должны вечно сражаться друг с другом, и из-за этого Сийес (Аббат? - Д.К.) не хотел иметь более одного. Классический абсурд.

Первая Палата состоит из Трибунов, и наделяется полномочиями инициировать законы, имеющие отношение к Казне, Миру и Войне. Она производит прямую проверку ветвей, которыми Исполнительная власть управляет без вмешательства Законодательной.

Сенаторы формируют своды законов и церковные уставы, и следят за судами и верой. На долю Сената выпадает выбор префектов, районных судей, губернаторов, коррехидоров и всех подчинённых Департаменту Юстиции. Палата Цензоров выдвигает членов Верховного Суда, архиепископов, епископов, сановников и каноников. В ведомстве Сената находится всё, имеющее отношение к религии и законам.

Цензоры осуществляют политическую и моральную власть, имеющую некую схожесть с ареопагом в Афинах и цензорами Рима. Они будут прокурорами против правительства, следящими за соблюдением Конституции, общественных Договоров и веры. Под их покровительство я поместил Национальный Суд, который должен будет решать, хорошим или плохим является управление, производимое Исполнительной властью.

Цензоры покровительствуют морали, наукам, искусствам, образованию и печати. Им принадлежат как самые ужасные, так и самые великие функции. Они приговаривают к вечному позору узурпаторов высшей власти и знаменитых преступников. Они воздают общественные почести за работы и достоинства выдающимся гражданам. Стрелка славы заключена в их руках, поэтому Цензоры должны обладать абсолютной невинностью и безупречной жизнью. Если они провинятся, то должны быть наказаны даже за малейшие нарушения. Этим священникам закона доверяется сохранение наших священных скрижалей, ибо именно они должны взывать о помощи против их осквернения.

Президент Республики, согласно нашей Конституции, должен быть как солнце, прочно стоящее в её центре, давая жизнь Вселенной. Эта высочайшая власть должна быть вечной, ибо системы без иерархий более других нуждаются в неподвижной точке, вокруг которой вращаются чиновники и граждане, люди и вещи. Дайте мне точку опоры, говорил древний, и я переверну мир. Для Боливии эта точка - пожизненный Президент. На него опирается весь наш порядок, хотя он и не производит для этого действий. У него будет отрезана голова, чтобы никто не боялся его намерений, и связаны руки, чтобы он никому не причинил вреда.

Президент Боливии наделяется полномочиями Исполнительной власти Америки, но с ограничениями, благоприятными для народа. Их длительность - такая же, как и у Президента Гаити. Я выбрал для Боливии самую демократичную Исполнительную власть в мире.

Остров Гаити (я позволю себе это отступление) постоянно находился в состоянии восстания: после экспериментов с империей, монархией, республикой, всеми известными правительствами и ещё некоторыми, там вынужден быт явиться знаменитый Петион, чтобы спасти его. В него поверили, и судьба Гаити перестала колебаться. Петион был назначен Президентом пожизненно, с правом выбрать преемника, и ни смерть этого великого человека, ни смена его новым президентом не причинили Государству ни малейшего несчастья: всё перешло к достойному Бойеру в духе легитимной монархии. Это триумфальное доказательство того, что пожизненный президент с правом выбора преемника тончайшим образом соответствует духу республиканского порядка.

Президент Боливии будет менее подвержен опасности, чем на Гаити, находясь в состоянии более безопасного наследования для блага Государства. Вдобавок, Президент Боливии лишён всяческого влияния: он не назначает ни магистратов, ни судей, ни церковных иерархов, даже младших. Такое умаление власти ещё не заставило страдать ни одно хорошо составленное правительство: оно добавляет барьеры власти начальника, ибо обычно над всем народом господствуют те, кто исполняет важнейшие общественные функции. Священники управляют совестью, судьи - собственностью, честью и жизнью, а магистраты - всеми общественными мероприятиями. От этих людей народу не нужно ничего кроме званий, славы и капиталов, а от Президента можно не ждать осложнений, вызванных его амбициозными взглядами. Если добавить к этому рассмотрению тех, из кого естественным образом рождаются главные оппозиционеры, с которыми демократическое правительство сталкивается в течение всего своего правления, то, кажется, есть право с уверенностью сказать, что узурпация Власти для этого правительства возможна менее, чем для любого другого.

Симон Боливар. Речь о проекте Конституции Боливии. Лима, 25 мая 1826.
Tagged on:             

Залишити відповідь

10 visitors online now
10 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 20 at 01:36 am UTC
This month: 36 at 07-13-2017 08:49 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Марио Варгас Льоса. Нобелевская премия по литературе-2010.

Марио Варгас Льоса. Нобелевская премия по литературе-2010. Автор великолепный, хотя и неоднозначный.! Но давно пора. Чего стоит один "Разговор в...

Монумента Перуана. Документ № 236. ПИСЬМО АНОНИМНОГО ИЕЗУИТА ОТЦУ ХУАНУ СЕБАСТЬЯНУ, ГЛАВЕ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ОРДЕНА (Куско, ок. 1599).

Монумента Перуана. Документ № 236. ПИСЬМО АНОНИМНОГО ИЕЗУИТА ОТЦУ ХУАНУ СЕБАСТЬЯНУ, ГЛАВЕ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ОРДЕНА (Куско, ок. 1599). ========== Перевод с...

Close