2 726 views

КОРОЛЕВСКОЕ ФУЭРО КАСТИЛИИ

Титул XXV.

О ВЫЗОВАХ

Закон I

С давних времен идальго с согласия королей вступали между собой в дружбу и доверяли друг другу хранить ее и не делать зла друг другу, поэтому, если какой-нибудь идальго имеет основания для обвинения другого в беззаконии, совершенном по отношению к нему, он должен разорвать с ним узы дружбы и доверия. Таковы дружба и доверие, которые он разрывает, когда выдвигает обвинение, как было положено с древних времен; и как издавна было положено, со дня разрыва с идальго уз дружбы и доверия нельзя вредить (facer mal) ему в течение 9 дней.

Закон II

Идальго, который убьет равного себе, искалечит его или ранит, или задержит или сразится с ним до разрыва уз дружбы и доверия, является поэтому изменником (alevoso), и может [обиженный] объявить об этом перед королем. И сделанное таким образом заявление называется вызов. Если идальго сделает такое заявление о неравном себе или последний - об идальго, или другие не-идальго по отношению друг к другу, они не могут быть названы изменниками. Если это будет сделано в период перемирия или договора, который заключил один с другим, это не может быть договор о древней дружбе, поскольку подобный договор может быть заключен только между идальго.

Закон III

Если идальго сожжет или разрушит дом другому идальго или вырубит его виноградники или деревья, или отнимет у него силой имущество или "наследственное владение" (heredat), или совершит по отношению к нему другое преступление, не являющееся членовредительством, хотя тот и не разрывал с ним дружбы и доверия, то этот идальго не является изменником. Но если он умышленно сделает это во время перемирия, он должен быть признан изменником. Если же это было сделано по ошибке, то необходимо возместить ущерб, и если это будет сделано, то совершенное не может рассматриваться как преступление.

Закон IV

Если какой-нибудь идальго оскорбит или оклевещет другого (dixiere mal) и не возместит этого, то он должен быть признан изменником; если же он пообещает возместить ущерб позднее, то не имеет права отказаться от этого и должен исполнить согласно закону; и если он поступит таким образом, то не будет признан изменником, а лишь извинится и заплатит штраф, указанный в законе (pena de la ley).

Закон V

Идальго, который захочет вызвать за измену другого идальго, пусть вызывает его перед королем, а не перед магнатом, ни перед мэрино, ни перед кем-либо еще, ни из ордена, ни мирянином, так как нет у другого человека власти, если он не король, ни объявлять идальго изменником, ни очищать его от вызова, если не будет доказано то, из-за чего он был вызван. Даже если это было доказано или он был объявлен изменником в суде, король может дать ему прощение, если захочет оказать такую милость. Поскольку так велико есть право королевской власти, что все законы (leyes) и все права (derechos) ниже его, и король имеет свою власть не от людей, а от Бога, чье место он занимает во всех мирских делах.

Закон VI

Любой, кто захочет вызвать другого, должен это сделать следующим образом. Пусть призовет его перед лицо короля и потом, когда предстанет перед ним, изложит дело, по которому вызывает, и пусть скажет ему, что тот, кого он вызывает, должен считаться изменником, и что он должен в этом признаться, а если нет, то он либо убьет его, либо вытеснит за пределы поля; и если он захочет доказать это ему со свидетелями или с грамотой или в ходе королевского расследования, то пусть скажет это; и если вызванный ответит, что обвинитель лжет и захочет сражаться, пусть скажут это королю, а если же не захочет драться, пусть скажет, что передает дело на решение короля.

Закон VII

Если вызванный (reptado) услышит, что дело, за которое его вызывают, не может квалифицироваться как измена (alevosia, aleve), хотя бы он уже и был признан изменником, он может, если захочет, просить нового разбора дела и не являться более на суд лично, и король должен в этом разобраться; и то же самое, когда некто, кто не должен обвинять в измене, обвинит другого; и если обвиняемый окажется невиновным поскольку его обвинитель не должен или не может делать такие заявления, пусть последний будет признан вне закона для пострадавшего (finque por su enemigo); и то же самое относится к побежденному или неспособному доказать сказанное.

Закон VIII

После того, как обвиненный в измене опровергнет обвинение, он может решить, сражаться по этому обвинению или нет. Даже король не должен приказывать ему сражаться по вызову, но когда обе стороны договорились о поединке, король должен им назначить день и место для поединка и указать, с каким оружием сражаться, и предоставить присяжных (fieles), которые должны будут внимательно наблюдать за происходящим и которые разделят поле и солнце, и которые скажут, что должны делать стороны до того, как сойдутся, и которые проверят, имеют ли противники оружие, определенное королем, или у них больше или меньше этого; и до того, как присяжные их разведут, каждый может взять лучшего коня или оружие.

