Владимир Александрович КУЗЬМИЩЕВ. ТАЙНА ЖРЕЦОВ МАЙЯ.


24 627 views

Владимир Александрович КУЗЬМИЩЕВ. ТАЙНА ЖРЕЦОВ МАЙЯ.

Издание второе, сокращенное

СОДЕРЖАНИЕ:
Ч А С Т Ь П Е Р В А Я. МЕРТВЫЕ ГОРОДА
Как один монах похитил историю целого народа
След обнаружен. Он привел к... похитителю
След снова потерян
Еще одна попытка
Индейцы майя
Паленке
Храм надписей
Гибель японского адмирала
Религиозные представления древних майя
Что такое дешифровка
Поиск начинается
Урок математики (по древним майя)
Календарь древних майя
В преддверии урагана
Р а с с к а з п е р в ы й. Поверженные божества
Лазутчик
Каменоломня
Так повелели боги
Снова в каменоломне
Началось!..
Каменотес
Рассказ Быстрееоленя
Гибель Спящего Ягуара

Мертвые города открывают свои тайны
Ч А С Т Ь В Т О Р А Я. ОЖИВШИЕ ЛЕГЕНДЫ
Приход чужеземных завоевателей
Древняя легенда, записанная в XVI веке францисканским монахом
Где находится Тула?
В мексиканской Туле
Р а с с к а з в т о р о й. Проклятье Пернатого змея
Толлан — Город Солнца
Боги тоже болеют
Свершилось непоправимое
В плену у Цветка
Проклятье Кетсалькоатля
Побоище в Синалоа
Великий завоеватель

Атилла или Александр Македонский?
Язык и дешифровка
Поиск продолжается
Песнь о взятии города Чич'ен-Ица
Р а с с к а з т р е т и й. Посланец к богам возвращается на Землю
Прыжок
Возвращение
Трон владыки
Говорящие камни
Священная игра
Заговор
Разгром

Конец гегемонии Чич'ен-Ица
Ушмаль: пирамиды
Р а с с к а з ч е т в е р т ы й. Испытание вождей
Расплата? Смерть!
Человек, отвечай!..

«Язык Суйва» из «книги Чилам Балам»
Ушмаль: пирамиды (продолжение)
«Ланда» XX века
Великое предательство
Ч А С Т Ь Т Р Е Т Ь Я. ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ!
Диссертация, которую так и не пришлось защищать
История одной реабилитации
Что такое дешифровка, или Окончание поиска
Слово предоставляется жрецам
Зачем это нужно
Владимир Александрович Кузьмищев

