ФРАНСИСКО ДЕ ХЕРЕС. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ И ПРОВИНЦИИ КУСКО (Отрывки в переводе Л. А. Яковлева)


5 137 views

Губернатор и касик, пришедший с хранителем, отправили посыльных за золотом из храма и за тем, что принадлежало касику, и рассчитывали они вернуться через пятьдесят дней. Губернатор, осведомленный о том, что повсеместно в провинции собираются отряды, а в Гуамачуко уже множество воинов, приказал Эрнандо Писарро с двадцатью верховыми и несколькими пешими солдатами направиться в Гуамачуко, находящееся в трехдневном переходе от Кахамальки, и выяснить, что там происходит, а также помочь доставить золото и серебро из Гуамачуко. Капитан Эрнандо Писарро отбыл из Кахамальки в канун Дня Волхвов года 1533-го, а спустя пятнадцать дней в Кахамальку прибыли несколько христиан с большим грузом золота и серебра, в котором было более трехсот тюков, полных золотыми и серебряными изделиями: [146] кувшинами, большими блюдами и другой утварью. Все это губернатор приказал поместить вместе с принесенными ранее вещами в дом, где у Атабалипы была надежная охрана, ибо тот объяснял, что хочет воочию убедиться, как выполняется его обещание, и когда все будет собрано, вручит христианам. Дабы быть уверенным в сохранности, губернатор приказал охранять сокровища днем и ночью, а при получении новых вещей все пересчитывать во избежание мошенничества.

С последней партией золота и серебра пришел один из братьев Атабалипы и сообщил, что в Хаухе еще осталась большая часть золота, которая уже находится в пути, а ведет караван капитан Атабалипы по имени Чиликучима (В современной орфографии — Калкучима).

Эрнандо Писарро написал губернатору, что разузнал о происходящем в провинции, но не находит ничего тревожного, никто не собирается в отряды, узнал и о том, что золото находится в Хаухе, под охраной капитана. И просил Писарро дать ему указания, как поступить в дальнейшем, ибо до получения оных он с места не двинется. Губернатор в своем ответе распорядился, чтобы Писарро отправлялся в мечеть, ибо хранителя храма он держит у себя пленником, а Атабалипа распорядился привезти оттуда все сокровища, а потому Писарро должен незамедлительно поехать туда, дабы присмотреть за вывозом всех находящихся в храме сокровищ. Губернатор просил Писарро сообщать ему из каждого селения обо всем, что происходит по дороге; последний так и поступил. Увидев, что доставка золота задерживается, губернатор послал трех христиан для ускорения привоза золота, на ходящегося в Хаухе, они также должны были посетить город Куско. Одному из этих людей от своего имени губернатор предоставил право стать представителем Его Величества в городе Куско и его окрестностях, и подтвердить это должен писарь, с ними же направляющийся; кроме того, послан был с ними и брат Атабалипы. Людям тем было приказано не делать зла местным жителям и не забирать у них золото и ничего другого без их согласия, и вообще, дабы избежать гибели, не совершать ничего дурного, что противоречило бы указаниям главного среди них; должны они постараться ознакомиться с городом и обо всем сообщить. Эти посланники отправились из Кахамальки 15-го дня февраля месяца упомянутого выше года.

Капитан Диего де Альмагро прибыл в поселение, где расположился губернатор, с несколькими сопровождающими, а вошли они в Кахамальку накануне пасхальных праздников 14-го апреля указанного года; его очень хорошо приняли губернатор и его [147] приближенные. Один негр, который выехал с тремя вышеупомянутыми христианами в Куско, вернулся 28-го апреля со ста семью тюками с золотом и семью с серебром; этот негр прибыл из Хаухи, где встретился с индейцами, везшими золото; остальные христиане продолжили путь в Куско. Губернатор распорядился сложить и это золото с остальным, тщательно пересчитав все принесенное.

25-го дня мая месяца капитан Эрнандо Писарро вступил в селение Кахамалька вместе со всеми сопровождавшими его христианами, а также с капитаном Чиликучимой. Губернатор и все с ним находившиеся встретили его очень сердечно. Он доставил из мечети двадцать семь тюков с золотом и две тысячи марок серебра...

Губернатор понимал, что у экипажа всех шести кораблей, находящихся в порту Сан-Мигель, нет средств на свое содержание, и если откладывать их отплытие, то люди просто погибнут; кроме того, капитаны кораблей, явившиеся к губернатору, потребовали оплаты и немедленной отправки домой. Губернатор собрал совет, дабы все это решить, а также составить послание Его Величеству обо всем происшедшем. И вместе с офицерами Его Величества губернатор принял решение о переплавке всего имеющегося золота, доставленного по распоряжению Атабалипы, а также того, что будет поступать до окончания плавки, ибо, когда все уже переплавят и поделят, губернатор сможет оставить наконец эти места и отправиться для дальнейшего заселения земель, как то повелевает Его Величество.

