Мильская Л.Т. Аграрное развитие Каталонии и окружающая среда (XII — начало XIIIв.) // Средние века. Вып. 44. 1981.

Мильская Л.Т.
Аграрное развитие Каталонии и окружающая среда (XII — начало XIIIв.)
Средние века. Вып. 44. 1981.

[117] – конец страницы.
OCR Bewerr.

Процесс взаимоотношения человека с природой — проблема, интересующая ученых самых различных специальностей, ибо в наши дни она приобрела грозную актуальность. Поэтому закономерен интерес историков-экономистов к исследованию этого вопроса в его историческом аспекте.1)

Детальное рассмотрение этой проблемы на материале локальных источников весьма важно и для решения одной из существенных задач исторической науки — создания систематического обзора истории хозяйства. В этом отношении история хозяйства средневековой Испании вообще и одного из наиболее феодализированных государств Пиренейского полуострова — Каталонии в частности все еще представляет широкое поле для исследования.2)

Для настоящей работы использованы грамоты трех каталонских монастырей: основанного еще в эпоху Каролингов бенедиктинского монастыря Сан-Кугат дель Вальес (в 40 км от Барселоны) и двух цистерцианских монастырей, возникших в XIIв. на территории Новой Каталонии, — монастыря Поблет (существующего и поныне) и монастыря св.Креста.3) К периоду XII — первой половины XIIIв. относится около 1200 грамот [117] различного содержания (дарения, акты купли-продажи, завещания, прекарные и престарные грамоты, феодальные договоры, акты судебных расследований и т.п.).

Не задаваясь целью охватить все стороны воздействия аграрной деятельности человека на окружающую среду, остановимся лишь на некоторых отдельных аспектах указанной проблемы, характерных, как нам кажется, для избранного региона именно в смысле формирования аграрного пейзажа.

Данные источников позволяют наблюдать зависимость аграрного пейзажа от разрушения и строительства замков и крепостей, с этим фактором тесно связано и наличие запустевших, разоренных и необрабатываемых земель и характер их освоения. Влияло на аграрный пейзаж и регулирование пользования лесами и пастбищами; большое значение имели перегонное скотоводство, сооружение ирригационных каналов и водяных мельниц и режим прав собственности на воды. Возникновение новых типов хозяйств (цистерцианские грангии; земельные владения мавров, перешедшие в процессе Реконкисты в руки христиан) также оказывало известное воздействие на формирование ландшафта.

Аграрное развитие Каталонии в XII — первой половине XIIIв. самым тесным и непосредственным образом связано с политической историей страны. В этот период в Каталонии завершается Реконкиста, идет интенсивный процесс заселения разоренных и заброшенных в ходе военных действий земель; в хозяйственный оборот вовлекаются новые земли за счет корчевки леса. Процесс военно-феодальной колонизации дополняется внутренней колонизацией. В XIIв. возникают многие новые поселения, существующие и поныне.4)

Аграрный пейзаж Каталонии, тип ее поселений и даже самая возможность их существования тесно связаны с возведением замков и крепостей.

Многочисленные замки, находившиеся в силу графского пожалования во владении крупных светских и церковных феодалов и их кастелянов (свыше 30 замков во владении одной семьи,5) были центрами сельских поселений. Территория, в которую входила округа замка со всеми виллами и держаниями, часто граничила непосредственно с такой же округой другого замка.6)

Источники прямо свидетельствуют о том, что без дорогостоящего строительства замков заселять виллы было невозможно.7) [118]

Освоение новых территорий начиналось с восстановления разрушенных или возведения новых замков.

По мнению X.М.Фонт Риуса, центрами колонизации в Каталонии X—XI вв. были замки.8) Это справедливо и для более позднего периода.

Положение того или иного владельческого комплекса или отдельного хозяйства почти всегда определяется следующим образом: в таком-то графстве, таком-то приходе, в пределах такого-то замка — независимо от того, о чем шла речь: о honores, villae, mansi, отдельных парилиатах пахотной земли, виноградниках и т.п. В округу замков входили и владения крупных феодалов, и рыцарей (milites), и церковных вотчинников, и короля (графа Барселонского).

Документы XIIв. часто свидетельствуют о невозможности обрабатывать земли под угрозой набегов сарацин,9) о порядке уплаты оброков в зависимости от приближения или удаления военных действий;10) в начале XIIв. была опустошена целая провинция с замком Олердола в центре.11)

В грамоте от 1155г. сказано, что замок Гуардиа разрушен, обитателей в нем нет, виллы обезлюдели, церкви разорены, а земля превращена в пустыню.12)

Встречаются дарения разрушенных и опустошенных замков13) с тем условием, чтобы они были восстановлены и заселены; иногда для этого устанавливается определенный срок: так, на получателей дарения возлагается обязанность построить крепость за четыре года, причем наградой за это будет отпущение грехов.14)

Крестьяне неизбежно должны были селиться в окрестностях замков. Деревня существовала под охраной замков, которые также представляли собой обнесенные стенами аграрные поселения, иногда значительные;15) складывалось сложное переплетение феодальных прав различных собственников. [119]

По словам Висенса Вивеса, в XIIв. с завершением каталонской реконкисты «люди Марки спустились с гор».16) Однако они могли спуститься с гор лишь под стены замков, владельцы которых не только охраняли, но и эксплуатировали их.

Таким образом, составной частью пейзажа Каталонии были замки и крепости, влияние которых на сельскую округу было весьма многообразным. Возведение новых и восстановление разрушенных замков требовало значительных средств и большого количества строительных материалов, прежде всего камня и цемента.

Несмотря на близость гор право пользоваться каменоломнями или просто брать камень для построек очень редко входит в состав прав, непосредственно связанных с передаваемым владением (pertinentia);17) напротив, это право служит предметом специальных пожалований и дарений; предоставление права брать камень и землю специально оговаривается при пожаловании (дарении, продаже) земельных участков для постройки мельниц.18)

Камень шел и на строительство монастырей и церквей, плотин и ирригационных сооружений, использовался для мощения дорог, межевания земельных участков (на границах ставились каменные знаки, каменные и железные кресты).

Право брать камень для городских построек также служило предметом пожалования.19) По-видимому, размах строительства был таков, что требовал определенного регулирования пользования строительными материалами. Масштаб разрушений и нового строительства, как нам кажется, не оценен в полной мере, на основании детального обследования локальных источников. Это одна из проблем регионального исследования социально-экономической истории Каталонии в период завершения Реконкисты.