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
МЕРТВЫЕ ГОРОДА
• Как один монах похитил историю целого народа
Костер никак не разгорался. Люди с факелами в руках, в масках и длинных одеяниях, будто призраки, метались вокруг сваленных в груду странных предметов. Желтые, с виду безобидные языки пламени нехотя лизали их... Но вдруг, словно спохватившись, костер зловеще заревел. Казалось, он звал к себе, одновременно о чем-то предостерегая молчаливую, понуро-неподвижную толпу индейцев. Она вздрогнула, пришла в движение, однако стальное кольцо закованных в доспехи солдат, окружавших костер, остановило внезапно вспыхнувший порыв.
При ярком свете костра фигуры монахов, главных устроителей этого обычного для тех времен зрелища, стали мрачнее: на лицах и одежде плясали багровые, желто-красно-черные пятна.
Рядом с костром возвышался свежесрубленный помост. На нем в окружении пестро разодетой свиты — бархат, шелк, кружева — в высоком кресле сидел главный алькальд, наместник испанской короны на землях лишь недавно завоеванного конкистадорами полуострова Юкатан. Здесь же толпились святые отцы, а впереди, на самом краю помоста, стоял тот, кто зажег этот зловещий огонь в городе Мани — одной из древних столиц индейцев майя. Это был первый провинциал Юкатана и Гватемалы Диего де Ланда. Ему исполнилось только 38 лет, а между тем духовная власть францисканского монаха распространялась над обширнейшей территорией.
Примерно за год до этого среди испанцев поползли слухи, что недавно обращенные в христианство индейцы Юкатана снова стали тайно поклоняться языческим идолам, появились жрецы-пророки, предсказывавшие по своим еретическим книгам скорую гибель завоевателям. Провинциал Диего де Ланда не сомневался, что книги начертаны по наущению дьявольскому. Он приказал хватать всех, кто вызывал подозрение, и под пыткой добиваться признания в отступничестве от святой католической веры. Трибуналы инквизиции свирепствовали по всей провинции.
Монахи и солдаты рыскали повсюду в поисках языческих святынь; особенно настойчиво искали рукописи-книги. Их следовало уничтожить — таково было решение первого провинциала.
Среди окружения Диего де Ланды был индеец, великолепно осведомленный во всем, что касалось прошлого народа майя. Он принадлежал к знатному индейскому роду Чи и приходился внуком владыке города Мани, правившего здесь еще до прихода испанцев. При крещении ему дали христианское имя Гаспар Антонио. Так Гаспар Антонио Чи стал верноподданным католиком. Но даже он, ревностно служа испанцам, не смог убедить провинциала Ланду, что книги-рукописи сами по себе никому не угрожают, что в них лишь прошлое индейцев майя, описание древних обычаев и обрядов, астрономического календаря, важнейших исторических событий. Правда, Гаспар Антонио с нескрываемым почтением подтверждал, что рукописи содержат длинный перечень языческих богов, обрядов и праздников в их честь и иную ересь. Для Диего де Ланды этого было вполне достаточно, чтобы предать еретические книги вместе с другими индейскими святынями аутодафе. И 12 июля 1562 года палачи разожгли костер.
Преследования еретиков, сопровождавшиеся невероятными жестокостями, продолжались. «Слава» о них разнеслась далеко за пределы Юкатана. Власти вынуждены были направить на полуостров епископа Тораля, чтобы на месте ознакомиться с деятельностью Диего де Ланды по «спасению душ» туземцев. Жестокость францисканца поразила даже этого верного служителя испанской короны и католической церкви, и Тораль приказал немедленно приостановить преследование индейцев отступников.
Диего де Ланда вскоре выехал в Испанию; ему надлежало предстать перед советом по делам Индий. Но совет оправдал Ланду, и через несколько лет он вернулся на Юкатан уже в качестве епископа.
Так погибли сотни, а может быть, и тысячи рукописей индейцев майя, сожженные на костре францисканским монахом. Так погибли книги, которые, несомненно, могли помочь раскрыть многие тайны одной из величайших в мире цивилизации индейцев майя. Так фанатик монах, приведенный в ярость своим бессилием искоренить среди индейцев языческую веру, похитил у человечества историю целого народа.
• След обнаружен. Он привел к... похитителю
Тысячи рукописей, сотни тысяч исписанных разными почерками страниц хранятся в архивах Испании. О чем они только не рассказывают! Сколько труда вложили в них безымянные переписчики! День и ночь скрипели они гусиными перьями, записывая под диктовку или переписывая с листа доносы и жалобы, прошения и рекомендации, невероятные рассказы о правдивых историях и правдоподобные описания небылиц. Здесь и сообщения, поведанные осведомителями-индейцами, и длинные богословские рассуждения ученых-монахов, и родословная какого-нибудь туземного царька...
Сколько тайн, сколько человеческих трагедий скрывают пожелтевшие от времени страницы рукописей?..
Сколько лет, а может, столетий назад их раскрывали в последний раз? Или они недвижимо лежат с тех пор, как впервые попали сюда?
Иногда среди покрытых пылью книжных полок появляются странные люди. С удивительной настойчивостью и терпением бережно перелистывают они страницу за страницей, вглядываясь в незнакомые почерки неведомых составителей.
Что ищут они в тысячах исписанных страниц? Может быть, описание местности, где столетия назад был спрятан сказочный клад? Или документы, чтобы получить богатое наследство?.. Эти странные люди, чем-то неуловимо похожие друг на друга, не кладоискатели и не ловцы чужих богатств. Но кто же они?
Аббат Шарль Этьен Брассер де Бурбур — известный французский американист — словно зачарованный смотрит на манускрипт, еще минуту назад лежавший на одной из полок библиотеки Мадридской академии истории в груде точно таких же неприметных тетрадей. Читает и перечитывает название:
«Сообщение
о делах в Юкатане,
извлеченное из сообщения,
которое написал
брат Диего де Ланда
ордена св. Франциска».
Дрожащей рукой Брассер де Бурбур переворачивает страницу:
«ДИЕГО ДЕ ЛАНДА
MDL XVI»
В первое мгновение он ничего не понимает: имя автора... год 1566-й... Все совпадает, но... Брассер де Бурбур внимательно перечитывает название манускрипта и наконец замечает то, что ускользнуло от его сознания: «...извлеченное из сообщения, которое написал брат Диего де Ланда...»
Значит, это не оригинал рукописи епископа Ланды, о которой упоминают испанские историки XVI и XVII веков и которая вот уже два столетия считалась навсегда утерянной? Но тогда что это?
Пальцы не слушаются. С огромным трудом, словно тяжелые каменные плиты, переворачивают они страницы рукописи. Вот начало:
«Юкатан не остров и не мыс, выступающий в море, как полагали некоторые, а часть материка. Ошибались из-за мыса Коточ, который образует море, входящее через проход Ассенсьон в бухту Дульсе, и из-за мыса, который образует Ла Десконосида с другой стороны, по направлению к Мексике, перед тем, как прибыть в Кампече, или из-за обширности лагун, образуемых морем, входящим через Пуэрто-Реаль и Дос Бокас...»
Текст читается с трудом. Глаза не привыкли к замысловатым закорючкам. Да и тот, кто выводил их на бумаге, еще не устал и старается поразить будущего читателя вычурной красивостью своего почерка.
Брассер де Бурбур переворачивает страницу:
«...Эта провинция на языке индейцев называется «у луумил куц йетел кех», что означает «страна индюков и оленей»; они называют ее также «Петен», что означает «остров», так как их вводят в заблуждение упомянутые бухты и заливы...»
Сомнений нет — текст староиспанский, по-видимому середины XVI века. Об этом красноречиво свидетельствует построение фраз: они кажутся неуклюжими, слишком длинными и в то же время как бы обрубленными с обоих концов.
Перевернута еще одна страница:

Владимир Александрович КУЗЬМИЩЕВ. ТАЙНА ЖРЕЦОВ МАЙЯ.
Tagged on:         

Залишити відповідь

4 visitors online now
4 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 8 at 12:00 am UTC
This month: 43 at 09-12-2017 03:19 pm UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
ПОПОЛЬ-ВУХ.

ПОПОЛЬ-ВУХ. Перевод с языка киче Р. В. Кинжалова.

Рабиналь-Ачи.

Рабиналь-Ачи. "На двадцать девятый день октября месяца 1850 года я переписал оригинал танца тун, который был собственностью селения Сан-Пабло-Рабиналь, для...

Close