Зубрицкий Ю. А. Культура Тауантинсуйю


2 033 views

Культура Тауантинсуйю

Сборник ::: Культура Перу ::: Зубрицкий Ю. А.

Материальная и духовная культура государства древних кечуа Тауантинсуйю чрезвычайно богата и обширна. Она необъятна, как необъятно было гигантское государство инков, протянувше­еся с севера на юг на 5000 км. Инки-правители не утруждали себя изобретением названия для своей страны, а просто называли ее Тауантинсуйю, что на языке кечуа означает «Четыре соединенных между собой стороны света». Это было крупнейшее государствен­ное образование не только древней Америки. Оно охватывало огромную территорию, на которой в настоящее время располо­жены большая часть Эквадора и Перу, значительная часть Боли­вии, Чили и Аргентины, южные районы Колумбии. Северные от Куско (на кечуа «пуп земли») области назывались Чинчайсуйю — северная сторона света, южные — Кольясуйю, вос­точные — Антисуйю, западные — Контисуйю.

 

Начало становления Тауантинсуйю следует отнести примерно к XII—ХШ вв. н. э., когда возникли неизвестные нам условия для возвышения «городской» общины Куско, сложившейся в ре­зультате смешения пришельцев-инков — видимо, одного из кечуанских племен — с местным кечуанским же населением, засе­лившим долину Куско задолго до этого. Соперничество со стороны чанков и других индейских племен способствовало созданию со­юза кечуанских племен и общин. Во главе союза также в силу неизвестных обстоятельств встали инки, которыми уже правил военный вождь, постепенно приобретавший черты царя — дес­пота.

 

Социально-политическая структура Тауантинсуйю была не­обычайно сложной. Инка считался богом на земле и обладал не­ограниченной властью. Разделения властей не существовало. Господствующий класс состоял из нескольких каст: «инки по крови», «инки по привилегии», кураки и другие вожди общин и племен. Их следует отнести к категории населения, не платив­шей «налоги» (по Гарсиласо). Эксплуатируемая часть общества — те, кто платил «налоги», — также подразделялась на группы, из которых можно условно выделить следующие: митимае первой категории (привилегированная часть общинников, основывавших поселения, в том числе военные, во вновь завоеванных областях), хатун руна (формально свободные, но фактически порабощенные рядовые общинники и ремесленники), митимае второй категории (переселенцы из вновь завоеванных районов), янакуна (рабы). Существовала еще одна особая категория населения, так назы­ваемые «избранницы Солнца», в подавляющей массе — рабыни, занятые главным образом ткачеством.

 

История Тауантинсуйю знает много случаев классовых вы­ступлений, а также восстаний покоренных племен и народностей. Разноязычное и разноплеменное население страны составляло по разным данным от 6 до 40 млн. человек. Наиболее вероятной представляется цифра в 10 млн.

 

Хозяйственной основой государства было земледелие с исполь­зованием грандиозных ирригационных сооружений, удобрения (гуано) и искусственных насыпных террас по склонам гор. Тау­антинсуйю — единственное государство древней Америки, в кото­ром существовало некое подобие животноводства как особая от­расль хозяйственной деятельности. Высокого уровня достигли ремесла, особенно текстильное, обработка металлов, строитель­ная техника.

 

Культура инков — это поистине панперуанская культура, и не только потому, что она охватила территорию всей страны и даже вышла далеко за ее нынешние пределы, но и потому, что она органически включала в себя многие наиболее ценные эле­менты предшествующих цивилизаций и культур, создала условия для совершенствования и развития многих из них и обеспечила затем их широчайшее распространение.

 

Очевидно, что до своего появления на исторической арене, в так называемый период «тиауанакской экспансии», кечуа могли находиться под известным влиянием тиауанакского государства. Уже в то время их предки могли поклоняться всемогущему тиауанакскому богу Уиракочи, отождествив его с образом своего .древнего тотемного божества Солнца (Инти). Позже, встав во главе кечуанского союза и завоевав побережье, они берут в свой пантеон древнего бога этих мест, «творца» мира и света Начака-мака как еще одно из воплощений Уиракочи-Инти. Такая же судьба постигла древнего бога Тикси («основа сущего») и бога воздуха Кон, творца людей. В результате возникает сложный образ Инти-Кон-Тикси-Пачакамак-Уиракоча. Поскольку он вы­ступает в различных «видимых» на изображениях или в природе (Солнце) ипостасях, то естественно возникает представление о его другой, некоей общей, невидимой сущности. Так па пути от поли­теизма к монотеизму у инков и у всех древних кечуа складывается концепция «Единого Вездесущего, Всемогущего и Незримого Бога», по отношению к которому все другие многочисленные божества становятся в положение детей, жен, слуг и служанок оставаясь в то же время «святыми».

 

Таков официальный пантеон богов Тауантинсуйю. В то же время массы трудового кечуанского населения продолжали при­держиваться культа древнего земледельческого божества Пача-мамы — Матери-Земли, близкого и понятного им, а также культов" Матери-Воды, Повелителя Гор, тотемических культов кондора, пумы.

