2 200 views

Е.В.Мальшина. АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА МАЙЯСКИХ ГОСУДАРСТВ В ИСПАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ XVI-XVII вв. // Наукові праці історичного факультету ЗДУ. – 1998. – Випуск ІV. – C. 84–100.

Великие географические открытия конца XV – начала XVI вв. произ-вели огромное впечатление на современников. В Испании, сыгравшей особую роль в открытии земель западного полушария, с этого времени появляется целая плеяда авторов, описавших открытие и завоевание Но-вого Света. В исторической литературе за ними закрепилось собиратель-ное наименование “хронисты Индий”. Их сочинения прочно вошли в научный оборот: начиная с эпохи Просвещения они широко используются в качестве важнейших источников историками различных направлений, исследующими открытие и завоевание Америки, этнические процессы и другие аспекты американской истории.
Повествуя обо всей Центральной Aмерике, параллельно они сообща-ли интересные сведения на региональную тематику, в том числе и о по-луострове Юкатан и населяющих его майя.
В группу старших хронистов войдут крупнейшие историки Индий – Бартоломе де Лас Касас (1474-1566) и Гонсало Фернандес де Овьедо-и-Вальдес (1478-1557), а также Берналь Диас дель Кастильо, участник по-ходов Эрнандо Кортеса в Мексику. Эти люди, оказавшиеся в числе непо-средственных участников или свидетелей завоевания Нового Света, до-бывали сведения сами в ходе своей деятельности в Западном полушарии.
Из группы хронистов младшего поколения мы выделим Франсиско Лопес де Гомара (1510-1598), Франсиско Сервантес де Салазар (1514-1575) и Диего де Ланда (1524-1579). Их сочинения во многом еще сход-ны с предыдущими, но их уже отметила печать компилятивности. При-чина такого изменения в том, что к этому периоду многие этнические группы Нового Света были истреблены, а быт и культура уцелевших на-родов предстали перед ними в известной степени измененными под дей-ствием колонизации. Среди младших хронистов одни в Новом Свете бы-ли лично (как Ланда), другие там никогда не бывали.
С каждым последующим поколением в трудах хронистов усиливается компилятивность. Из авторов конца XVI – начала XVII вв. стоит упомя-нуть таких известных историков, затронувших проблемы Юкатана, как
Наукові праці історичного факультету ЗДУ. – 1998. – Випуск ІV 85
Хосе де Акоста (1539-1600), АнтониоЭррера-и-Тордесильяс (1559-1626), Хуан де Торкемада (1565-1624), Антонио де Ремесаль (1570-1619), Анто-нио Васкес де Эспиноза (1570-1630), Бернандо де Лисана (1575-1631), Педро Санчес де Агиляр, Диего Лопес Когольюдо (ок.1612-1665), Алон-со Понсе и его секретарь Антонио де Сьюдад Реаль (1571-1617), Андрес де Аведаньо-и-Лойола и Франсиско де Элорса-и-Рада (конец XVI – нача-ло XVII вв.), Франсиско Антонио Фуэнтес-и-Гусман ( XVII в.). Их труды – почти полная компиляция.
Сочинения всех испанских хронистов проникнуты осуждением язы-чества, а вместе с ним и всего индейского. Исключение составляют тру-ды Лас Касаса, защитника индейцев. Главное же достоинство их не толь-ко в обилии сообщаемого фактического материала, но и в сохранении в компилятивном виде утраченных исторических трудов и документов, особенно учитывая, что из памятников письменности американских ту-земцев почти ничего не сохранилось.
К испанской историографии можно отнести и словари, составленные во второй половине XVI в. монахами для своих вновь прибывших со-братьев по религии с целью более успешной христианизации местного населения. Ценность их велика, так как лексикон и комментарии состав-лены со слов и с помощью индейцев доколумбовой эпохи.
Все свидетельства эпохи Конкисты, полученные от индейцев или бла-годаря собственным наблюдениям испанцев, в основном касаются вре-мени, непосредственно предшествующего Конкисте, т.е. XIII-XVI вв. Лишь немногие из авторов (как Ланда) ставили целью заглянуть в про-шлое этих земель более глубоко. В силу этого, сочинения хронистов мо-гут быть использованы только для воссоздания исторической обстановки постклассического периода Х-XVI вв., наступившего после завоевания майяских владений тольтеками. Затронутые нами аспекты администра-тивной системы майя продиктованы отрывочностью изложения хрони-стами сведений об общественно-политической жизни и государственном устройстве майя. Поэтому необходимо рассматривать их свидетельства в тесной связи с археологическими источниками.
Административную систему в майяском обществе возглавлял верхов-ный правитель – халач виник (майяск. – “настоящий человек”). В испанс-ких документах он часто называется “сеньором”, “губернатором”. Соста-витель майя-испанского словаря из Мотуля монах Антонио де Сьюдад Реаль дает такое толкование этому слову: “епископ, верховный судья, губернатор, глава или комиссар всех монастырей провинции” [17, p.458].
В разных источниках мы встречаем утверждение о том, что халач ви-ники в одном государстве всегда принадлежали к единственной правя-щей династии. Должность эта, следовательно, была наследственной и
86 Всесвітня історія