В условиях военно-феодальной колонизации восстанавливалось и вновь создавалось крупное феодальное землевладение с большим объемом сеньориальных прав, которые распределялись между многими звеньями феодальной иерархии; низшим из них были рыцари, составлявшие опору кастелянов и сеньоров замков.

Сложное переплетение прав различных феодалов, внутренние феодальные войны и конфликты, частая смена кастелянов замков [120] приводили к разрушениям и разорению возделанных земель.20) Таким образом, крестьяне нуждались в защите не только от неприятельских нашествий, но и от нападений феодалов и их вассалов, страдая, в частности, и от борьбы вновь основанных цистерцианских монастырей со светскими феодалами.21) Крестьянин иногда был вынужден покидать уже обработанный им надел потому, что «некому было защитить его, хотя его никто не изгонял».22)

Внутренняя колонизация шла в рамках уже существовавших феодальных владений и отличалась двойственностью и противоречивостью. Весьма примечателен тот факт, что в ходе Реконкисты король выдавал жалованные грамоты на земли, еще не отвоеванные:23) причем эти земли, по-видимому, ранее не обрабатывались, а лишь предназначались для распашки.24)

Вопрос о заселении разоренных местностей оставался одной из насущнейших проблем, разрешение которой не всегда было по силам даже крупным феодалам и монастырям (в одном из документов говорится о том, что король за определенную компенсацию берет у монастыря св.Креста часть вилл для заселения — ad populandam villam ipsam.25)

Распространенное мнение,26) что в процессе Реконкисты создавался резерв свободных земель, которые мог занять и обрабатывать свободный человек любого социального положения, нуждается в коррективах. Хотя еще сохранились определенные традиции и обычаи, восходящие к раннему периоду, в соответствии с которыми крестьяне, возделавшие землю, могли требовать возмещения за затраченный труд,27) в XII—XIII вв. самый факт обработки пустующей земли уже не создавал права собственности для того, кто ее возделывал.

Известно, что важную роль в освоении новых и запустевших земель играли заимки (aprisiones, ruptum, ruptura, de eremo [121] traximus), которые упоминаются в документах на протяжении всего XIIв. Однако в этот период характер их меняется. В течение XIIв. заимки мелких собственников, производимые самостоятельно на «ничьей земле», исчезают под натиском феодального землевладения.28) Право на заимки и расчистки предоставляется теперь крупными духовными и светскими феодалами.29) При этом процесс освоения пустующих земель отличается известной противоречивостью: с одной стороны, феодальные собственники широко предоставляют пожалованные им сувереном земли в держание для обработки, застройки, расчистки и т.д., часто на сравнительно льготных условиях; с другой — феодальные собственники стремятся удержать в своих руках контроль над расчистками, иногда прямо их запрещая, и даже принуждают срывать уже заложенные виноградники, чтобы полностью воспрепятствовать комплантатору приобрести какое-либо право на обработанную землю.30)

Вновь расчищенные земли служили предметом острых конфликтов и тяжб, в результате которых крестьяне, расчистившие их, признавали сеньориальные права собственника земли.31) Показательно, что в арбитраже по поводу одного из крупных столкновений монастыря с крестьянами принимается решение, согласно которому крестьяне сохраняют вновь возделанные участки, признав патронат монастыря; однако впредь им запрещается поднимать новь без согласия аббата.32)

Иногда монастыри покупали земли, расчищенные в пределах их владений.33) За расчищенные земли шла острая борьба. Крупные феодальные собственники ревниво оберегали свои права, запрещали расчистки в пределах своих владений, вели длительные тяжбы по поводу таких земель, иногда компенсировали отказ от освоенных земель небольшими денежными суммами или скотом.

С укреплением христиан на отвоеванных землях происходит выяснение оснований для владельческих прав и восстановление прежних владельцев,34) уточнение границ и межевание земель,35) [122] вовлечение освоенных крестьянами земель в сферу эксплуатации крупных фодалов,36) которые в условиях завершения военно-феодальной колонизации и известной стабилизации получали возможность пользоваться плодами крестьянского труда.

Восстанавливались разоренные хозяйства, распахивались заброшенные, пустующие земли; наряду с этим производилась корчевка и распашка леса,37) расчистка гарриг.38) Гаррига встречается в грамотах как в составе pertinentia, так и в качестве объекта дарений или пожалований.

В сельскохозяйственный оборот вовлекаются и новые земли, обозначаемые как «terra ad laborandum», «terra erema ut adducatis eam ad culturam».39)

О процессе внутренней колонизации можно судить и по данным о границах отдельных земельных владений. Значительная часть хозяйственных комплексов в грамотах описана с указанием границ; иногда перечисляются владения соседей, но во многих грамотах описываются топографические границы с четырех сторон света (например, в 1182г. вассал продает монастырю св.Креста поле, полученное им dono et aprisione от светского сеньора в пределах территории замка Ольмела в местечке Кабарасса: на востоке это поле граничит с другим владением, на юге — со скалами, на севере — с пещерой, на западе — с лесом40)).

В качестве границ многих владений указываются расчистки, лес, берега рек, горные склоны, берег моря.41)

Подчеркнем, что право возделывать новь находилось вне общинной компетенции, ибо везде, где речь идет об обработке новых земель, они находятся в собственности светских или церковных феодалов.

В границы округи замков входили леса, часто имеющие названия.42) Право собственности на леса и регулирование пользования ими имели большое значение. Лес был не только резервом для расширения обрабатываемых земель (расчистки под поля и виноградники), но леса, по-видимому, в большей мере, чем [123] луга, сведения о которых крайне скудны, служили пастбищами для скота (что хорошо известно еще со времен Салической правды), были источником древесины для построек, дров и хвороста.

Лесные площади и богатства отнюдь не представлялись неисчерпаемыми: в лесах определенным группам пользователей разрешалось брать только необходимое для собственных построек и других нужд, но не для дарения или продажи.43) Расчистки, которые уже сделаны крестьянами в лесу, по решению аббата оставляются невозделанными для восстановления и обновления леса (ad nutrimentum et renovationem nemorum); определенные лесные угодья рассматриваются как домениальные владения монастыря и вообще изымаются из чьего бы то ни было пользования.44)

Обычно право выпаса скота в лесах и право вырубки дров предоставлялось одновременно в единой формуле (pascere et lignare; pascuis et lignis).45)

Король и крупные феодалы жаловали право пользования лесами на значительных территориях, в том числе и на горных склонах;46) право выпаса стад служит предметом дарений, завещаний, продажи, объектом многочисленных тяжб и феодальных договоров.

