3 343 views

144

Страны Латинской Америки

2002.01.035. ИСТОРИЯ ПЕРУ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА

ХХ ВЕКА. – М.: Наука, 2000. – 476 с.

Данная работа – первое в европейской латиноамериканистике

исследование по истории Перу с древнейших времен до конца ХХ в. –

подготовлена учеными Центра латиноамериканских исследований ИВИ

РАН в содружестве с авторами других академических институтов, МИД

РФ, МПГУ, ТГУ и др. Книга продолжает цикл историй

латиноамериканских стран (Аргентины, Бразилии, Мексики, Чили, Кубы

и др.) и учитывает последние достижения мировой перуанистики.

Авторы книги впервые ввели в научный оборот материалы архива

Коминтерна (Россия, РГАСПИ), архивов Перу, США и Германии, что

позволило развеять ряд традиционных историографических мифов и

предложить новые подходы к анализу важнейших проблем перуанской

истории. Исследование состоит из вводной статьи «Перу: взгляд сквозь

века» и трех частей: «Центральные Анды – южная зона цивилизации

древней Америки: ХХ тысячелетие до н.э. – начало ХVI в.н.э.», «Перу в

составе колониальной Испанской Америки (1532–1826)», «Перу на пути

независимости государственного развития в контексте мировой истории:

1826 г. – середина 90-х годов ХХ в.» и завершается библиографией и

указателем имен.

В основу исследования авторами положена концепция истории

Перу как составной части всемирно-исторического процесса, что в

полной мере проявилось уже на древнем этапе развития страны. В главе I

«История доинкского населения Перу» В.А.Башилов показывает, как

проходили на этой территории основные исторические процессы,

характерные для всей аборигенной Америки, при этом выделяя их

специфику. Процесс развития древнеперуанских цивилизаций (Чавин,

Мочика, Лима, Тиауанако), как и ранее «неолитическая революция»,

отмечает автор, также во многом повторял основные ступени,

пройденные населением Древнего Востока, хотя в истории

формирования древнейших цивилизаций Центральных Анд многое

остается еще недостаточно изученным. Последовательное появление

государственных образований все возрастающей сложности в

Центральных Андах – когда на смену политическим объединениям типа

номов и царств приходят империи первого поколения (Уари на

территории Центральных Анд), в свою очередь уступающие место

145

локальным государственным образованиям, из которых впоследствии

вырастают империи следующих поколений (Чимор, Тауантинсуйю), – в

целом вполне сопоставимо со ступенями и темпами исторического

процесса на Ближнем Востоке.

Автор II главы «Государство инков – Тауантинсуйу – вершина

андской цивилизации» С.А.Созина концентрирует свое внимание на

истории становления некоторых андских социальных и политических

институтов, наложивших отпечаток на все последующее развитие Перу.

В главе рассматривается алью – община – как фундамент андского

существования, главной особенностью которой была многоярусная

производственно-хозяйственная система жизнеобеспечения (так называе-

мый «вертикальный контроль»), а также становление общественного

строя инков – инканата. Инкское общество, по мнению автора,

«представляло прежде всего совокупную систему огосударствленных

аграрных общин, эксплуатировавшуюся раннесословным деспотическим

государством в лице военно-служилой и чиновничьей бюрократии и

общинно-племенной региональной элиты» (с.76). С.Созина проводит

анализ социальной структуры и системы управления Тауантинсуйу,

описывает уникальные средства связи и информации, созданные инками,

а также другие факторы, которые позволили создать огромную инкскую

державу и решить сложную задачу «по превращению многоэтнического

мира андских народов в органическую часть Тауантинсуйу» (с.72).

Государство инков достигло зенита своей славы в 90-е годы XV в.,

однако судьба отмерила ему лишь 40 лет независимого существования.

За два-три года до высадки испанцев государство инков было

охвачено кровопролитным гражданским конфликтом, что и сыграло

роковую роль. Ход самобытного исторического развития этого

уникального сообщества андских народов оказался прерванным. И хотя

империя инков как цивилизация бронзового века к середине XVI в.