передавалась по отцу по прямой линии старшему сыну, по свидетельству Ланда, реже – мужу дочери [9, c.120,147]; бывали и другие отклонения, о чем говорит “Родословное древо” династии Тутуль Шив, правившей в провинции Мани [22, p.120]. Правители некоторых династий имели ти-тул “ахав” (майяск. – владыка). В словаре из Мотуля это слово переводи-тся как “король” или “император, монарх, знатный или великий сеньор” [17, p.71]. К моменту завоевания этот титул носили правители трех дина-стий – Коком, Печ, Чель. В колониальный период этот титул стали при-менять к испанскому королю. Все правители, особо отличившиеся воена-чальники, верховные жрецы получали титул “ягуар”, а трон правителя носил название “циновка ягуара”.
Почти все правящие династии вели свое происхождение от бога Ягуа-ра, он считался их покровителем; его шкура, голова, когти служили сим-волами верховной власти. Археологические источники дают нам полный набор атрибутики царской власти майя. Это “узел закутанного величия” [10, c.112-113], т.е. священный тюк с реликвиями, скорее всего, с моща-ми предков правителя. Это богатейший головной убор, полностью состо-явший из набора символов и являвшийся главным показателем фратери-альной, родовой и семейной принадлежности, социального ранга и бое-вых заслуг. Халач виник выделялся богатством нефритовых украшений, в том числе пекторалью в виде знака “ла” – “владыка” [1, c.73].
Анализируя известные изображения правителя в искусстве майя, до-полним этот список: в торжественных случаях халач виник держит в ру-ках щит с маской бога солнца и скипетр или жезл. Скипетр – это корот-кая украшенная богатой резьбой палка с антропоморфной фигуркой бога на верхнем конце и змееобразной изогнутой ручкой на нижнем [3, c.29]. Исторический эпос одного из племен майя-киче “ Пополь Вух” называет его “канхел”, из другого эпоса киче “Анналы какчикелей” мы узнаем, что он мог быть разного цвета, и ему приписывались разные магические свойства [14, p.54-55]. Мистический характер имели и другие атрибуты власти.
По свидетельству Когольюдо и Лисаны, власть халач виника была аб-солютной [25, t.IV, p.4] и почиталась наравне с богами. Кроме общего управления своим государством и руководства внешней политикой, он выполнял и некоторые религиозные функции. В словаре из Мотуля, как уже упоминалось, термин “халач виник” имеет и религиозную окраску: он характеризуется как “провинциал (духовное лицо, возглавлявшее мо-настыри провинции), или комиссарио (разъездной инспектор по соблю-дению религиозных правил)” [16, p.485].
Правители майя всегда подчеркивали свою связь с богами. Сами они по майяским религиозным представлениям имели божественное проис-
Наукові праці історичного факультету ЗДУ. – 1998. – Випуск ІV 87
хождение, что подтверждается в трудах Ланды [9, c.163], а также Торке-мады, где фиксируется вера майя в божественных предков правителей: “Они говорят, что от Кукулькана (бога Пернатого Змея) произошли ко-роли Юкатана” [30, t.ІІ, p.52]. Богами они продолжали оставаться и после смерти. Над их гробницами строили храмы, почитались их статуи. На монументах и рельефах фигура халач виника изображена в большем ма-сштабе, чем остальные [3, c.215].
Наличие сакрализации царской власти мы видим и в пышном погре-бальном обряде и ряде сопровождающих его ритуалов. Испанские хро-нисты составили нам подробные описания похоронных церемоний у раз-личных племен майя. Священник Роман-и-Саморра наблюдал этот обряд в департаменте Альта Верапас (горная Гватемала). После смерти прави-теля, “когда наступал день похорон, собирались все сановники и вожди, которые приносили с собой драгоценности и другие дары, а также не ме-нее одного раба женского и мужского пола, предназначенных для прине-сения в жертву... И они клали все драгоценности на тело умершего. Затем покрывали его множеством плащей, плотно закутывали его в них и по-мещали в большой ящик из дерева или камня в сидячем положении. По-сле этого они делали в земле погребальную камеру, очень глубокую и просторную, и ставили туда этот гроб или ящик... Они убивали всех ра-бов, и женщин, и мужчин, которые прислуживали ему, так, чтобы они могли заботиться и в дальнейшем о своем господине в загробном мире. Затем все это засыпали землей и камнями и строили сверху каменный алтарь, на котором часто воскуривали благовония и совершали жертво-приношения” [3, c.214].
Лас Касас дал более подробное описание всех церемоний индейцев этого же департамента. Он дает интересную деталь: умершему клали в рот драгоценный камень, предварительно натерев им его лицо. Счита-лось, что таким образом сохранялась его душа [24, p.525].

Е.В.Мальшина. АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА МАЙЯСКИХ ГОСУДАРСТВ В ИСПАНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ XVI-XVII вв.

Залишити відповідь

6 visitors online now
6 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 17 at 01:50 am UTC
This month: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Петровський А. Реформи Марії-Терезії та Йосифа ІІ в Австрійській імперії (70-80-і рр. ХVIІІ ст.)

Петровський А. Реформи Марії-Терезії та Йосифа ІІ в Австрійській імперії (70-80-і рр. ХVIІІ ст.) історичний факультет Київського національного університету імені Тараса...

Петровський А. Вільгельм ІІІ Оранський (1650-1702 рр.)

Петровський А. Вільгельм ІІІ Оранський (1650-1702 рр.) історичний факультет Київського національного університету імені Тараса Шевченка Рубрика: Нова історія країн Європи та...

Close