Иногда лесные массивы изымались из состава пожалования (или дарения);47) жителям соседних селений, которые ранее пользовались лесами, может быть запрещен доступ в них.48)

Таким образом, хотя пользование лесными угодьями все еще входит в представлении современников в комплекс прав, необходимых для хозяйственной деятельности каждого человека,49) оно отчуждается и контролируется как королевской властью, так и крупными церковными и светскими феодалами. Объем прав пользования лесом и пастбищами может быть соотнесен и с социальным статусом человека.50) [124]

Пользование лесными пастбищами регулировалось в зависимости от вида скота. Право выпаса иногда предоставлялось для скота всякого рода, крупного и мелкого («пусть скот ваш, а именно жеребцы и кобылицы, быки и коровы, овцы и козы, пасется во всех наших владениях, в горах и долинах, равнинах, лесах, везде, где не возделана земля»).51)

Но чаще пастбища служат лишь для выпаса определенного вида скота: отдельно для овец, лошадей, коров и для крупного рогатого скота.52)

В лесах, отведенных под пастбища, по разрешению собственника земли можно было строить скотные дворы для молодняка и хижины для пастухов; если посторонние люди без разрешения и ведома сеньора возводили постройки или расчищали лесные участки под поля, сеньор принимал на себя обязательство разрушить эти постройки, уничтожить незаконно расчищенные поля, изгнать чужой скот с пожалованных пастбищ.53)

Право пользования пастбищами могло служить предметом залога, причем в этом случае оно строго ограничивалось во времени: пасти скот можно было в течение двух месяцев в году.54)

Кроме права выпаса в определенных владениях и лесах, в грамотах идет речь и о больших пространствах, предназначенных как для постоянных пастбищ, так и для перегонного скотоводства (portus или port).55)

Пользование этими пастбищами также строго регламентировалось и было предметом тяжб и споров.

Тяжба между монастырями Поблет и св.Креста, предметом которой были пастбища в Серданье, закончилась компромиссом: монастыри должны были впредь пользоваться этими пастбищами сообща (super pascuis et portibus Ceritaniae comuniter habearunt), но пасти там можно было только коров; стада овец разрешалось только перегонять (transitum), оставляя их на пастбищах на какой-либо срок лишь в случае стихийных бедствий (снегопад) или неприятельских нападений.56)

Через несколько лет пастбища в Серданье снова служат предметом конфликта (некоторые дарители, в том числе и рыцари, передавали одни и те же права на пастбища и той, и другой обители), разрешенного через посредников: на этот раз обители поделили четыре портуса, договорившись о праве перегонять скот через чужие портусы, но с тем, чтобы стада не задерживались там более суток; более длительное пребывание стад в чужом [125] портусе требовало специального разрешения аббата; за нарушение этого порядка устанавливалась строгая епитимья, налагаемая на виновников.57)

Подобные документы, а также привилегии короля и вице-графов, согласно которым они брали под свою защиту людей и скот монастырских вотчин, предоставляя им право выпаса на территории всех своих земель, детальная регламентация прав, связанных со скотоводством (прогон скота через обширные территории без уплаты пошлин, охрана пастбищ, крупные штрафы за нарушение этих привилегий),58) — все это свидетельствует об очень большой роли скотоводства в хозяйствах крупных феодалов и о наличии у них крупных стад (в привилегиях предусматривается возможность смешения стад разных владельцев — ganatum mixtum). Об этом свидетельствует и то, что монастыри часто расплачивались скотом: в качестве вознаграждения за дарение прав на выпас монастырь отдает дарителю лошадь-двухлетку, за утверждение решения длительной тяжбы монастырь передает Альфонсу I двух добрых коней, за отказ светского феодала от несправедливо взимаемого им с монастырских владений барана ему платят 14 солидов, за отказ от прав на расчищенные крестьянами поля в лесу монастырь жалует каждому по корове.59)

При конфликтах по поводу выморочного владения одной из важных статей спора является скот: аббат заявляет претензию, что с манса уведен лучший скот, на половину поголовья которого аббат имел право.60)

На пастбища не допускается чужой скот61) (право дарителей на выпасы сохраняется, предоставляется оно и людям, живущим в пределах нортусов или рядом с ними.62)

Отсюда ясно, что при незначительности и недостатке лугов мелкие собственники или держатели испытывали большие трудности с выпасом, что и отразилось в грамотах (часть продуктов скотоводства они уступают монастырю, с тем чтобы скот пасся в монастырском стаде;63) на монастырское попечение передают стада и крупные феодалы64)).

Монастырские стада лучше сохранялись и содержались, причем племенной скот содержался отдельно от остальных стад.65) [126]

В грамотах обычно речь идет о стадах крупного рогатого или мелкого скота; при более детальных перечислениях говорится о лошадях (стоимость лошади — 100 солидов — равна годовому содержанию одного монаха или минимальному вкладу при вступлении в монастырь),66) волах для пахоты, быках и коровах, крупных стадах овец и коз, упоминаются ослы и мулы.

Огромный долг в 2 тыс. солидов может быть уплачен не деньгами, а лошадьми и мулами.67)

Крупные стада, преимущественно овцы и козы, содержались на монастырских грангиях.68)

Большое значение скотоводства и потребность в обширных пастбищах привели к тому, что общинные угодья в значительной степени становятся достоянием феодалов. Они рассматривали леса и пастбища как свою собственность, пользование которой строго охранялось (существовала целая система запретов) и могло служить предметом пожалований и отчуждения. Лишь в одной грамоте есть указание на то, что право выпаса в передаваемом монастырю лесу Баррадес сохраняют жители пяти соседних вилл — всем остальным выпас в этом лесу запрещен.69)

Грамоты, как бы корригируя постановления юридических источников о предоставлении рек, лугов, пастбищ, лесов и пр. в пользование населения без взимания повинностей, свидетельствуют о весьма далеко зашедшем процессе феодального освоения лесных и луговых угодий, пастбищ и т.д., которые служат предметом дарений и продаж и таким образом изымаются из общинного пользования.

