3 733 views

Инквизиция в испанской Америке (1573-1649)

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ИНКВИЗИЦИИ В ИСПАНСКОЙ АМЕРИКЕ

(XVI-ХIХ вв.)

ПЕРВОЕ АУТОДАФЕ

В воскресенье 15 ноября 1573 г. на центральной площади Лимы — столицы вице-королевства Перу — в присутствии высших духовных а светских властей, при огромном стечении народа состоялось первое официальное в Испанской Америке аутодафе.

В этот день по решению инквизиционного трибунала Лимы, возглавляемого доминиканцем Серваном де Сересуэлой, подверглись различным наказаниям многочисленные отступники от католической веры: Жан-Батист, корсиканец, за принадлежность к «лютеранской секте» получил 200 ударов плетьми и был осужден пожизненно на галеры; Жан де Леон, француз, за то же преступление был осужден на шесть лет тюремного заключения; Инес де Лос Анхелес, родом из Севильи, за двоемужество получила 100 ударов плетьми, а Педро Санчес за двоеженство — 200 ударов и три года галер; Андрес де Кампос, родом из Кито, за разглашение секретных сведений о деятельности трибунала инквизиции получил 100 ударов плетьми.

Но коронным номером всей церемонии было осуждение ярого врага церкви Матео Саладо, 45-летнего севильца, обвинявшего священников и монахов в продажности и развратной жизни и призывавшего покончить с ними. Матео Саладо, однако, был повинен не только в этих ужасных грехах: по подсказке дьявола он смел утверждать, что работорговцам не видать царства небесного, им уготовано место в аду. Это был прямой выпад против отцов церкви и колониальной знати, торговавших и владевших рабами. Трибунал инквизиции постановил отлучить Матео Саладо от церкви, а гражданские власти Лимы присудили его к сожжению на костре.

Аутодафе происходило в присутствии всех колониальных властей — вице-короля, офицеров, светских судей, высшего духовенства, членов кабильдо (муниципального совета), восседавших на специальном помосте под балдахином. Лобная часть помоста оставалась открытой, на ней стояли лавки для осужденных. Особые места были отведены дамам — женам и родственницам нотаблей, ибо, как говорилось в одном из документов лимской инквизиции, дамам «по своей натуре приятно присутствовать на таком богоугодном зрелище».

Аутодафе готовилось тщательно и с усердием, места почетных гостей украшались коврами и цветами. Зрители наблюдали за экзекуцией стоя на площади или с балконов домов, расцвеченных яркими кусками материи и флагами монашеских и рыцарских орденов. Одних заставлял присутствовать на аутодафе страх, других влекло сюда желание получить индульгенцию, которая, как гласил эдикт папы римского, предоставлялась на 40 дней всем, кто был свидетелем аутодафе и помогал его осуществлению. [73]

К месту аутодафе осужденных сопровождали «родственники» («фамилиарес» — светские помощники инквизиции) и стражники. По дороге горожане издевались над ними, однако бросать гнилые фрукты и камни, обливать осужденных нечистотами было запрещено, так как испанский опыт показал, что мишенью правоверных католиков становились не только «грешники», но и сопровождавшие их «родственники».

Осужденных ввели на помост. Началась церемония аутодафе. Ее первым актом была присяга вице-короля и председателя королевского трибунала на верность инквизиции. Затем зачитали следующий документ, слова которого повторяли, подняв правую руку, все присутствующие на площади: «Клянусь богом и святой Марией, крестным знамением и словами святого Евангелия, что буду защищать святую католическую веру и святую инквизицию и ее судей и что раскрою любого еретика, его защитника или помощника и что не окажу им поддержки, не скрою их, а немедленно донесу на них. В противном случае да покарает меня бог как злонамеренного клятвопреступника» 1.

«Родственники» огласили приговоры трибунала о различных наказаниях осужденным. Официально инквизиционный трибунал не выносил смертных приговоров. Нераскаявшихся грешников он «всего лишь» отлучал от церкви, передавая жертву гражданским властям, которые присуждали отступника к смерти. Тем самым церковь как бы снимала с себя ответственность за умерщвление грешника. Это позволяет теперь ее сторонникам утверждать, что инквизиция якобы никого никогда не осуждала на смерть. Передавая «преступника» светскому суду, инквизиция просила проявить к нему «снисхождение и милосердие» и обойтись «без пролития крови». Светские власти выполняли эту просьбу: осужденного сжигали на костре.

