1 614 views

"Черные сапожки" (детская сказка)

Наверно, он был художник, хотя утверждать этого не стану. Известно, что у него всегда были черно-белые сны, были до тех пор, пока он не стал обладателем волшебной кисточки для рисования. Как только долгий день сменялся ночью, художник, от потери сил, замертво сваливался в свою простую кровать из трех подушек, закрывал глаза, доставал свою волшебную кисточку и превращения начинались…

Тем временем в доме напротив происходили следующие не менее удивительные дела.
- Они уже никуда не годятся. – категорично заявила мать своей дочери.
- Да, мама, конечно. Но…
- Никаких «но»! Я их ненавижу, я их терпеть не могу. Мне даже противно на них смотреть.
- Они лишь поистерлись немного да и всего-то…
- Всего-то?! Да они… они… они уже старые, а всё старое нужно выкидывать.
- Да, мама, конечно. Но…
- Что «но»? Что ты всё время «нокаешь»? – свирепела не на шутку мать.
- Так это были у меня единственные…
- Завтра у тебя будут новые, красивые. Хочешь, у тебя буду красные сапожки с черной молнией, вместо этой рухляди?
- Как скажешь, мама.
- А что нужно сказать?
Спасибо, мама. – сказала девочка.
Мама вышла, а девочка всё ещё вертела в руках свои единственные черные сапожки. Когда-то это были шикарные сапожки: ровные, гладкие, стройные, с красивым узором шнурочков, с высокими каблучками. О, ничто не могло с ними сравниться год назад!
Девочка загрустила:
- Не любит вас мама больше. - и заплакала.
Девочка уснула возле сапожек на мягком сером пальто, стянутом с вешалки.

В дверь художника долго стучались. Однако он крепко спал и открыть было некому. В маленькой прихожей его квартиры было черным-черно от ночи.
- Что такое? – просопел ворчливый слабенький голосок в прихожей. – Кому опять не спиться?
- Уу-а-а-м. – затянул второй едва различимый голосок. Что! Уже праздник? Горят свечи? Феерверк! Феерверк!
- Да прекрати ты! Какой феерверк? Это в двери стучат – зашипел женский голос. – Это какое несчастье могло привести посетителя, когда хозяин спит как убитый?
- Мама, мама, а кто это? – пропищал четвертый голос ребенка.
- Ничего, мой мальчик, спи, тебе послышалось. – успокоила его мама.
Ворчливый опять затянул свою песню:
- И нам спать мешают и себе не дают, у меня теперь боли в спине начнуться. Будет им шастать по квартирам! – на зло не откроем.
Третий голос встревожился:
- Нельзя так, может помощи ищут, сейчас нужно открыть.
Второй голосок залепетал:
Это феерверки, феерверки привезли! Салют будет, шум, свет, каноннада!
Третий, женский, нетерпеливо:
- Не терпиться тебе увидеть праздничный карнавал с салютом. Погоди, ночь эта и день следующий остались, а потом праздник.
- Правда, да? Правда? А сейчас они привезли хлопушки, огни бенгальские и елочные игрушки. – с необыкновенной верой и задором лепетал второй голосок.
- Какие хлопушки, какие огни? Три часа ночи. – произнес ворчливый.
Давайте откроем и узнаем, радость или беда привели к нам сегодня незваного гостя. – предложил третий голос.
- Ладно вам, - басом заговорил кто-то. – Чего раскудахтались? Я открою, сидите смирно.
Послышался шорох тканей, замок щелкнул и ручка повернулась. За дверью было так же темно, как и в маленькой прихожей. Ничего нельзя было разглядеть. Было тихо.
Бас не выдержал:
- Ребята! Свет что ли включили бы?
- Секунду. Один момент.
- Ой, страшно. Что там стучит?
- Кто на меня наступил?
- Ай!
- Я тебе покажу!
- Негодяй.
Бас, как громом:
- Я сам.
Тут замешательство, топот и прочая метушня исчезли и лампа зажглась. Перед дверью стояли черные старые сапожки, прижавшись к уголку проема рамы и онемев от страха. Сапожки взглянули в квартиру. Оттуда изумленно вглядывались в сапожки дюжина пара глаз.
- так это же Прекрасные сапожки девочки, которую я когда-та видел во дворе, - воскликнула от радости рыжая одежная щетка. – Заходите, пожалуйста, что вы бедете мерзнуть за порогом. А я-то думала, кто это ночью к хозяину пожаловал.
Прекрасные сапожки робко прошли в дом. Они озирались по сторонам и уныло шевелили шнурками по полу.
Маленький пластмассовый гребешек повернулся к маме, Рыжей щетке:
- Сапожки принесли игрушки! Ура! Сейчас начнеться! – сорвался с места и пулей полетел с полочки прямо к сапожкам.
Ура! Ура! Доставайте гирлянды, сладости. – он метался вокруг обмороженых шнурочков и вконец запутался, повис на них и говорил: -
Да, это уже праздник! Какие качели!
- Немедленно вернись обратно. – зашипела Щетка.
- А что такое?
- Немедленно!
Гребешок с трудом выпутался и полез обратно на полку.
Черное пальто басом спросило:
- Итак, дорогие, каким чудом в снежную бурю в наш дом попали?
Сапожки молчали.
- Что случилось?
А сапожки не отвечали.
Старый складной стульчки зеленого цвета, весь в белых пятнах засохшей краски, в дырках и поскребах, ворчливо вставил, шамкая:
- Что вы их допытываете? Ничегошеньки не умеете, Не так надо. Я здесь самый старый, всех гостей принимал, какие приходили. Каждый гость садился на меня, а уж кто не садился, так тот в этом доме долго не засижывался, поверьте моему слову. Сейчас я вас научу, щетки-трещетки, как гостей принимать. – Складной стул перегнулся и ласковым голосом обратился к гостям:
- Милости просим в наш теплый дом, здесь Вам рады, проходите и чувствуйте себя как дома.
- У нас нет больше ддома. – ответили сапожки.
- Что?!
- Как?!
- Почему?
Складной стул не возмутившись, тем же голосом:
- Тогда Вы пришли куда следует. Тут Ваши друзья и они Вам помогут.
Впервые сапожки выпрямились:
- Правда?
Хором прогудел ответ:
- Зачищено.
- Заметано.
- Заклеено.
- Закрашено.
- Заделано.
- Конечно, правда, мои дорогие сапожки. – улыбнулся Складной стул.

