ФРАНСИСКО ДЕ ХЕРЕС. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ И ПРОВИНЦИИ КУСКО (Отрывки в переводе Л. А. Яковлева)


5 134 views

Атабалипа рассказал, что в тот день, когда брат губернатора Эрпандо Писарро прибыл в лагерь для переговоров, один испанец направил своего коня на группу индейцев, а те дрогнули и отступили, вот он и повелел их казнить. Атабалипа, тридцатилетний мужчина, был представительным и молодцеватым, но несколько располневшим; с крупными и красивыми чертами лица он из-за налитых кровью глаз выглядел даже свирепым; разговаривал он очень степенно, как великий повелитель, но очень живо и высказывал суждения, понятные испанцам, которые воспринимали его как человека умного; был он жизнерадостным, хотя и резким, а с индейцами разговаривал повелительно и не допускал никаких шуток. Среди прочего он рассказал губернатору, что в десятидневном переходе от Кахамальки, по дороге на Куско, находится в одном селении мечеть, которую жители этой местности почитают своим главным храмом, и все несут туда в дар золото и серебро; отец его очень чтил этот храм, да и он тоже; в оной мечети, сказал Атабалипа, накопились огромные богатства, ибо хоть в каждом селении имеются свои мечети с обожаемым местным идолом, но в этой находится главный идол, которому все поклоняются; охраняет же храм великий жрец, умеющий, как считают индейцы, предсказывать будущее, ибо разговаривает с идолом и от него все узнает. Услышав, сей рассказ, губернатор (хоть и раньше доходили к нему слухи об этом храме) объяснил Атабалипе, какой вздор все эти их идолы, а кто за ними скрывается, так это дьявол, обманывающий, чтоб привести людей к гибели, как сделал уже со всеми, кто жил, поклоняясь идолам, и скончался; и объяснил, что Бог, создавший и небо, и землю, и все нас окружающее, как видимое так и невидимое,— един, в Него христиане верят, и только Он есть Бог, и должны исполнять Его волю все, принявшие святое крещение, [143] кто же того не сотворил, подвергнется мукам ада, где горят на вечном огне за службу дьяволу, и жертвоприношения ему, и дары, и мечети; в дальнейшем жизнь свою они должны изменить, ведь затем и прислал сюда христиан император — король и правитель христиан и всех живущих на здешних землях; нельзя им так больше жить в безверии, оттого-то и разгромлена могучая армия индейцев небольшим отрядом христиан, а Атабалипа пленен; пусть он вспомнит, какую помощь оказал его бог, и поймет, что это вовсе не бог, а дьявол, который обманывал индейцев. Атабалипа отвечал, что до сих пор ни он, ни его предки не видели христиан и не знали всего этого и жил он так же, как все; и более того, сказал Атабалипа, он поражен и потрясен тем, что рассказал губернатор, он так и думал, что идол, которому поклонялся, не настоящий бог, потому что так мало помогал ему.

Спустя какое-то время, когда все отдохнули после утомительной дороги и битвы, губернатор отослал гонцов в Сан-Мигель, дабы сообщить обо всем происшедшем, а также узнать, как там идут дела и пришли ли корабли, о чем просил его известить; затем приказал губернатор построить на площади Кахамальки церковь, где можно было бы причаститься и отправить мессу; приказал также снести старую низкую ограду вокруг площади и построить новую глинобитную стену высотой в два эстадо и длиной в пятьсот пятьдесят шагов; и многое другое было сделано для охраны лагеря. Ежедневно губернатору сообщали обо всем, что происходит на занятых землях и, главное, не собираются ли индейцы в боевые отряды.

Многие касики этой провинции, прознав о победе губернатора и пленении Атабалипы, с миром явились к губернатору. Некоторые из этих касиков были правителями земель с тридцатью тысячами индейцев, и все они являлись верными подданными Атабалипы; по прибытии в лагерь христиан они, увидев Атабалипу, c глубоким почтением целовали ему ноги и руки; он принимал их, даже не взглянув. Удивительно, сколь суров был Атабалипа и на сколько покорялись ему все. Ежедневно ему отовсюду приносили множество подарков. Вот так, будучи пленником, он все равно чувствовал себя правителем и был весел; правда и то, что губернатор обращался с ним очень хорошо, хоть и не раз предупреждал о том, что некоторые индейцы рассказали испанцам, будто он, Атабалипа, приказал собирать войско в Гуамачуко и других местах. Атабалипа же уверял, что никто на сей земле не посмеет даже пальцем пошевельнуть без его разрешения, и пусть губернатор знает, что если сюда подойдут войска, то только по его приказу, и тогда губернатор волен сделать с ним все что угодно, ведь он у него в плену. Многое из того, что говорили индейцы, было неправдой, и испанцы стали кое-что подозревать. Среди множества [144] гонцов, которые приходили к Атабалипе, один был из отряда, что вёл его плененного брата, и он сообщил, что еще до того, как капитаны узнали, что Атабалипа в плену, Куско уже был убит. Услышав об этом, губернатор выказал сочувствие, но сказал, что вряд ли Куско убит и пусть его доставят сюда живым, а если этого не сделают, то он прикажет убить Атабалипу. Тот же настаивал, что его капитаны убили брата, не сообщив ему. Но и губернатору гонцы донесли наконец, что Куско мертв.