После оглашения приговоров осужденные отреклись от своих грехов, и палачи приступили к порке. Затем перешли к главному пункту церемонии: сожжению непокорного грешника на костре. Саладо отвели на «кемадеро» 2 — место, где сжигали осужденных. Сюда заблаговременно завезли сухие дрова, хворост, веревки, колья. Расходы по устройству помоста и «кемадеро» возлагались на самих жертв инквизиции, имущество которых конфисковалось. С полным основанием один из смертников, Томас Тревиньо де Собремонте, мог заявить своим палачам, когда его вели 11 апреля 1649 г. в г. Мехико на костер: «Не скупитесь на дрова, они мне обошлись слишком дорого, чтобы мне их еще жалели!» 3.

Саладо привязали к врытому в землю высокому колу, обложили ноги хворостом, поднесли огонь. Костер запылал...

КОНКИСТА И ИНКВИЗИЦИЯ

Инквизиция в Западных Индиях, как испанцы называли свои владения в Америке, была продолжением испанской, созданной в виде отдельного церковного трибунала в 1483 г. под названием Совета верховной и всеобщей инквизиции, кратко — Супремы. Первым главой Супремы был прославившийся своими жестокостями организатор массовых казней генеральный инквизитор Томас де Торквемада.

Как известно, инквизиция существовала в Западной Европе начиная с XIII столетия. В роли инквизиторов, т. е. лиц, уполномоченных папой римским привлекать к ответственности, рассматривать дела вероотступников, выносить приговоры и осуществлять их, выступали специально на то уполномоченные епископы и архиепископы, кардиналы и папские легаты. [74]

В Испании террор инквизиции в конце XV в. был направлен главным образом против «новых христиан» — евреев и морисков, обращенных в католичество под угрозой конфискации их имущества и высылки из страны. Преследование «новых христиан» должно было подорвать их экономическое и политическое влияние. Действуя под контролем и в интересах испанских монархов, инквизиция преследовала всех, кто в той или иной степени выступал против абсолютистского правления как в Испании, так и в странах, на которые распространялась ее власть. С расколом католической церкви и превращением Испании в главный оплот контрреформации в Европе основные усилия инквизиции были направлены на искоренение протестантской «ереси». В 1543 г. папа Павел III учредил в Риме верховный инквизиционный трибунал, который под названием Конгрегации священной канцелярии просуществовал вплоть до Второго Ватиканского собора (1963—1966 гг.). Но испанская инквизиция действовала самостоятельно и фактически подчинялась только испанским монархам.

С завоеванием вновь открытых земель в Америке и образованием испанской колониальной власти на местах начинает свою деятельность в Новом Свете и инквизиция. Вначале инквизиторскими полномочиями наделялись монахи, которые сопровождали конкистадоров. 7 января 1519 г. генеральный инквизитор Испании Алонсо до Манрике официально уполномочил первого американского епископа Алонсо Монсо и вице-провинциала доминиканского ордена Педро де Кордобу выполнять по совместительству обязанности «апостолических инквизиторов во всех городах, селениях и местах островов Моря-океана», поручив им назначать нотариусов, приставов, следователей и других чиновников, необходимых для «святого дела» (Santo oficio — одно из наименований трибунала инквизиции).

По мере того как расширялись испанские завоевания в Новом Свете, создавались новые административные единицы, а соответственно и новые епархии, их руководители — епископы и другие церковные иерархи в свою очередь наделялись правами инквизиторов.

Кого же преследовали, с кем расправлялись инквизиторы в Западных Индиях? В первую очередь с теми же «новыми христианами», которые, несмотря на строжайший запрет переселяться в Западные Индии, все же просачивались за океан, не столько с целью принять участие в грабеже новых земель, сколько в надежде укрыться в дальних странах от преследований инквизиции. Именно безопасности в первую очередь искали эти люди, подчеркивает французский историк Пьер Шоню 4. Часть из них попадала в Индии непосредственно из Испании; другие достигали колоний через Португалию, куда в конце XV в. бежало большинство кастильских евреев, не принявших католичества, и откуда они потом перекочевали в Бразилию, а из Бразилии — в испанские колонии Америки уже под видом португальцев-христиан. Вылавливанию, разоблачению и наказанию этих «врагов католической веры» инквизиторы уделяли первостепенное внимание.

Инквизиция в испанской Америке (1573-1649)

Залишити відповідь

5 visitors online now
5 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 12 at 01:00 am UTC
This month: 36 at 05-15-2017 01:26 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Хорхе Хуан, Антонио де Ульоа. Секретные сведения из Америки (1736-1743)

Хорхе Хуан, Антонио де Ульоа. Секретные сведения из Америки (1736-1743)

Документы испанской финансовой политики (1596-1599)

Документы испанской финансовой политики (1596-1599)

Close