В году 1533-м на тринадцатый день мая месяца было официально объявлено о начале переплавки всего золота, а спустя десять дней в Кахамальку прибыл один из трех христиан, ходивших в Куско, а именно тот, что был доверенным лицом; он рассказал, как установили власть Его Величества в городе Куско; рассказал он и о том, что встретилось им по дороге не менее тридцати главных селений, не считая города Куско, и множество других мелких поселений; а город Куско действительно очень велик, как об этом уже многие говорили, и расположен на плоскогорье, улицы выстроены в строгом порядке и хорошо вымощены, но за восемь дней пребывания в городе они не смогли все увидеть; один дом в Куско, покрытый листовым золотом, был очень хорошо построен, квадратный, длина стены от угла до угла — триста пятьдесят шагов, а золотых пластин, что на том доме были, сняли целых семьсот, одна такая стоит приблизительно пятьсот песо, с другого дома индейцы сняли золота на двести тысяч песо, но оно не совсем чистое, и испанцы не захотели его брать. Больше домов, крытых золотыми пластинами, испанцы не видели, так как индейцы [148] не позволили им осмотреть весь город, а по увиденному и со слов властей можно только вообразить, какие богатства в нем таятся. Нашли они там капитана Кискиса, который по повелению Атабалипы охраняет этот город с гарнизоном в тридцать тысяч человек, такие силы необходимы, ибо карибы и другие племена воюют с этим городом; и о многом другом, увиденном в городе, и об образцовом порядке в нем рассказал он. Остальные посыльные возвращаются сюда с шестьюстами золотыми и серебряными пластинами и множеством драгоценностей, оставленных Чиликучимой в Хаухе и переданных испанцам касиком. Все это, сто семьдесят восемь тюков, несут индейцы на специальных носилках, по четыре человека на каждую, но серебра с ними немного, а золото христианам будет поступать понемногу, ибо задерживается в пути: для переноски требуется много индейцев, они перетаскивают его из селения в селение; и, наверное, прибудут в Кахамальку только через месяц. Упомянутое золото из Куско было доставлено в Кахамальку 13-го дня июня месяца вышеупомянутого года, и прибыло двести тюков с золотом и двадцать пять с серебром; на первый взгляд золота было более ста тридцати кинталей (Кинталь — мера веса, в Кастилии равная 46 кг.), а вслед за этим грузом прибыло еще шестьдесят тюков золота низкого качества; большую часть золота составляли пластины в три или четыре локтя длиной. Их сняли со стен домов, и в местах, где они закреплялись, оставались дырочки. Ко дню Святого Иакова была закончена плавка и распределены все золото и серебро; на старинных весах взвесили и обсчитали, и получилось золота высокого качества на триста двадцать шесть тысяч пятьсот тридцать девять песо. Из этого, после того как выделили положенное переплавщикам, пятая часть Его Величества составила двести шестьдесят две тысячи двести пятьдесят девять песо хорошего золота. А серебра набралось всего пятьдесят одна тысяча шестьсот десять марок, и Его Величеству причиталось десять тысяч сто двадцать марок серебра. Оставшееся же после выделения пятой доли и положенного переплавщикам губернатор распределил среди конкистадоров, кои заслужили этого: верховым досталось по восемь тысяч восемьсот восемьдесят песо золотом и триста шестьдесят две марки серебром, пешим воинам — по четыре тысячи четыреста сорок песо золотом и по сто восемьдесят одной марки серебром; кому-то досталось чуть больше, кому-то чуть меньше, это уж в зависимости оттого, как определял губернатор, кто чего заслуживал. Какую-то часть золота губернатор отделил от общего количества еще до дележа для остававшихся в Сан-Мигеле, а также для тех, кто пришел с капитаном доном Диего де Альмагро, и для всех торговцев и моряков, прибывших даже после окончания завоевания сих земель. Все, кто находились на этой земле, получили свою долю из общей переплавки, [149] поэтому ее можно назвать буквально всеобщей. И нельзя здесь не вспомнить об одной необычайной плавке, когда за один день было переплавлено золота на восемьдесят тысяч песо, хотя, как правило, плавили в день на пятьдесят — шестьдесят тысяч песо. Такую плавку осуществили индейцы, среди которых имеются великие ювелиры и литейного дела мастера, а работали они сразу в девяти кузнях.

ФРАНСИСКО ДЕ ХЕРЕС. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ И ПРОВИНЦИИ КУСКО (Отрывки в переводе Л. А. Яковлева)
Tagged on:                     
4 visitors online now
4 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 10 at 12:05 am UTC
This month: 254 at 02-02-2018 01:06 am UTC
This year: 254 at 02-02-2018 01:06 am UTC
Read previous post:
ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)

ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)

АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

Close