ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)


2 700 views

ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)

Педро де Сьеса де Леон: 1518(1521)-1554

Испанский хронист. Родился в Севилье. В 1535 г. приехал в Новый Свет. В основном жил в Новой Гранаде, принимал участие в походах по провинциям Картахена и Попайан. В 40-х годах XVI в. в Перу под пред водительством правительственного наместника Педро де ла Гаски находился среди участников подавления мятежа Гонсало Писарро. В 1541 г. в провинции Попайан начал писать хронику, основу которой составили личные впечатления и устная информация свидетелей — участников конкисты, а кроме того, автор сумел воспользоваться архивами в Лиме.

Фрагмент публикуется на русском языке впервые. Перевод выполнен по изданию: Cronicas de la conquista del Peru. Mexico. 1957.

Глава

о том, как в большей части Индий туземцы имели привычку держать во рту травы или коренья, и о бесценной траве, называемой кока, которая произрастает во многих областях этого королевства

В какую бы часть Индий я ни поехал, везде замечал, что местные индейцы очень любят держать во рту корешки, ветки или травинки. Так, в окрестностях города Антиоча используют размельченную коку, а в провинции Арма — другие трапы; в Кимбайе же и Ансерме срезают молодые побеги небольших вечнозеленых деревьев и без устали перемалывают их зубами. В селениях неподалеку от Кали и Попайана индейцы жуют, как я уже говорил, измельченную коку и приготовляют из мякоти маленьких тыквочек месиво, которое все время держат во рту; то же самое они делают и с веществом, с виду напоминающим известь. В Перу повсеместно принято жевать кору, с утра и до отхода ко сну туземцы держат ее во рту, не выплевывая. Если спросить у индейцев, почему у них рот вечно занят травой, которую они не едят, а лишь держат за зубами, то они ответят, что трава заглушает чувство голода и вызывает прилив сил и энергии. Полагаю, в этом есть известная доля правды, хотя, на мой взгляд, виной всему дурная привычка, которую люди, подобные индейцам, почитают весьма приятной. В Андах, от Гуаманги до селения Плата, тянутся посевы коки, которая растет мелкими кустиками; индейцы тщательно ее возделывают и лелеют, дабы она дала листья, называемые кокон и напоминающие листья мирта; затем их высушивают на солнце и кладут в длинные узкие корзины; и сия кока или трава столь ценилась в Перу в одна тысяча пятьсот сорок восьмом, сорок девятом и пятьдесят первом годах, что, думаю, в мире вряд ли найдется другая такая же дорогая трава, корень или плод дерева, приносящего ежегодный урожай (специи я сюда не включаю, ибо это особое дело); так вот, сумма налога, собираемого с Куско, города Ла-Пас и селения Плата составляла в те годы приблизительно шестьдесят, сорок и двадцать тысяч песо, и все [179] из-за зтой коки. А если кто получал подать с индейцев, то в основном требовал от них корзины с собранной кокой. Короче, кока считалась основным растением в провинции Трухильо. Коку везли продавать на рудники в Потоси, и стали выращивать так много кустиков и собирать так много листьев, что теперь она уже не стоит таких больших денег, однако ценить ее все равно никогда не перестанут. Кое-кто из испанцев, вернувшихся на родину, сумел разбогатеть на этой коке, покупая, перепродавая и выменивая ее у индейцев на базарах или рынках.

Глава,

повествующая о селении Тиауанако и об огромных старинных сооружениях, которые в нем можно увидеть