Вскоре после всего этого прибыли из города Куско люди Атабалипы и один из его братьев, который привел с собой несколько сестер и жен Атабалипы, а также принес много различных сосудов, кувшинов, котелков и других вещей из золота и много серебра, и брат заверил, что по дороге несут еще много золотых вещей, ведь дорога столь длинная, что индейцы не могут идти без отдыха и оказаться здесь очень скоро, а потому каждый день будут поступать золотые и серебряные вещи. И действительно, в некоторые дни приносили золотые изделия стоимостью в двадцать тысяч песо, иногда в тридцать, а то и в пятьдесят — шестьдесят тысяч, и все это были кувшины, огромные котлы, приносили и серебряные кувшины, и котлы, и всякую другую посуду. Губернатор приказал все сложить в дом, где находился под охраной Атабалипа, и складывать до тех пор вместе с тем, что еще должны принести, пока не наполнится зала до обещанного уровня.

Прошло двадцать дней декабря вышеуказанного года, когда прибыли в это селение несколько индейцев-гонцов из Сан-Мигеля с письмом, извещавшим губернатора о том, как подошли к берегу возле порта, называемого Кансеби (Современное название — Манари), рядом с Гуакесом, шесть кораблей, на которых прибыли сто пятьдесят испанцев и восемьдесят четыре лошади: три каравеллы пришли из Панамы во главе с капитаном Диего де Альмагро (Диего де Альмагро (ок. 1470-1538) — испанский конкистадор. С 1514 г. участвовал в завоевании территории Панамы. С 1524 г. был одним из ближайших сподвижников Писарро в его походах в Перу, где они овладели городом Куско (1533 г.). В 1535 г. предпринял поход в Чили, открыл озеро Титикака. Потерпев поражение в междоусобице с братьями Писарро, был взят в плен и казнен), а с ним сто двадцать испанцев, и другие три каравеллы пришли из Никарагуа с тридцатью христианами, которые намеревались остаться служить в этой провинции. Далее в письме говорилось, что в Кансеби люди и лошади высадились на берег, дабы далее следовать по суше, а один корабль ушел вперед, ибо хотели узнать, где находится губернатор, и достиг Тумбеса; касик этой провинции не захотел объяснять, где находится губернатор, и не показал его письма, оставленного на случай, если сюда зайдут корабли. Так люди и вернулись, не узнав ничего нового о губернаторе. Другая же каравелла, вышедшая вслед за первой, продолжала следовать вдоль берега, пока не достигла порта Сан-Мигель, где высадился и направился в селение капитан корабля; всех жителей охватила бурная радость по [145] поводу прихода экипажа. Затем капитан вернулся на корабль с письмами от губернатора к жителям селения, в которых извещал о победе, дарованной ему и его солдатам Господом, и об огромных богатствах тех земель. Губернатор и все, бывшие вместе с ним, очень обрадовались приходу этих кораблей. Губернатор послал своих гонцов, написав письма капитану Диего де Альмагро и другим лицам, находившимся вместе с ним; написал и сколь рад тому, что они прибыли, и чтоб они, дабы ни в чем не испытывать нужды, уходили из Сан-Мигеля по дороге на Кахамальку, потому как окрестные касики здесь вполне могут их обеспечить всем необходимым, и что он заготовит и переплавит для них золото, дабы они смогли вернуться и расплатиться за фрахт каравелл.

Среди ежедневно приходивших к губернатору касиков оказались двое, о которых можно сказать, что они грабители, а все потому, что их люди нападают на всех, проходящих по принадлежащим им землям; владения этих двоих находились по дороге в Куско. А спустя шестьдесят дней после пленения Атабалипы к губернатору явились касик селения, где находится главная мечеть, и ее хранитель. Губернатор спросил Атабалипу, что это за люди, и он объяснил: один — правитель селения, где находится главный храм, а второй — его хранитель; и обрадовался Атабалипа их приходу, ибо теперь они поплатятся за все лживые речи; и попросил он принести цепь, дабы заковать хранителя: это он посоветовал начать войну с христианами, говорил, будто идол сообщил, что Атабалипа победит и убьет всех христиан, а еще прежде, когда Куско был при смерти, солгал, что тот не умрет от болезни, которая его сразила. И губернатор приказал принести цепь, а Атабалипа попросил заковать в нее хранителя и не снимать, пока не доставят сюда все золото из храма, и еще сказал, что отдаст все это золото христианам, ибо идол просто лжец, а хранителю Атабалипа сказал: "А теперь я хочу увидеть, как твой бог высвободит тебя из этих цепей".

ФРАНСИСКО ДЕ ХЕРЕС. ЗАВОЕВАНИЕ ПЕРУ И ПРОВИНЦИИ КУСКО (Отрывки в переводе Л. А. Яковлева)
Tagged on:                     
5 visitors online now
5 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 10 at 12:05 am UTC
This month: 254 at 02-02-2018 01:06 am UTC
This year: 254 at 02-02-2018 01:06 am UTC
Read previous post:
ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)

ПЕДРО ДЕ СЬЕСА ДЕ ЛЕОН. ХРОНИКА ПЕРУ (Отрывки в переводе Т.Л. Шишовой)

АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

АГУСТИН ДЕ САРАТЕ. ИСТОРИЯ ОТКРЫТИЯ И ЗАВОЕВАНИЯ ПЕРУ (Отрывки)

Close