хронологически и стадиально отставала от современных ей народов

Европы, тем не менее андские индейцы являются равноправными

участниками состоявшейся в результате открытия Америки исторической

«встречи народов и культур» Старого и Нового Света в канун XVI в. При

постановке вопроса о «цене прогресса» и его драматическом характере, в

книге подчеркивается, что колонизированные андские народы

авансировали тот гигантский скачок, который совершили в своем

развитии страны поднимавшегося капитализма в Европе.

146

Все шесть глав второй части написаны С.Созиной. Обращаясь к

раннему этапу колонизации Перу (30–50-е годы XVI в.) в первой главе,

автор подчеркивает, что период становления испанской колонии в Перу

вошел в историю как период гражданских смут или войн. Колониальный

режим складывался на андской земле в условиях ожесточенного

противостояния с андскими народами и династией неоинков.

Одновременно происходили процессы освоения и колонизации андских

земель и процесс первоначального закабаления индейских общин через

энкомендарную систему. Среди конкистадорской вольницы активно шло

социальное размежевание, причем новоявленная каста крупных

землевладельцев быстро консолидировалась и, не желая делиться

богатствами и привилегиями не только с рядовой массой завоевателей,

но и с самой метрополией, восстала против колониальной имперской

политики королевского двора. Однако проведение жесткой админист-

ративной реформы, предусматривавшей создание в Перу новых властных

институтов: вице-короля Перу и своеобразной судебной управы –

ауденсии, введение жесткого централизованного управления и пересмотр

энкомендарной системы – все это основательно укрепило власть

метрополии на местах и положило конец бесконтрольному

хозяйничанию первого поколения завоевателей (с.96-97). Восставшие

были подавлены силой оружия, но отныне испанским властям в Лиме

пришлось придерживаться взвешенной политики компромиссов и

уступок (с.98-99).

Во II главе «Стабилизация колониального режима (50–80-е годы

XVI в.)» С.Созина основное внимание уделяет положению коренного

населения. Согласно f____кастовому духу эпохи все население Перу в

соответствии с законодательством делилось на два замкнутых и

противополагавшихся друг другу мира – «республику» испанцев и

«республику» индейцев. Обособленный мир индейцев управлялся

специальными королевскими законами и прямо подчинялся

«республике» испанцев. И хотя индейский общинник и был объявлен

«свободным вассалом» испанского короля, на деле он причислялся к

«низшей подлой расе» и подвергался экономической, социальной и

расовой дискриминации (с.101).

Широкая программа социальных и экономических реформ,

осуществленных Франсиско де Толедо, самого своеобразного из вице-

королей Перу (1569–1579 гг.), отмечает С.Созина, определила

ускоренное вхождение индейских традиционных структур «в

147

меркантилистскую экономическую систему», завершила период

административных реформ и заложила основы колониального режима в

Перу (с.113). Стремясь ограничить крайности эксплуатации индейского

населения, исповедуя своеобразные идеи раннего «просвещенного

абсолютизма», «высоко оценив достижения инкской государственности в

области социально-производствен-ной практики, Толедо заставил их

работать в новом историческом контексте, что способствовало развитию

интегральных процессов в перуанском обществе и преемственности

всего хода исторического развития на андских землях» (с.116).

В главе III «Вице-королевство Перу: два века колониального

развития (конец XVI–XVIII вв.)» на первый план выступает проблема

исторического континуитета, поступательного развития индейских

народов к более зрелым формам общественного бытия. Так, в ней

прослеживается взаимообогащение технологических и культурных

достижений народов Старого и Нового Света, развитие горного дела,

ремесленного производства, аграрного сектора и торговли. Наряду с этим

С.Созина отмечает «засилье натурального хозяйства, низкое состояние

техники, наличие сильно выраженных форм кабальной зависимости

андского крестьянства, плантационное рабство побережий», в целом

широкое распространение докапиталистических укладов в аграрной

экономике Перу и ее отсталость по сравнению с хозяйством метропо-

лии (с.132). Индейское крестьянство было обречено на феодализм

регрессивного экстенсивного толка (т.е. колониального), при этом

индейские народы отодвигались на самый край новой социальной и

культурной действительности, и за это испанская колониальная система,

несет историческую ответственность (с.6-7).