 

В системе религиозных взглядов древних кечуа, в том числе инков, присутствовало понятие «уака». Термин «уака» приме­нялся к некоторым (не верховным) богам. Священное древнее: захоронение — уака; роща, гора, ручей, озеро, дерево, просто участок зеленой поверхности, прославившийся какой-либо сверхъ­естественностью, таинственностью, поверьем, — это тоже уака. Понятие «уака», таким образом, сходно с полинезийской «маной» — сверхъестественной силой, разлитой в пространстве и способ­ной снисходить на конкретное существо или предмет.

 

Для отправления культа Единого Бога, а также местных куль­тов имелась огромная армия жрецов, одной из функций которых было безусловное подчинение религиозному влиянию всех без исключения сторон духовной жизни общества: политики, права, морали, искусства, а также — что очень важно! — материаль­ного производства.

 

Древние кечуа обладали богатой и развитой мифологией.. Большой популярностью в Тауантинсуйю пользовались, в част­ности, мифы о возникновении рода собственно инков. Согласно одному из них, из пещеры Тампутоко, расположенной в долина Апуримак, неподалеку от Паукартамбо, вышли четыре брата Айяр: Качи, Манко, Учу и Аука (Саука). Одетые в роскошные одежды, сопровождаемые своими женами, они шли в поисках места, где бы могли построить столицу великой державы. Самым сильным из братьев был Качи. Из своей золотой пращи он мог ме­тать камни до самых облаков. Позавидовав силе и ловкости Качи,братья хитростью заставили его вернуться в пещеру и наглухо замуровали вход. Три брата продолжали свой путь, как вдруг они в вышине увидели гигантскую птицу, от которой исходило сияние. Лицо у птицы было человечье. Качи (это был он) сказал, что прощает братьям обиды и будет отныне их покровителем. Во время дальнейших следований Учу превращается в камень. Аука и Манко достигли долины Куско и основали город. Однако, через два года смерть скосила Ауку и Айяр Манко оказался пол­ным властителем города и основателем династии инкских прави­телей, или Единственных Инков.

 

Уже в этом мифе, зафиксированном в различных вариантах разными хронистами[1], инки предстают перед нами как пришельцы. Но они были пришельцами из близлежащих районов, продуктом внутрирегиональных миграционных процессов.

 

Л. Э. Валькарсель полагает, что за мифом о происхождении братьев Айяр скрываются реальные события, связанные с реаль­ными внутрирегиональными миграциями племен кечуа, с их борь­бой против других групп, с их внутренними раздорами и, наконец, с образованием союза кечуанских племен во главе с инками. Имеется и другой миф о происхождении инков, переданный хронистами также в различных вариантах. Отец-Солнце и Мать-Луна сжалились над людьми, жившими в невежестве, дикости и бедности, и послали с неба на землю своих детей — сына Манко Канака и дочь Маму Окльо Уаку, дабы они наставили людей почитать Отца-Солнце как бога, дали бы людям законы, обучили их ремеслам и искусству, научили жить в домах, обрабатывать землю, выращивать овощи, фрукты и злаки, разводить скот и т. п. Вначале Отец-Солнце поместил своих детей в озеро Титикака. Затем он разрешил им выйти оттуда и направиться в любом на­правлении, вооружив Манко Канака при этом золотым жезлом и приказав всюду, где они будут останавливаться для трапезы или сна, пытаться вонзить этот жезл в землю. Там, где он войдет в почву, дети Солнца должны были основать город, которому впо­следствии суждено превратиться в столицу великой державы. Получив этот наказ, Манко Капак и Мама Окльо двинулись на се­вер, достигли долины Куско и остановились возле горы Уана-каури. Здесь золотой жезл без всякого труда вошел в землю. Здесь же сын Солнца, первый Инка, и его жена выполнили наказ отца и основали свое «государство». Любопытно, что один из ми­фов прямо указывает на то, что первый Инка, Манко Капак, вы­полнял волю какого-то могучего человека, появившегося в Тиауанако[2].

 

Космологические мифы древних кечуа объясняли появление земли как проявление воли богов (обычно Пачакамака или Уиракочи). Что же касается Луны, других планет и звезд, то им от­водились роли жены Солнца, его сестер, родственников и слуг. Каких-либо мифов о происхождении самого Солнца, подобных, например, древнемексиканским, до нас не дошло.

 

Зубрицкий Ю. А. Культура Тауантинсуйю

Залишити відповідь

9 visitors online now
9 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 11 at 04:10 am UTC
This month: 32 at 06-18-2017 02:13 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Кузьмищев В. А. Фелипе Гуаман Пома де Айяла и его «Хроника»

Фелипе Гуаман Пома де Айяла и его «Хроника» Сборник ::: Культура Перу ::: Кузьмищев В. А. Среди нарративных источников XVI—XVII...

Бродский Борис. Как возник Мачу-Пикчу

Бродский Борис. Как возник Мачу-Пикчу    :::    Статьи и материалы    :::    инки Июля, 24 дня 1911 года...

Close