В частном владении находилось и пользование водами, включая проходы к рекам и ручьям, на которых строились водяные мельницы; все это входило в комплекс владельческих прав обладателей поместья (будь то аллод, феод, honor); право брать воду из рек служило предметом отчуждения, а не входило в состав общинных прав.70)

Правовому и хозяйственному регулированию подвергалось пользование как естественными водными ресурсами (реки, ручьи, прибрежные морские воды), так и искусственными, т.е. ирригационными сооружениями, потребность в которых была настолько велика, что часто обусловливала самую возможность ведения [127] хозяйства.71) Право пользования и естественными водоемами и искусственными ирригационными каналами является объектом отчуждения, пожалования, предметом тяжб и судебных разбирательств.

Подлежало регламентированию право пользования дождевыми водами: тяжба решается установлением режима взаимного пользования спорными водами с разрешением прохода через владения друг друга.72)

Значительно развито было орошаемое садоводство.73) Однако в орошении нуждались не только сады, но и поля. Так, Альфонс I в составе дарения монастырю Поблет передает 40 парилиат пахотной земли, 10 из них лежали в орошаемом поле, 30 — в сухом (X. pariliatas terre in subriguo et XXX. pariliatas in siccano).74) В грамотах монастыря Сан-Кугат упоминается ирригация полей.75)

Ирригационные сооружения часто связывались в один хозяйственный комплекс с водяными мельницами.76) Строительство тех и других, несомненно, оказывало весьма существенное воздействие на пейзаж.

Право собственности на воду, на мельницы и право прохода к ним могли разделяться между несколькими феодальными собственниками. Так, проход к каналам, ведущим к мельницам монастыря Сан-Кугат, находится во владении светского феодала, дающего разрешение зависимым от монастыря людям подходить к каналам и брать из них воду.77)

В случае тяжб из-за пользования доходами от водяных мельниц и каналов более сильная сторона могла препятствовать доступу к ним, нарушая весь хозяйственный цикл. Так, в течение 13 лет сеньор вместе со своими рыцарями препятствовал людям монастыря Сан-Кугат брать воду из р.Игуалада и, видимо, [128] сломал необходимые сооружения, нанеся этим весьма значительный ущерб монастырю.78)

С середины XIIв. число водяных мельниц увеличивается, что свидетельствует не только об использовании рек и водоемов и связанном с этим изменением аграрного пейзажа, но и о росте площадей, занятых зерновыми культурами.

О постройке новых водяных мельниц в этот период (наряду с передачей прав на уже действующие мельницы, тяжбами по поводу распределения доходов с них и т.п., упоминанием мельниц в завещаниях) говорят грамоты, фиксирующие дарения земли специально для постройки мельниц (locum an molendinum faciendum; ad irrigandum et molendinum faciendum; ut facias molino). Помимо разрешения брать камни и землю для сооружения плотины и запруд, при строительстве мельниц иногда предоставлялась возможность использовать труд зависимых людей монастыря.79)

Мельницы располагали на берегах рек, одну рядом с другой (ср. данные о мельницах в Вимбоди и Эсплуге де Франколи на р.Франколи),80) права на них часто распределялись между несколькими крупными феодалами;81) строились мельницы и в еще разоренных местах.82)

В 1152г. трем братьям с семьями предоставляется право поставить мельницу с плотиной, всеми необходимыми принадлежностями и домом для мельника; они могут, если им это будет под силу, поставить и вторую мельницу; им предоставляется исключительное право пользования водами р.Гала, один из братьев должен построить на берегу реки доброе жилище и жить там постоянно, уплачивая сеньору треть помола.83)

Строились мельницы и в горах. Так в 1150г. в горах Серданьолы предоставляется место для постройки монастыря и поле для разведения орошаемого сада рядом с мельницей.84)

Около мельниц разбивались виноградники (по обе стороны канала), сады, в которых обычно разводили оливковые деревья, [129] поэтому при мельницах устраивали и маслобойни (или давильные прессы).85)

Следует заметить, что мельницы принадлежали церковной и светской сеньориальной власти,86) иногда в получении доходов с них имели долю и рыцари (ius militum);87) никаких сведений о правах крестьян или жителей бургов на мельницы в наших источниках нет.

Документы содержат данные о праве пользования водами независимо от мельниц: земли передаются «с водой для орошения»; при передаче прав на определенные земельные комплексы делается оговорка, что даритель сохраняет на этих землях право пользования водой для орошения.88)

Систему пользования водными ресурсами красочно рисует грамота Гильома де Санта Олива: даритель уступает за 500 солидов монастырю Сан-Кугат право пользования водой, идущей от мельницы в Солер: люди монастыря могут брать воду в пределах замка Санта Олива и проводить ее, куда им потребно, зимой и летом; в воскресные и субботние дни это право предоставляется зависимым людям традента, живущим в Палацио, — но лишь от восхода до захода солнца; во все остальные дни и ночи вода находится в распоряжении людей монастыря Сан-Кугат; кроме того, монастырю разрешается проводить воду из монастырского владения в Томалбуи через владения традента в Санта Олива, но и людям сеньора де Санта Олива предоставляется право отводить воду из этого, очевидно, более высоко расположенного владения для орошения в соответствии с их потребностями. Сеньор де Санта Олива принимает на себя обязательство устранить в течение десяти дней любое препятствие или помеху, которые могут исходить от кого бы то ни было в пользовании водой.89) Высокое вознаграждение за это дарение, столь детальное распределение прав на пользование водой и ирригационными устройствами и обязательство со стороны традента охранять их — все это говорит об огромном значении ирригационной системы для населения бургов и селений Каталонии.

В число обязанностей получателей земельных пожалований, держаний, прекариев и т.п. часто входит обязательство улучшать полученные земли; эти обязательства обычно постулируются в самой общей форме.90) [130]

Тем не менее имелись определенные представления о правилах обработки полученных земель, которые следовало возделывать хорошо и правильно (si predictum honorem non bene et recte excoluerit… monasterium recipiat libere possessionum), в соответствии с тем, как надлежит обрабатывать хорошие виноградники (sicut bonis vineis conveniat), доброе владение (sicut bonum honorem oportet), не допускать ухудшения земель (ne dimitatis eas peiorare).91) Монастырь ведет тяжбу с прекаристами по поводу убытков, причиненных их нерадивостью.92) В случае стихийных бедствий (град, туман) прекаристы освобождаются от уплаты оброка, но, если виноградник, полученный в прекарий, запустеет или вообще не будет обрабатываться, монастырь может его отобрать.93) При относительно редких конкретных описаниях в содержание понятия «melioramentum» входило обязательство хорошо обрабатывать землю под зерновые и виноградники и сажать деревья, насаждать виноградники и маслинники, следить, чтобы строения и земля находились в хорошем состоянии.94) Одним из важнейших обязательств по улучшению полученной земли было хорошее орошение.95) Под этим можно подразумевать и поддержание имеющихся ирригационных каналов и устройство новых; в условии одной из грамот говорится: «…обрабатывайте его хорошо и правильно… как следует обрабатывать хорошее имение и орошайте его во всякое время и всякий час».96)