Реформы Карла III и новые противоречия, вызванные ими,

крестьянская война под руководством Тупака Амару II (1780–1783),

перуанское просвещение как идейный исток войны за независимость

составляют содержание IV главы «Перу на грани XVIIIXIX вв.:

реформы просвещенного абсолютизма». Восстание индейских масс в

провинции Тинта стало самым крупным выступлением индейских масс

за всю колониальную историю Испанской Америки. В работе делается

вывод о том, что восстание под руководством Тупака Амару стало

крестьянской войной, затронувшей жизненно важные устои всей

колониальной системы Испании. Главу завершает анализ деятельности

вице-короля Абаскаля, при котором в канун войны за независимость в

Перу произошла консолидация и упрочение режима колониальной

148

власти, а сам Абаскаль и Лима как вице-имперская столица превратились

в знамя и оплот испанского роялизма (с.161).

В главе V «Война за независимость Перу: первый национальный

этап (1809–1815)» и в главе VI, посвященной второму, континентальному

этапу (1819–1826), подвергнуты переосмыслению устоявшиеся оценки

этой переломной эпохи. Если традиционные исследования делали акцент

на том, что независимость Перу была «привнесена извне», дарована

соседними народами, то в книге подчеркивается единство

антиколониального фронта Ла-Платы, Чили и Перу на Южном конусе

Испанской Америки. Принцип континентализма, т.е. латиноаме-

риканской солидарности, на котором базировался военный союз

южноамериканских народов, противоречит подходу к войне за

независимость с позиций усилий одной, отдельно взятой страны.

Основываясь на опубликованном по инициативе правительства Веласко

Альварадо с начала 70-х годов ХХ в. богатейшего собрания документов

эпохи войны за независимость, авторам удалось поколебать легенду о

якобы «пассивности перуанского народа» и вернуть из исторического

забытья массовое антиколониальное движение 1814–1815 гг. с центром в

г.Куско, возглавляемое братьями Ангуло, длительную традицию

народного сопротивления роялистам в сьерре, восходящей к событиям

революции 1812 г. в Уануко и революции в Куско (с.191).

Республика Перу стала финальным полем сражения. После

подписания Акта капитуляции 6 августа 1825 г. Перу вступила в новую

независимую эпоху в содружестве других молодых латиноамериканских

государств. Д.и.н. И.И.Янчук, автор первых четырех глав завершающей

части, в 1 главе «Становление перуанской государственности (1826–

1879)» обращается к первым годам республики. Предметом

рассмотрения стали: роль каудильо и решение политических конфликтов

в ходе военных пронунсиамьенто, начало «эпохи гуано» и оживление

экономики страны, политика укрепления национального капитала при

президенте Рамоне Кастилья, буржуазная революция 1854–60-х годов и

конец «эпохи гуано». Зависимость перуанской экономики от Англии,

заключает автор, привела к неравномерному развитию страны, к

разительному дуализму между костой и сьеррой, а правящий класс

повернулся лицом к Европе, игнорируя самостоятельное развитие,

пренебрегая культурой автохтонной индейской нации (с.233).

Завершением этого этапа развития Перу, на протяжении которого

149

феодальную экономику постепенно сменяла буржуазная, стал

политический, экономический и национальный кризис.

II глава посвящена событиям и последствиям Тихоокеанской (или

селитряной) войны 1879–1884 гг., в которую Перу была вовлечена на

стороне Боливии против Чили. Поражение в ней не только означало для

перуанцев национальное унижение, но и потерю важнейших

месторождений селитры в пустыне Акатама, что до сих пор самым

негативным образом сказывается на экономическом развитии страны.

Война надолго определила атмосферу взаимной враждебности среди

андских стран Тихоокеанского побережья. «Огромные средства были

направлены на ведение войны, что усугубляло экономическую слабость

этих стран и облегчало проникновение иностранного капитала. Усиление

экспансии нарождавшегося империализма Англии и США в Чили,

Боливию и Перу – это наиболее существенное и роковое из последствий

Тихоокеанской войны», – подчеркивает автор (с.247).

В следующей главе «От войны и революции к стабильности в

рамках зависимого развития (1885–1918)» И.Янчук рассматривает

гражданскую войну 1884–1885 гг. и восстание Атуспарии, проходившее

под лозунгами «земли для всех» и воссоздания индейского государства;

приход к власти президента Касереса в 1886 г., стремившегося решить

все проблемы за счет привлечения иностранного капитала; заключение

контракта У.Грейса, установившего фактический контроль англичан над

важнейшими ресурсами страны; буржуазную революцию 1894–1895 гг.,

восстановившую процесс буржуазного развития Перу, прерванного

Тихоокеанской войной; консолидацию власти олигархии; кризис

политической структуры страны и становление рабочего движения.