В тот же час, на площади большого города сверкали, переливались золотом звездочки праздничной ёлки. Фонарики на ней то затухали, то вспыхивали, вычерчавая змейкой линии, ромбы, квадраты. Глубокой ночью, кроме ёлки, на площадибыли и два-три прохожих и стайка бродяжих детишек. Детишки сновали под ёлку, забиралсиь по её тесному ряду ветвей повыше и прыгали от туда в сугробы наметенного снега. Криков и шума детвора создавала изрядно. А может, они просто так грелись?
Все они были с босыми ногами и очень лохматые. Кто из них был девочкой, кто мальчиком, определить было бы трудно. Хотя одна девочка среди них точно была. По крайней мере, дети к одной, особо заводной, обращались «Лилия».

В доме же художника, в прихожей царило оживление. Только я забыл Вам представить весёлых жителей этой прихожей. Рыжую одежную щетку и её сына Пластмасового Гребешка, Черное шерстяное пальто и Складной стул вам уже известны. Но есть и другие.
Это: Сапожная щетка, старый кавалер, нстоящий офицер, красавец собой, усы черные, борода черная, волосы – смоль. Главные его требование: дисциплина, блеск, чистота. Иногда несдержан, пугает детишек, те делают вид, что пугаются, а сами больше смеются. Сын его Гребешок получился взбалмошным фантазером. Дисциплина тут не помогла. Вечно создает беспорядок, что заставляет смеятся взрослых.
Рыжая одежная щетка – женщина мирная, благоразумная и добрая. За сыном не поспевает, от чего очень страдает. Всегда готова помочь другому, если с тем приключилась беда. В прихожей к ней относяться с уважением. Очень редко выходит из себя, но если выходит, то жарко становится всем.
Обувной крем – молодой щеголь, в прихожей прозван Озаренным за свой надменный вид, самолюбие, красование собой и за откровенную тупость. Очень слабо соображает. Мысли не для него; большую часть вермени рисуется перед зеркалом. Все им пользуются, от чего чувствует себя то ли обиженным то лиоскорбленным.
Овальное Зеркало – душа прихожей компании, после складного стула самое старое. Спаситель душ, так как каждый идет к нему на откровенные разговоры. Неэмоционален, но проницателен. Ценят его за ясность мыслей и дар предвидеть. Одиночества не любит, так как покрывается пылью и тускнеет. Любитель поболтать.
Черное пальто – общий любимец. Любит путешествовать, особенно в далекие страны. От чего набрался множества историй и разных рассказов. Говорит громко, но медленно, басом. Лучший рассказчик. Имеет склонность покровительствовать слабым. Любит зиму и её морозы. Отзывчив.
Черный зонт с красной деревянной ручкой – очень худой, страдает от зноя, ибо любит дождливую погоду. Общается только со своей женой. Аккуратен в одежде, строг во взглядах. Его жена, Желто-красный зонтик – немолода, но можно сказать, что в молодости была безумно красива. В отличие от мужа приветствует летний зной, почти перестала любить дождь и всякую непогоду, о зиме ничего слышать не хочет. Для своего возраста черезчур кокетлива, чем выводит из равновесия своего мужа. Хохотушка.
Шляпа – наблюдательница и надзирательница. Считает, что является привелигерованным высшим сословием и говорит, что имеет на это полное право. Высокомерна до жути. Обо всем высказывает своё мнение и считает его в высшей степени истинным.
Сапоги хозяина – скромные и простые, без побрякушек и меха. Слегка озабочены тем, что мечтают о мирном сосуществовании в прихожей. Темно-коричневого цвета, со старыми каблуками по карям. Редко начинают беседу, не любят грубостей.
Старый Складной Стул – почтенная особа в прихожей. Говорит, что попал в этот дом первым и знаком со всеми его событиями.
Ложка обувная – лентяй высшей гильдии, работать противится, любит лежать на полочке или висеть, покачиваясь на крючочке. На вид тусклого металлического цвета, коротенький, никому в прихожей не нравится. Бездельничает, изгибаясь вдоль и поперек. Называет это магическим свойством собственной персоны. В прихожей прозван Ротозейкой. Рассказывает, что владеет заклинаниями и ворожбой. Над этим смеются и взрослые и дети.
Парочка фарфоровых голубков, висящих над дверями – это муж и жена. Постоянно воркуют между собой. Всегда рады гостям и постоянно поют песни по поводу и без повода. Создают музыку из любого материала. Обое так поглощены друг другом, что иногда забывают, что они не в небе, над полем летним пшеничным.

А. Скромницкий. “Черные сапожки”

Залишити відповідь

8 visitors online now
8 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 21 at 05:15 pm UTC
This month: 32 at 06-18-2017 02:13 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
А. Скромницкий. “Ветерок и львёнок” (из неоконченого)

А. Скромницкий. “Поцелуй или Лорка”

Close