Закон IX

Присяжные, назначенные королем, должны устроить обвиняющего и обвиненного на месте, которое было назначено королем или его представителем, и должны им показать все межевые столбы поля для того, чтобы они понимали и хорошо знали поле, с которого не должны уходить, если им не прикажут король или присяжные: любой из тех, кто без приказа короля или присяжных покинет поле по своей вине или будет вытеснен противником, будет признан побежденным; однако, если из-за болезни лошади или порванной упряжи или по другой, заявленной после осмотра присяжными, причине, против своей воли, но не из-за противника, выйдет с поля и затем на коне или пешком вернется на него, за такой выход не будет признан побежденным.

Закон X

Если обвинитель умрет на поле, то обвиненный будет оправдан, хотя обвинитель от своих слов не отказался; если обвиненный умрет на поле и не признается в измене или не согласится, что совершил то, из-за чего был вызван на поединок, то он умрет чистым от обвинения по той причине, что чист тот, кто умирает, защищая свою правду.

Закон XI

Хотя до нашего времени кони и оружие и победителей и побежденных, оказавшиеся вне пределов поля, помимо тех, которые были выведены или убраны с поля присяжными, отходили к королевскому майордому, мы, желая оказать благо и милость нашим идальго, приказываем, чтобы кони и оружие, оказавшиеся за пределами поля, оставались их хозяевам или наследникам погибших на поле; но считаем согласным праву и приказываем, чтобы лошади и оружие побежденных и признанных изменниками, независимо от того, где они оказались при поединке, отошли к майордому короля.

 
 

Закон XII

Когда обвиненный в измене будет просить королевского суда, а не поединка, а обвинитель захочет доказать свои обвинения со свидетелями или документами, пусть король установит место и время для доказательства; и если обвинитель докажет свои слова с идальго [в качестве свидетелей], то это будет признано доказательством; если же не сможет доказать этого с идальго или документами, оформленными согласно закону, то это не будет признано доказательством.

Закон XIII

Если вдруг обвиняющий в измене не захочет доказывать свои слова ни в ходе королевского расследования, ни в бою и обвиненный не захочет ни расследования, ни боя, то пусть последний будет считаться очищенным от обвинения, ибо не должен, если не захочет, доказывать свою правду ни расследованием, ни поединком, а обвинитель заплатит штраф, определенный законом.

Закон XIV

Каждый идальго может обвинить другого в измене, совершенной тем по отношению к нему или его сеньору, или его отцу, либо матери, либо сыну, либо дочери, либо брату, либо сестре, либо родственнику, либо родственнице, за что должен понести наказание; идальго, который обвиняет в измене, совершенной по отношению к кому–либо другому, заплатит штраф, установленный законом, а обвиненный будет чист; но пусть идальго воздержится от обвинения за кого–либо из перечисленных, кроме как за сеньора, если тот, за которого он обвиняет, жив, поскольку обвинение не должно звучать через представителя, кроме тех случаев, когда обвиняют в измене женщине, духовному лицу или тому, кто не может либо не должен держать в руках оружие; но мы считаем во благо, чтобы в таких случаях обвинять мог любой из его [женщины, духовного лица и т.д.] родственников, хотя бы и был жив тот, в измене к которому обвиняют.

Закон XV

Ни один предатель (traydor), ни изменник (alevoso), ни сын предателя не может никого обвинить в измене; никто не может обвинить в измене другого, пока находится с тем в состоянии перемирия, хотя бы в это время и появился повод для обвинения; ни один обвиненный в измене не может обвинить в ней другого, пока сам не будет очищен от обвинения; не может обвинять в измене человек, от обвинения которого оправдались; не может обвинять один за другого, если только не было того, о чем гласит закон; и когда кто-нибудь захочет обвинить в измене за другого и может это сделать по праву, то обвиняет от своего имени, говоря, что обвиняемый потерял свое достоинство (diciendo que val menos) из-за того, что сделал, и что он докажет это поединком, свидетелями или в ходе королевского расследования; если скажет, что обвиняет по чьему–либо приказу, пусть не будет услышан услышан, поскольку обвинение не может передаваться представителем.

Закон XVI

Несмотря на то, что есть обычай, по которому обвинитель нападал бы на обвиненного первым на поле боя, если обвиненный захочет напасть раньше обвиняющего, он может это сделать.

Закон XVII

Кто за какое-либо дело обвинит в измене двоих или больше, обвиненные не обязаны, если не захотят, драться с бойцами, выставленными обвинителем, но если обвиняющий сознательно вызывает стольких, пусть будет драться со всеми или с тем из обвиненных, который больше захочет, если обвиненные захотят сражаться и не захотят брать себе пару из тех, кого предложит обвиняющий; если многие имеют причину обвинить по какому-нибудь делу одного, пусть изберут между собой того, который сделает это заявление и будет тягаться с обвиненным.

Закон XVIII

Если после того, как тяжба по обвинению в измене началась, и до того, как она закончилась, либо обвинитель, либо обвиняемый, либо оба умрут, если не останется никого за обвиняемого участвовать в тяжбе [следовать договору] (seguir su pleyto), пусть будет он чист как при жизни, так и после смерти. Но если произойдет смерть одного из них либо обоих, и не захочет обвиняемый продолжать свое дело, не попытается продолжить тяжбу либо проявит необоснованное возмущение, пусть не будет оправдан ни при жизни, ни после смерти.