Анализ диктатуры Аугусто Легии (1919–1930) открывает

четвертую главу «Бурные годы: от диктатуры к демократии (1918–

1945 гг.)», в которой также исследуются рост рабочего и

социалистического движения и создание в 1928 г. Х.К.Мариатеги

Социалистической (Коммунистической) партию Перу, особенности

крестьянского движения и выход индейского вопроса на передний план

политической жизни Перу, мировой экономический кризис 1929–1933

гг., диктатуры Легия, Санчеса Серро и Бенавидеса, возникновение в 1931

г. Народно-революционного альянса (союза) Америки (АПРА), лидером

которой был В.Айя де ла Торре (политической партии, стремившейся «на

путях национал-реформизма преодолеть отставание страны в рамках

мировой капиталистической системы»), и, наконец, рассматривается

150

Перу в период Второй мировой войны. И.Янчук завершает главу

следующим выводом: «Расширение политической активности всех слоев

гражданского общества, начатое с потрясений 1919 г. и взрыва острых

противоречий 1929–1933 гг., хотя и с некоторыми перерывами при

диктаторских режимах Легии, Санчеса и Бенавидеса, приобрело все же

устойчивый характер». «Необходимость _____преодоления зависимости

аграрно-экспортной экономики страны, темпы и направления развития

которой по-прежнему определяли ведущие капиталистические

государства, отныне стала непременной и крайне острой политической

проблемой, вокруг которой развертывались ожесточенные столкновения

противоборствующих сил в годы, последовавшие после второй мировой

войны» (с.314-315).

Содержание V главы «Кризис зависимого капитализма (1945–

1968)» (автор Л.А.Макеева) охватывает анализ конституционного

правления Хосе Луиса Бустаманте (1945–1948 гг.), диктатуры Мануэля

Одрии (1948–1956), нарастание противоречий на рубеже 50–60-х годов

во время правления Мануэля Прадо, приход к власти военной хунты

Р.Годоя, когда впервые вооруженные силы совершили переворот не с

консервативными целями, но на благо отечества, и завершает главу

исследование буржуазного реформизма Ф.Белаунде Терри (1963–1968).

Среди общеконтинентальных тенденций, влиявших на характер

исторического процесса в Перу после войны, следует выделить засилье

военных и диктаторских режимов, как классического типа крайне

репрессивного характера (диктатура Одрии), так и режим правления

прогрессивных военных во главе с генералом Веласко Альварадо,

который сумел провести смелый социально-экономический и

политический эксперимент по созданию государства «социальной

демократии всеобщего участия» на основе «уничтожения любых форм

эксплуатации и угнетения» (с.10). Анализ радикальных реформ генерала

Х.Веласко Альварадо, поворот вправо президента Моралеса Бермудеса,

пришедшего к власти после критической точки в развитии

революционного процесса в Перу в 1975 г., представлены Л.А.Макеевой

в шестой главе «Революция военных (1968–1980)».

Т.А.Солодов и В.А.Ткаченко в VII главе «Перу конца ХХ в.:

поиски моделей развития» анализируют нахождение у власти АПРА и

сущность неолиберальных реформ Альберто Фухимори. По их мнению,

«Перу ныне относится к числу среднеразвитых индустриально-аграрных

151

стран, занимая промежуточное положение в Латинской Америке по

количественным и качественным показателям» (с.400).

Завершают монографию тематические главы: «Коренное

население Перу во второй половине ХХ века» (д.и.н. Т.В.Гончарова);

обзор развития отношений Перу и России, начиная с первых контактов в

XVI в. и до настоящего времени (д.и.н. А.И.Сизоненко); «Культура Перу:

XVI-XX вв.» (д.и.н. Е.А.Ларин).

М.Н.Смелова

ИСТОРИЯ ПЕРУ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦАХХ ВЕКА
Поділитись
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
2 visitors online now
2 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 49 at 02:32 am UTC
This month: 115 at 02-02-2019 04:41 pm UTC
This year: 151 at 01-03-2019 12:45 am UTC