Ирригационные каналы, источники распределения воды входят в состав многих владений и держаний.97)

Охрана и поддержание в порядке ирригационных сооружений могли возлагаться на держателей, обязанных в случае наводнения или прорыва плотины возместить ущерб.98) Иногда в результате наводнений сады погибали.99)

Говоря о воздействии человека на природу, невозможно обойти вопрос о цистерцианских грангиях,100) некоторые данные о которых содержатся в картуляриях Поблет и Санта Креус. [131]

Грангия de Fontibus Calidis была пожалована монастырю Альфонсом I в 1188г. на р.Сед;101) одной из ее границ был большой лес в пределах округи замка Ольмела. До 1191г. эта граница была предметом острых столкновений (вплоть до нанесения ран и увечий ее населению) между монастырем и светскими феодалами.102)

В грамоте Альфонса I от 1183г., утверждающей владения монастыря Поблет, помимо других владений, указано 7 грангий103) (о четырех из них более никаких сведений нет). Сведения о трех остальных следующие: грангия Доль де Лоп (Dol de Lup, Dolore Luporum) пожалована Рамоном-Беренгером IV, принцепсом Таррагоны Робертом и архиепископом Таррагонским в 1155г. с землей, которую можно обрабатывать при помощи 10 парных упряжек волов, и мельницей на р.Франколи;104) грангия Барбенс упоминается в грамоте от 1205г. — в пользу этой грангий совершается дарение права пользования водами для ирригации.105)

Грангия Серболес, упомянутая в грамоте Альфонса I, возникла в результате пожалования Рамона-Беренгера IV в 1157г.106) на территории Сьюраны, где было отведено место для постройки церкви; в окрестностях для грангий отводится земля, которую в течение года можно обрабатывать при помощи шести парных упряжек волов; в состав пожалования входит право пользоваться водой р.Сед и ее берегами в определенных пределах для поливки и ирригации садов и наделов и для мельницы, которую надлежит построить.

В 1163г. это же дарение повторяет от своего имени сенешал короля Гильом де Сервера, обозначая границы владения: с востока и севера — берега р.Сед, на западе — большая дорога (strata publica), которая спускается от Турре де Лана, на юге — горы, которые отделяют Серболес от Виллановы по руслу стока дождевых вод.107)

К грангий Серболес относятся 13 грамот — пожалования, тяжбы, дарения соседей;108) очевидно, что и эта грангия возникла в результате лесных расчисток (в пределах грангий находится владение под названием Coma fumata, т.е. выжженный лес).109) Грангия находится на берегу р.Сед, которая разделяет грангию и замок Зальби.110) [132]

Аббат монастыря Поблет предоставил грангию Серболес в держание (по одному документу — пожизненно, по другому — на семь лет) епископам Памплоны и Оски.111) В дальнейшем между монастырем и епископами возникли имущественные споры, отразившиеся в двух документах, в которых речь идет об оценке убытков, причиненных обители епископами. В этих документах дается опись хозяйства грангий, в целом оцененного крупной суммой в 3 тыс. морабетинов (мараведи). Грангия приносила урожай в 500 мигеров пшеницы и ячменя сверх того зерна, которое шло на пропитание населения грангий (для сравнения заметим, что для пропитания отшельника с учеником в течение года было достаточно 12 мигерат муки.112) При перечислении скота указаны 12 упряжек волов, 150 коз, 47 овец с ягнятами, 1 ослица, 2 мула, 3 лошади; в соответствии с другой грамотой на грангию было отправлено 2 свиньи, 12 коров, около 500 овец и коз; из 30 лошадей нашли только 14.113) Эти документы рисуют зерновое хозяйство, в котором важную роль играло скотоводство, причем преобладал мелкий скот.

Однако, как показывает история селения Вимбоди (именуемого в документах и castrum, и villa), владения цистерцианских монастырей росли не только путем получения и расчистки новых земель и лесов. Деревня Вимбоди, возникшая в результате крестьянских расчисток на основании поселенной хартии Рамона-Беренгера IV, в 1172г. была подарена Альфонсом I монастырю Поблет, что привело к длительной борьбе жителей Вимбоди с монастырем. Важно отметить, что в одной из грамот предусматривалась возможность, что жители Вимбоди должны будут совсем оставить свои владения или держания, а селение, как это неоднократно практиковали цистерцианцы, будет превращено в монастырское имение.114)

Таким образом, возникновение цистерцианских монастырей с их грангиями и поместьями вносит новые черты в систему сельского хозяйства и формирования сельского пейзажа Каталонии.

Если грангий представляют собой тип хозяйства, объединяющий зерновое хозяйство и скотоводство, то ряд документов рисует нам и совершенно иной тип, по-видимому характерный для имений, расположенных вблизи города и перешедших в руки христиан от мавров. Так, гонор Серта (Xerta, Cherta) в округе Тортосы, подаренной королем монастырям Св.Креста и Поблет, после отвоевания Тортосы представляет собой совокупность граничащих друг с другом садов и маслинников. Часть этих земель [133] принадлежит христианам, часть куплена у мавров, некоторые владения сохранили прежних владельцев-мавров. Все эти сады и маслинники граничат друг с другом, имеют выходы на дороги (via publica), очевидно, пользуются искусственным орошением, причем не только в пределах каждого отдельного владения, но и общественными каналами (cequia publica), которые указываются в качестве границ некоторых наделов.115)

Итак, на аграрный пейзаж Каталонии изучаемого периода влияло строительство и восстановление разрушенных в ходе военных действий замков, с возведением и укреплением которых тесно связана самая возможность существования сельских поселений и сельскохозяйственной деятельности.