Закон XIX

Приказываем, чтобы после того, как один обвинит в измене другого, они находились бы в перемирии между собой и своими родственниками, и хранили бы друг друга во всех прочих случаях, кроме как в поединке и в делах, касающихся обвинения (riepto).

Закон XX

Если обвинитель убьет на поединке обвиненного или обвиненный убьет на поединке обвинителя, то оставшийся в живых пусть не будет из–за этой смерти вне закона для родственников умершего; а король должен простить победителя и охранять его от родственников погибшего, если те будут ему угрожать и запугивать его.

Закон XXI

Если даже у погибшего остались сыновья, каждый из его братьев или других его родственников может обвинить за его смерть; но если сын или другой близкий родственник захочет обвинить, то будет выбран наиболее близкий из них, чтобы обвиненный в смерти не смог отвергнуть кандидатуры обвинителя на том основании, что есть другой родственник, более близкий; если обвиненный защитится от обвинителя поединком или свидетелями или королевским расследованием и обвинитель будет побежден, пусть не сможет больше никто другой обвинять победителя по той же причине, хотя бы тот, который потом захочет его обвинить и будет более близким родственником погибшего; но если обвиненный в измене защищается без боя или без судебного доказательства, говоря, что обвинитель не может его обвинять по причине своей личности, то он не сможет отказаться от обвинения другого близкого родственника, который захочет его обвинить в измене по той же причине.

Закон XXII

Когда один могущественный человек (ome poderoso) сделает другому человеку ниже его по власти или по общественному положению что–то, что является изменой, пострадавший может об этом объявить и могущественный человек, если захочет драться с ним, может это сделать сам или выставить вместо себя поединщика; но обвинитель не может на свое место выставить поединщика, если обвиненный этого не захочет; выставленный поединщик должен быть равным по роду и по состоянию, и по браку, и по сеньории, и по силе своему противнику, так как нельзя назвать равной ситуацию, когда очень сильный человек сражается с человеком меньшей силы; и тот, кто должен выставить поединщика, пусть даст человека, который выше по роду и по другим критериям, таким образом, чтобы не был более могущественным тот, кто хочет сразиться с другим, чтобы от этого нельзя было отказаться.

Закон XXIII

Обвиненный в измене, вина которого будет доказана, будет навсегда изгнан из земли и потеряет половину всего, что он имел, и отойдет это к королю. И пусть он не будет убит, если деяние, совершенное им, не будет таким, наказанием за которое является смерть.

Закон XXIV

Если в первый день поединка никто из противников не будет побежден до темноты или раньше, если оба захотят прекратить бой, или им прикажет король, пусть присяжные выведут их с поля и поместят обоих в общий дом, и обеспечат им равенство в еде и в условиях ночевки, и во всех необходимых вещах; но если один больше захочет есть или пить, чем другой, пусть ему это предоставят; в день, когда они должны будут вернуться на поле, пусть их вернут в то же место и с тем же состоянием коней и оружия и всех прочих вещей, которое было, когда они закончили биться; и если обвиненный сможет защищаться в течение трех дней на поле, то по прошествии трех дней пусть считается очищенным от обвинения, а обвинитель заплатит штраф, определенный законом.

Закон XXV

Обвинение в предательстве (el riepto del traydor) выдвигается и доказывается так же, как и обвинение в измене, но хотя предатель несет большую кару, чем изменник, приказываем, чтобы обвиняющий в предательстве не платил бы большего штрафа, если не докажет то, что говорит, чем обвиняющий в измене.

Закон XXVI

Предателем считается тот, кто убил своего сеньора или его ранил, или его захватил, или передал в руки врагов, или же приказал, или посоветовал это сделать; или тот, кто какую-нибудь из этих вещей сделал сыну своего сеньора по рождению (sennor natural), тому, который должен царствовать, пока он не выйдет из подчинения своему отцу. Также предателем считается тот, кто переспит с супругой своего сеньора или посоветует это сделать другому. Также предателем считается тот, кто лишает наследства своего короля или помогает лишить его наследства, либо тот, который сдал замок или укрепленный город.

Закон XXVII

Каждый предатель умрет за предательство, которое сделает, и потеряет все, что он имел, и отойдет это королю, даже если бы у него и были законные дети, или внуки, или кто-либо еще.

Текст переведен по изданию: Opusculos legales del rey Don Alfonso el Sabio : publicados y cotejados con varios codices antiguos por la Real academia de la Historia. - Tomo 2: El Fuero Real, las leyes de los adelantados mayores, las nuevas y el ordenamiento de las tafurerias, y por apendice las leyes del estilo. - Madrid : Real Academia de la Historia, 1836.

© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© перевод: Марей А. 2004

Альфонсо X. Королевское фуэро Кастилии (1256 ?)
Поділитись
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
8 visitors online now
8 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 88 at 06:43 am UTC
This month: 115 at 02-02-2019 04:41 pm UTC
This year: 151 at 01-03-2019 12:45 am UTC