Мигель Анхель Астуриас. Гватемала. Miguel Angel Asturias. Guatemala


8 108 views

Мигель Астуриас. Гватемала

---------------------------------------------------------------

1

Повозка не спешит и в день проезжает понемногу. Там, где дорога
встречается с улицей, стоит первая лавка. Хозяева стары, горбаты, видели
духов, привидения и призраков, рассказывают сказки и запирают двери, когда
мимо идут цыгане,-- те, кто ворует детей, ест конину, беседуете бесом и
бежит от Бога.
Улица сломанной шпагой вонзилась в кулак площади. Площадь невелика, она
втиснута в рамку благородных старых порталов, очень старых и очень
благородных. Те, кто живет на ней и по соседству, водят дружбу с епископом и
с алькальдом, а с простым людом знаются только на святого Иакова, когда
барышни, как всем известно, подносят бедным по чашке шоколада в епископском
дворце.
Летом листья желтеют, деревья облетают, и все прозрачно, как старое
вино, а зимой вздувается река и сносит мост.
Преданья, которым теперь не верят ни бабки, ни дети, говорят, что город
стоит на погребенных городах (Многие города Гватемалы и Мексики
действительно выстроены на развалинах городов доиспанского времени. Так,
столица Гватемалы -- г. Гватемала находится на месте древнего города
Каминальхуйу, Санта-Крус-Киче -- на месте древней столицы киче --
Кумаркааха, город Текпан-Гватемала -- рядом с развалинами столицы какчикелей
Ишимче и др.). Чтобы скрепить стены, в известь лили молоко, и, как
повествует "Летопись знатных", зарыли где-то в зарослях травы свертки с
тремя десятками перьев и тремя десятками тростниковых трубок, полных
золотого песка. Одни говорят -- под гнилым стволом, другие -- под ворохом
хвороста, а третьи--под горой, из которой бьют ключи.
Есть поверье, что деревья дышат дыханьем погребенного города. Вот
почему, издавна и привычно, люди решают под их сенью, как поступить,
влюбленные изливают печаль, зовут вдохновенье поэты, а сбившиеся с пути
паломники находят по ним дорогу.
Деревья заворожили город. Тончайшая паутина сна дрожит под тяжестью
теней. Рыщет по темницам Татуана. Сомбрерон обходит порталы, один за другим,
и скачет, и катится каучуковым бесом. И бродит Волосяной, уводит длиннокосых
красавиц, вяжет гривы коням. Но ни одной ресницей не дрогнет спящий город и
не шелохнутся нежные тела вещей.
В дыханье деревьев горы кажутся дальше, за дорогой, подобной струйке
дыма. Темнеет; плывут апельсины из мглы; так тихо, что слышен любой шорох,
щебет птицы, шуршанье слетевшего листа, -- и просыпается Кукушка Снов.
Тогда встает перед нами большой город -- светлый город, который мы
носим в сердце. Он в сотню раз больше скопленья пестрых домишек, обвитых
свернувшейся горой-кренделем святого Власия (Кольцо гор, окружающее г.
Гватемалу, напоминает большой крендель в руках статуи святого Власия,
которую несут верующие во время торжественных процессий). Тот город сложен
из древних городов, как дом из этажей. Этаж на этаже. Город на городе. Книга
в каменном переплете, собранье гравюр на испанском пергаменте и на бумаге
Республики, золоченной золотом Индий (Колумб, достигнув берегов Америки,
ошибочно думал, что он открыл морской путь в Индию. Эта ошибка была
закреплена в официальном названии испанских владений в Америке, получивших
название Индий. "" Паленке (исп. palengue -- изгородь) -- условное название
развалин большого города-государства, расположенного среди лесов штата
Чнапас (Мексика). Расцвет его относится к VII--VIII вв. н. э.)! Сундук,
хранящий мертвую мечту, золотой песок и кудри луны, серебряные кольца! В
тебе, многоэтажном, древние города. По лестницам бесшумно и бесследно
ступают образы снов. От двери к двери сменяются столетья. Тени мигают в
свете окон. Призраки -- слова вечности. Кукушка Снов свивает нить сказок.
В древнем Паленке, на фоне южного неба, белеют залитые солнцем террасы
-- четкие, тяжелые, простые, а на барельефе стен, неглубоком и резком,
проступает нехитрый рисунок сосен. Две царевны играют у птичьей клетки, и
старец с блестящей бородой прорицает, глядя на звезду. Царевны играют.
Летают колибри. Прорицает старец. И, как положено в сказке, три дня живут
царевны, три дня -- птицы.
В древнем Копане (Копан -- город-государство древних майя на территории
современной республики Гондурас. Город был украшен монументальными зданиями
и скульптурами. Период наибольшего расцвета -- IV--VIII вв. н. э. Статуям
этого города Астуриас посвятил свое стихотворение "Лики Копана".)
серебристые царские олени пасутся в дворцовых садах. На царском плече --
усыпанное камнями перо птицы нахуаль (у индейцев майя -- дух-защитник и
покровитель в образе какого-либо животного. Богатство и могущество, по
верованиям индейцев, зависит от присутствия нахуаля. У вождей и знати таким
покровителем обычно была птица кукуль.). На царской груди -- заколдованные
ракушки по золотому шитью. Браслеты из отполированного тростника сверкают,
как мрамор. Лоб венчает царственный знак, перо цапли. Царь тянет дым из