Несомненно, большое воздействие на окружающую природу должно было оказывать отгонное скотоводство, которое занимало очень большое место в системе сельского хозяйства. Феодальные собственники строго контролировали режим пастбищ и держали их в своих руках. Для скотоводства характерно наличие больших стад овец и коз; существовали и специальные выпасы для крупного рогатого скота и лошадей. Свиноводство было незначительным. В качестве пастбищ использовались преимущественно леса и горные склоны. Ряд данных свидетельствует о том, что мелкие хозяйства испытывали недостаток пастбищ.

Наряду с внешней военной колонизацией в XII—XIII вв. было еще много резервов и для внутренней колонизации, которая шла за счет лесных расчисток и освоения гарриг. Об освоении лесных пространств можно судить по фактам пожалований леса под расчистки и по описаниям границ тех или иных хозяйственных комплексов (в качестве границ указывался лес, наделы недавно раскорчеванных земель).

В XIIв. в лесах и по берегам рек возникает ряд цистерцианских грангий, о хозяйственной деятельности которых, ориентированной преимущественно на зерновое хозяйство и скотоводство, дают некоторое представление грамоты монастырей Поблет и св.Креста.

Большое место в системе агрикультуры занимают виноградарство, оливковые насаждения, садоводство. Эти отрасли иногда дополняют зерновое хозяйство, но иногда выступают как специализированное поликультурное хозяйство.

Характерной чертой агрикультуры является необходимость в ирригационных сооружениях. Наличие разветвленной сети ирригационных сооружений требовало большой затраты сил и строительных материалов и постоянного поддержания и охраны. Водяные мельницы, число которых растет со второй половины XIIв., были, как правило, составной частью комплекса ирригационных сооружений. [134]

Ряд данных позволяет предположить, что в период, непосредственно предшествующий отвоеванию Новой Каталонии, арабское землевладение группировалось преимущественно в окрестностях городов (как это показывает история имения Серта под Тортосой) со специализацией на виноградарстве, оливках и садовых культурах, с широким применением искусственного орошения, причем не только в пределах индивидуальных владений, и с использованием общественных ирригационных каналов.

Хотя использование природных ресурсов и воздействие человека на природу регулировались определенным образом прежде всего с целью получения феодальных поборов, однако в сознании средневекового человека существовало представление о необходимости охранять природные богатства, в частности леса, от истощения и уничтожения.

С середины XIIв. наметившийся уже в Xв. процесс развития аграрной деятельности населения Каталонии, который имел своим результатом превращение этого региона в «очаг прогрессивной агрикультуры», принял более определенные очертания и более интенсивные темпы. Помимо тех вопросов, которых мы коснулись, специального исследования именно на материале локальных источников заслуживают и другие проблемы первостепенной важности: система полей и севооборотов, процесс террасирования горных склонов, хотя бы схематическая реконструкция густой сети дорог разных названий и различного хозяйственного назначения. Все это позволит с большей отчетливостью проследить формирование аграрного пейзажа одного из своеобразных районов Пиренейского полуострова в средние века. [135]

По материалам сообщения, прочитанного в апреле 1979 г. на заседании XI «Недели» Международного института экономической истории в Прато (Италия).

1) См.: Блаватский В.Д. Природа и античное общество. М., 1976. Авдеева К.Д. Внутренняя колонизация и развитие феодализма в Англии в XI—XIII веках. Л., 1973.

2) В советской историографии см.: Арский И.В. Очерки по истории средневековой Каталонии до соединения с Арагоном. Л., 1941; Мильская Л.Т. Очерки из истории деревни в Каталонии X—XII вв. М., 1962. Вопросы социальной и экономической истории Каталонии рассматриваются в обобщающем труде: Bonnassi Р. La Catalogne du milieu du X à la fin du XI siècle. T.1-2. Toulouse, 1975—1976. См. также: Font Rius J.M.Les modes de détention de cháteaux dans la «Vieille Catalogne» et ses marches extérieures du début du IXе siècle au début du XIе siècle. — In: Les structures sociales de l’Aquitaine, du Languedoc et de l’Espagne au prémier âge féodal. Paris, 1969 (= Annales du Midi, t.80, N89, 1968); Feliu Monfort G. El condado de Barcelona en los siglos IX у X: organización territorial y económico-social. — Cuadernos de historia económica de Cataluña, 1972, VII.

3) Cartulario de «Sant Cugat» del Vallés /Ed. J.Rius Serra. Barcelona, 1947, Vol.3 (далее — SCugat); Cartulari de Poblet. Barcelona, 1938 (далее — Poblet); El «Llibre Blanch» de Santas Creus / Ed. F.Udina Martorell. Barcelona, 1947 (далее — LB).

4) Мильская Л.Т. Указ. соч., гл.IV, 2; Altisent A. Un poble de la Catalunya nova ais segle XI i XII. L’Espluga de Francolí de 1079 a 1200. — Anuario de estudios medievales, 1966, t.3.

5) LB, N369 (1193г.).

6) SCugat, N1320 (1234г.); ср. более ранние данные: LB, N8 (1023г.).

7) SCugat, N972 (1147г.): montem… qui est super Capellatis… ut habeat s. Cucuphas eum… ad fortitudinem ibi facicndam contra saracenos, ubi homines iam dicti s. Cucufatis se defendere possint; ср.: SCugat, N801 (1108г.); LB, N43 (1149г.).

8) Font Rius J.M. Op.cit., p.406.

9) Например: Poblet, N202 (1155г.): non possit laborari.

10) LB, N142 (1170г.): si vero forte guerra in hanc terram cresceret et non potueritis fructum colligere…; ср.: LB, N179 (1174г.).

11) SCugat, N801 (1108г.); о замке Олердола см.: Valls-Taberner F. San Ramon de Penyafort. — In: Obras selectas. Madrid, 1953, vol.1, pt.2, p.213 sq.

12) SCugat, N1002: Nam destructa castella, depopulate ville, dirute ecclesie, terra ad heremum redacta testatur. Inter cetera namque a paganis perpetrata mala, castellum de Guardia ita depopulatum est, ut pene nullus in eo inhabitator consisteret.

13) LB, N29 (1112г.).

14) SCugat, N960 (1145г.).

15) Термины castrum и villa иногда совпадают: по отношению к одному и тому же поселению употребляется тот и другой термин. А.Р.Льюис считает, что уже в XIв. замок, как единица сельскохозяйственной эксплуатации, вытесняет виллу. См.: Lewis A.R. The Development of Southern French and Catalan Society (718—1050). Austin, 1965, p.389.

16) Vicens Vives J. Noticia de Cataluña. Barcelona, 1954, p.24.