Тиауанако — небольшое селение, однако оно славится своими огромными строениями, которые действительно замечательны и стоят того, чтобы их увидеть. Подле самых богатых домов расположена рукотворная гора, сооруженная на большом каменном постаменте. Перед горой стоят два каменных идола, весьма искусно изваянных по образу и подобию человека, со столь хорошо вырезанными лицами, что, похоже, их ваяли великие художники и мастера; идолы так велики, что кажутся едва ли не великанами, и что примечательно: одеяния на них длинные, отличающиеся от тех, которые приняты среди жителей данных провинций, а на голове — нечто вроде украшения. Возле сих каменных статуй сохранились остатки еще одного здания, однако, по причине его древности и отсутствия каких-либо надписей, невозможно сказать, что за люди возвели сию великую крепость и много ли времени минуло с тех пор, ибо ныне от всего сооружения осталась лишь прекрасно отделанная стена, так что, судя по всему, лет тому зданию немало; кое-где камень совсем разрушился и осыпался, а ведь камни там такие большие и массивные, что поражаешься, думая, как хватило человеческих сил вознести их туда, где мы их теперь видим; причем многие из этих камней отделаны по-разному, а некоторые имеют форму человеческого тела и, очевидно, служили идолами; чуть отступя от стены, можно увидеть множество ямок и впадин; а в другом месте, вплотную к каменной кладке, тоже сохранились следы старины, ибо там много больших порталов со ступенями, порогами и портиками, и все это из цельного камня. Более всего мне бросилось в глаза при осмотре и описании сих достопримечательностей то, что над громадными порталами возвышались еще большие камни; некоторые из них достигали тридцати футов в ширину, пятнадцати с лишним в длину и шести в глубину, и все это — и портал, и ступени, и пороги — было высечено из цельного камня, что само по себе [180] великое искусство; и уж тем более дивно и непостижимо для меня, какими инструментами и орудиями все это делалось, ибо очевидно, что если в обработанном и отделанном виде камни эти столь велики, то какими же огромными должны были они быть до принятия нынешних форм, а ведь по развалинам понятно, что здания недостроены, поскольку в них нет ничего, кроме порталов и прочих камней небывалой величины, из коих некоторые, как я видел, были обработаны и соответствующим образом изукрашены, чтобы лечь в стены здания, неподалеку от которого, немного в стороне, находится маленькое капище с большим каменным идолом, коему индейцы поклонялись, и говорят даже, будто бы подле того идола нашли золото, а капище окружал еще один ряд больших и малых камней, обработанных и украшенных резьбой точно так же, как все прочие.

И еще многое я мог бы рассказать про Тиауанако, но не стану, дабы не затягивать свое повествование, скажу лишь в заключение, что считаю сие сооружение самым древним во всем Перу, ибо известно, что некоторые из подобных строений были заложены задолго до воцарения инков, и я слышал от индейцев, что инки возводили большие дома в Куско, взяв за образец стену, сохранившуюся в том селении, и говорят даже, что первые инки намеревались разместить свой двор в Тиауанако. И также бросается в глаза еще одна важная вещь, а именно: в краю сем почти нет скал и каменоломен, где индейцы могли бы добыть то великое множество камней, которое мы видим в Тиауанако; для того же, чтобы привезти их туда, потребовались, видимо, целые полчища людей. В присутствии Хуана Варагаса (имеющего здесь энкомьенду) я спросил туземцев, не во времена ли инков построены сии сооружения, и они подняли меня на смех, заявив, что здания построены еще до воцарения инков, но кто их соорудил — индейцы сказать не могли, они лишь слыхали от старших, что все это якобы сотворено за одну ночь. Поэтому и потому, что, по слухам, на острове Титикака видели бородатых мужчин, похожих на тех, которые возвели здание в Винаке, я полагаю, что до воцарения инков в этих краях обитали люди разумные, незнамо откуда явившиеся сюда и сделавшие все, о чем шла речь выше; думаю, они все погибли в войнах, ибо было их крайне мало, а индейцев — очень много. И, видя, сколь слепа фортуна, я благословляю изобретение письменности, позволяющей сохранить в веках намять о случившемся и разносящей молву о том, что творится в мире;

имея письменность, мы действуем осознанно, а поскольку индейцам в сем Новом Свете буквы неведомы, нам приходится во многом действовать вслепую. Отдельно от этих здании находятся покои инков и дом, где родился Манго Инка, сын Гуайнаканы, а рядом с ними — покои двух знатных сеньоров из этого селения, высокие, как башни, массивные и угрюмые, обращенные входом туда, где рождается солнце. [181]

Глава

об основании города, названного Сьюдад-де-Пуэстра-Сеньора-де-Ла-Пас, и о том, кто был его основателем, и о дороге, ведущей оттуда в селение Плата

ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)
Tagged on:                             
7 visitors online now
7 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 21 at 05:15 pm UTC
This month: 32 at 06-18-2017 02:13 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

А. Скромницкий. Спорные вопросы относительно кипу Инков в 16-17 веках.

А. Скромницкий. Спорные вопросы относительно кипу Инков в 16-17 веках. A. Skromnitsky. Los cuestiones batallonas de quipu de los incas...

Close