бамбуковой трубки в прекрасном сумраке. С какаовых деревьев облетают листья,
и сердца -- достойная дань -- падают к ногам владыки. Царь влюблен и
страдает чирьями, солнечной хворью".
Старый век, и часы стары. Кукушка Снов свивает нить сказок. Древний
Киригуа (У древних народов Гватемалы и Мексики некоторые накожные болезни
считались связанными с божествами солнца и луны) весом и пышен, как
восточный город. В горячем воздухе опадают листья блаженных поцелуев. Голова
кружится от благоуханий. Дышат жаром влажные пасти. Ящерицы спят в теплой
воде на девственном лоне. Тропики -- похоть земли!
В древнем Киригуа. (город древних майя на р. Мотагуа (Гватемала).
Существовал вVII-IХвв. н.э) у врат храма, ждут женщины в янтарных серьгах.
Все тело у них в татуировке, кроме груди. Мужчины изукрашены красным, в носу
у них -- подвески из обсидиана. А девушки вымазаны раствором необожженной
глины, и это -- знак добродетели.
Вот пришел жрец; все расступились. Вот он стучится в дверь золотым
перстом; все склоняются долу. Все лижут землю в знак благодаренья. Жрец
приносит в жертву семь белых голубок. Ресницы у девушек мучительно
вздрагивают, и кровь на каменном ноже, изогнутом, как древо жизни (Дерево,
которое растет, по представлениям майя, в центре вселенной), бросает алые
отсветы на равнодушных богов. Что-то рвется из мертвых рук царицы, спящей в
саркофаге. Дым, благоухающий тмином, валит из каменных жаровен, и звуки
флейт навевают думы о боге. А за стеной солнце расчесывает струи весеннего
дождя над зеленью лесов и спелой желтизной маиса.
В Тикале (крупнейший город-государство древних майя, существовавший в
центре Гватемалы с VI в. до н. э. по IX в. н. э.) -- пустые дома, дворцы и
храмы. Триста воинов ушли отсюда со всеми домочадцами. Еще вчера, у входа в
лабиринт, старухи и дурачки рассказывали местные преданья. И вот город ушел,
и пел в пути. Женщины, лепившие из глины крутобокий кувшин. Торговцы,
считавшие зерна какао на пумьей шкуре. Красотки, низавшие на лунно-белую
нить зеленые бусы, которые любовник выточил для них на закате. Заперт
зачарованный клад. Погас огонь храмов. Все стоит, как стояло. По улицам
бродят тени и призраки с пустым взглядом.
Города, звонкие, как открытое море!
У каменных ваших ног, под сенью широких одежд, опоясанных преданьем,
младенец-народ играет в политику, и торговлю, в битвы; а когда царит мир,
мудрые кудесники учат и в городе, и в селах ткать, сеять в нужную пору и
постигать тайны счета.
Память поднимается по лестнице к городам конкистадоров. На каждом
витке, на тесных поворотах, виднеются окна, полуприкрытые тенью, а ходы в
толще стен -- как те, что ведут на хоры христианского храма. В глубине их
мерцают другие города. Память -- слепая старуха -- нащупывает ступеньки. Мы
поднимаемся к городу Шибальба*, и к Тулану (мифический город,
местопребывание мертвых и богов преисподней по эпосу киче "Пополь-Вух".
Тулан -- местопребывание зари, мифический город, упоминаемый и "Пополь-Вухе"
и "Летописи какчикелей"). и к другим городам преданья, укутанным мглою.
Ишимче (столица какчикелей), на чьем щите пленный орел держит трон
какчи-кельских владык. Утатлан (столица государства киче перед испанским
завоеванием.), обиталище сильных. Атитлан (главный город цутухилей около
одноименного озера (Гватемала).), дозорная башня, вправленная в скалу над
синим озером. Цвет маиса не так прекрасен, как последний их рассвет! Кукушка
Снов свивает нить сказок.
В первом испанском городе -- двойнике Сантьяго (Первый испанский город,
получивший название "Весьма благородный и весьма верный город Сантьяго
рыцарей Гватемалы", был основан завоевателем Гватемалы Педро де Альварадо 25
июля 1524 г. близ Ишгамче. В 1527 г. он под тем же названием был перенесен в
долину Альмалонга между вулканами Агуа и Фуэго. Его-то и имеет в виду
Астуриас, называя двойником Сантьяго (Сантьяго означает святой Иаков). В
полночь 10 сентября 1541 г. потухший вулкан Агуа, кратер которого был
заполнен озером, начал внезапно действовать. Из трещин в долину прорвалась
вода и в несколько минут затопила весь город. Почти все обитатели, в том
числе жена Альварадо, погибли. Город был снова перенесен и долину Панчой и
получил то же название. Он просуществовал до 1773 г., когда был разрушен
землетрясением. Его развалины обычно называются просто Антигуа (древность,
древний--исп.). После этой катастрофы столица Гватемалы была перенесена на

Мигель Анхель Астуриас. Гватемала. Miguel Angel Asturias. Guatemala
Tagged on:

Залишити відповідь

7 visitors online now
7 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 21 at 05:15 pm UTC
This month: 32 at 06-18-2017 02:13 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Зарубежные научные центры латиноамериканистики

Зарубежные научные центры латиноамериканистики

Сайты правительственных органов латиноамериканских стран

Сайты правительственных органов латиноамериканских стран

Close