17) Например: LB, N160 от 1173г. (…cum petris); Poblet, N154 (1157г.); ср.: LB, N121 (1166г.); Альфонс I жалует монастырю право рубить дрова и собирать хворост в горах Сьураны, а также заготавливать древесину для построек; о камне для построек ничего не сказано. Сельские постройки были деревянными. См.: Poblet, N227 (1155г.).

18) SCugat, N860 (1122г.), N904 (1130г.); Poblet, N226 (1166г.), N235 (1197г.) и др.

19) Poblet, N286 (1203г.): мастеру разрешается брать камень, чтобы построить во владениях монастыря Поблет в Барселоне хорошую каменную лестницу.

20) Ср.: SCugat, N864 (1125г.): de multis malis que ip R. faciebat in alaudiis sancti Cucufati, que sunt infra terminos de suis castellos… destruxit tres mansos et eiecit inde nomines et feminas, qui ibi manebant… et quia illi mansi erant destructi amisit domus S.Cucuphatis illa servitia… per aspatium XX annorum. См. также: №913 (1131г.), 1252 (1205г.), 1344 (1238г.) и др.

21) Poblet, N99 (1181г.).

22) Poblet, N53: dimissit illam culturam quia non erat qui defenderet eum, sed non dixit se expulsum fuisse.

23) Этот факт для Кастилии отмечала Ф.Пастор де Тоньери (Annales du Midi, 1968, t.80, N89, р.417. Discussion), для Каталонии — Л.Т.Мильская (Указ. соч., с.39).

24) Poblet, N41 (1176г.): cum tanto terre ubicumque circa eandem villam vobis eligeritis et acceperitis, quantum sufficiat unoquoque semper anno quinquaginta paribus bovum laborare…

25) LB, N303 (1188г.), ср. N317.

26) Soldevila F. Historia de España. Barcelona, 1952, p.125-130; Valdeavellano L.G.de. Historia de España. Madrid, 1955, I, p.497-498.

27) Например: LB, N185 (1175г.).

28) Мильская Л.Т. Указ. соч., с.59, 73, 94.

29) LB, N122 (1166г.): quam ego aprisiavi et acaptavi de seniores meos, 253 (1182г.), 282 (1186г.) и др.

30) SCugat, N861 (1122г.): sed quia sepedictus G. ibi vineam plantaverat, visum est abbati et monachis hoc malo ingenio esse actum. Nunc igitur ego… extirpans quod vobis male videbatur…

31) См. соглашения об отказе от права собственности на расчищенные земли: LB, N170 (1173г.), 185 (1175г.), 192 (1176г.) и др.

32) Poblet, N48 (1187г.): Terram illam que non est tracta ad culturam non trahant illi de Spelunca sine consensu abbatis…

33) LB, N282 (1186г.).

34) SCugat, N1002 (1155г.).

35) LB, N60 (1154г.), 181 (1174г.), 385 (1196г.); SCugat, N1161 (1186г.), 1229 (1199г.).

36) Poblet, N330 (1171г.), 53 (s.d.), 99 (1181г.).

37) Stirpe (LB, N111, 1163г.), butiga (Poblet, N42, 1203г.), artiga (SCugat, N1043, 1162г.); Poblet, N49, 1189г.) и др. Слово artiga иногда входит в качестве составной части в географические названия.

38) Poblet, N114 (1192г.); SCugat, N856 (1121г.), 1242 (1202г.); LB, N160 (1173г.), 391 (1229г.) и многие другие.

39) LB, N95 (1160г.), 54 (1152г.).

40) LB, N253 (1182г.): Terminatur autem predictus campus a parte orientis in terra de Carbonelli, de meridie in rupibus, de circio in spelunca, de occiduo in bosco de Cabarassa.

41) LB, N49 (1150г.), 75 (1157г.), 90 (1160г.), 92 (1160г.), 105 (1162г.), 111 (1163г.), 117 (1165г.); SCugat, N851 (1120г.), 861 (1122г.), 1088 (1173г.); Poblet, N157 (1163г.) и др.

42) LB, N251 (1182г.).

43) Ср. аналогичные наблюдения: Серовайский Я.Д. Борьба французских крестьян против феодального освоения лесов в X—XIII вв. — СВ, 1980, 43, с.68.

44) LB, N298 (1188г.): reservamus nobis pro dominicatura nemus illud quod est inter combas Forchatas et collem de Portella in quo michi eis concedimus…

45) SCugat, N987 (1151г.); LB, N112 (1163г.), 121 (1166г.); Poblet, N335 (1172г.) и др.

46) LB, N145 (1170г.), 163 (1173г.), 168 (1173г.), 208 и 209 (1178г.).

47) LB, N169 (1173г.), 196 (1177г.), 275 (1185г.).

48) В результате многочисленных жалоб монастыря Поблет Альфонс I запрещает населению Прадес и Монтбланк доступ в леса, пожалованные им монастырю. См.: Poblet, N34 (s.d.).

49) LB, N351 (1192г.); ср.: Poblet, N143 (1182г.) — cum omnibus aliis rebus ad usum hominium ibi peritinentibus.

50) См., например: Poblet, N223 (1152г.): tal aempriu in ipso bosc et in rivis et in pascuis quomodo unum de alins cavallarios.

51) LB, N112 (1163г.); см. также: N 181 (1174г.), 208-209 (1178г.), 198 (1177г.).

52) LB N 169 (1173г.), 226 (1179г.), 336 (1189г.); Poblet, N312 (1177г.).

53) LB, N273 (1185г.), 274 (? 1185г.).

54) LB, N336 (1189г.).

55) LB, N169 (1173г.), 242 (1181г.).

56) Poblet, N312 (1177г.).

57) LB, N255 (1183г.): non facere moram ultram imam nocten et unum diem hisi voluntate el amore fratrum…; Poblet, N303 (1182г.), 305-308, 312.

58) LB, N145 (1170г.), 258 (1183г.).

59) LB, N112 (1163г.). 185 (1175г.), 314 (1188г.); SCugat, N1146 (1183г.).

60) SCugat, N1156 (1185г.).

61) LB, N169 (1173г.), 198 (1177г.).

62) Poblet, N309 (1175г.), ср. N 306, 307.

63) LB, N305 (1183г.). 320; Poblet, N321 (1201г.).

64) LB, N316 (1188г.): commendo monasterio… oves: tali …pacto quod de expletis que de ipsis ovibus exient arietes et lanam mihi retineo ad mea… voluntate.

65) LB, N273 (1185г.).

66) Poblet, N241 (1196г.).

67) Poblet, N234 (1167г.).

68) Poblet, N158 (s.d.).

69) LB, N140 (1168г.): exceptis hominibus vicinorum villarum qui ibi adempramentum habere dinoscitur.

70) SCugat, N1045 (1162г.): captionem aque atque transitum per omnem nostrum alaudium… ut monachi… semper accipiant ipsam aquam: ср.: N 789 (1106г.), 1141 (1182г.), 1271 (1208г.), 1320 (1234г.) и многие другие; см. также №1171 (aprisionem seu capcionem).

71) См.: Абрамсон М. Л. О состоянии производительных сил в сельском хозяйстве Южной Италии (X—XIII вв.). — СВ, 1965, 28, с.32 сл. См. также фундаментальный труд: Glick Th.F. Irrigation and Society in Medieval Valencia. Cambridge (Mass.), 1970, p.11—12 (исчерпывающая библиография вопроса включает и ряд работ, касающихся Каталонии). К сожалению, о труде Ф.X.Теира Вилара (Teira Vilar F.J. El régimen jurídico de aguas en el llano de Lérida (siglos XII а XVIII). Barcelona, 1977) мы можем судить лишь по рецензии П.Урлиака. См.: Revue historique de droit français et étranger, 1978, N4.

72) SCugat, N1073 (1170г.), 1083 (1172г.), 1271 (1208г.); Poblet, N343 (1168г.).

73) LB, N49 (1150г.) и многие другие.

74) Poblet, N40 (1186г.); см.: Glick Th.F. Ор.cit., р.11.

75) SCugat, N938 (1139г.). Ср.: Абрамсон М.Л. Указ.соч., с.33.

76) Ср.: Magnou-Nortier Е. La société laïque et l’église dans la province ecclésiastique de Narbonne (Zone cispyrénnéenne) de la fin du VIIIе à la fin du XIе siecle. Toulouse, 1974, p.213-215.

77) SCugat, N789 (1106г.).

78) SCugat, N1259 (1205г.).

79) Poblet, N227 (1155г.); LB, N43 (1149г.), 54 (1152г.), 59 (1154г.); SCugat, N919 (1132г.), 1171 (1187г.), 1174 (1188г.), 1263 (1206г.).

80) Poblet, N224 (1203г.) и др.; монастырь Поблет продолжает получать доходы с этих мельниц во второй половине XV в. См.: Altisent A. L’estructura económica del monestir de Poblet, el 1460. — In: Miscellánia històrica Catalana. Scriptorium Populeti. Abadía de Poblet, 1970, N3, p.273.

81) Poblet, N235-239 (1190—1197 гг.), 224 (1203г.); SCugat, N789 (1106г.).

82) LB, N43 (1149г.): in ipso rivo… in alodii heremi locum ubi faciatis molendinum.

83) LB, N54 (1152г.): donamus vobis infra dictos terminos ipsa aque de Gala tam bene ut nullus homo non tollat eam.

84) LB, N49 (1150г.): ad ortum faciendum… campun unum super molendinum… cum aqua ad rigandum.

85) Poblet, N234 (1167г.), 329 (1206г.); LB, N333 (1189г.); SCugat, N1101 (1175г.), 1261 (1206г.) и др.

86) Poblet, N224-226 (1166—1204 гг.); SCugat, N876 (1124г.), 1128 (1180г.) и многие другие.

87) Poblet, N236 (1195г.).

88) SCugat, N1141 (1182г.): aquam… ut homines nostri possint ex ipsa aqua rigare.

89) SCugat, N1271 (1208г.).

90) LB, N351 (1192г.); SCugat, N851 (1120г.), 1044 (1162г.), 1169 (1187г.): cum omni melioramento suo; ad meliorandum et bene laborandum.

91) LB, N289 (1187г.), 338 (1190г.), 176 (1174г.).

92) SCugat, N862 (1122г.): cunctis expletis quod habemus perditos per tuam neglegenciam et per tuam culpam usque nunc.

93) LB, N309 (1188г.): Si autem in vita tua eadem vinea deremaverit ita ut omnino excoli desit… in nostrum dominium redigatur.

94) LB, N234 (1180г.), 289 (1187г.), 338 (1190г.); SCugat, N832 (1116г.).

95) Poblet, N227 (1155г.).

96) LB, N176 (1174г.).

97) Poblet, N335 (1172г.), 235 (1197г.); SCugat, N904 (1130г.), 919 (1132г.), 1004 (1155г.); LB, N117 (1165г.) и многие другие.

98) Poblet, N117 (1189г.): et cavete de parte huius ferragenalis quod aqua non faciat ullum malum… et si forte malum fecerit redirigatis dampnum.

99) SCugat, N1261 (1206г.).

100) Об этих грангиях в более поздний период см.: Altisent A. Les granges de Poblet al segle XV. Assaig d’història agrària d’unes granges cistercenques catalanes. Barcelona, 1972.

101) LB, N315 (1188г.), ср.: N 251 (1182г.).

102) LB, N348 (1191г.).

103) Poblet, N33 (1183г.).

104) Poblet, N246 (1155г.).

105) Poblet, N28 (1205г.): ius… in ipsa aquarum… ad inigandam grangiam.

106) Poblet, N154 (1157г.).

107) Poblet, N157 (1163г.), 327 (1206г.).

108) Poblet, N33, 145, 148, 152-154, 157-160, 327, 340, 346 (1157—1206гг.).

109) Poblet, N148 (1179г.).

110) Poblet, N152 (1192г.): Sicut rivus de Seth dividit inter Serboles et Zalbi; 153 (1201г.).

111) Poblet, N159 (1180г.) и др.

112) Poblet, N340 (1171г.).

113) Poblet, N158 и 160.

114) Poblet, N99 (1181г.); см. Altisent A. Un poble de la Catalunya nova ais segle XI i XII. L’Espluga de Francolí de 1079 a 1200.— In: Anuario de Estudios Medievales, 1966, t.3; см. также: Мильская Л.Т. Указ. соч., с.127.

115) Poblet, N215 (s.d.).

One thought on “Мильская Л.Т. Аграрное развитие Каталонии и окружающая среда (XII — начало XIIIв.) // Средние века. Вып. 44. 1981.

  • Спасибо, никогда еще не встречал более детальной информации об аграриях Каталонии.

Comments are closed.