2 494 views

А. Скромницкий. История мате.

Мате́[1][2], Ма́те[3] — тонизирующий напиток с высоким содержанием кофеина, приготовляемый из высушенных измельченных листьев и молодых побегов падуба парагвайского.

Высушенные листья падуба традиционно называются «травой мате», сам напиток имеет то же название, что и сосуд для его приготовления — мате.

* 1 История мате
o 1.1 Этимология слова мате
o 1.2 Этимология слова йерба (зелье)
o 1.3 Правильное ударение в слове
o 1.4 Упоминания о мате у историков и хронистов
o 1.5 Мате в литературе

История мате

Этимология слова мате

Слово «мате» происходит из языка кечуа, в котором слово «mati» обозначает «кувшин (сосуд, или блюда) из тыквы для напитков или еды» и впервые как словарная статья упоминается у Диего Гонсалеса Ольгина в «Словаре языка кечуа» (1608). В кечуа изначально оно не обозначало ни напиток, ни само растение, ни высушенные листья растения, а только сосуд, из которого напиток пьют.

Этимология слова йерба (зелье)

В испаноязычном ареале обозначение напитка мате часто употреблялось (начиная с XVII века) в связке со словом «трава/зелье» и звучало как «йерба мате» (в современном аргентинском варианте «жерба мате»), и поскольку в обиход европейцев напиток начал входить после образования Иезуитского государства в Парагвае, то слово «йерба» было позаимствовано напрямую в переводе с языка гуарани, где оно звучало как ka’a= зелье, а само растение на гуарани называлось Ka’ayguá —ka’a= трава, guá= большая.[4]. Поначалу также было известно под названием «Иезуитский чай», поскольку иезуиты, создав индейское государство, активно занимались увеличением посадок растений.[5]

Именно из сочетания слов кечуа (сосуд) и гуарани (зелье) образовалось испанское обозначение продукта, получаемого из листьев растения «Падуба парагвайского».

Правильное ударение в слове

В русском слове «мате» ударение ставится на последний слог, что зафиксировано в словарях русского языка. Однако в испанском слове «mate» ударение стоит на первом слоге; испанско-русские словари[6] и для русского указывают ударение на первом слоге.

Русское ударение на последнем слоге может быть связано с заимствованием слова не непосредственно из испанского, а через посредство французского[источник не указан 23 дня], в котором ударение всегда стоит на последнем слоге; во французском это слово пишется «maté» — связано это с тем, что конечное e без диакритики не читается (т. е. при написании «mate» это слово читалось бы «мат», а не «мате»)[7].

Ассоциация травы мате Америк (en:Yerba Mate Association of the Americas) утверждает, что ударение на второй слог недопустимо из-за того, что в таком случае слово при произношении может быть спутано с испанским словом, означающем «Я убил»[8] (исп. maté[9]).

Упоминания о мате у историков и хронистов

Мате (как напиток, так и растение, из которого оно изготовляется) не упоминалось более 70 лет с начала конкисты в 1533 году и привлекло внимание хронистов, историков и естествоведов довольно поздно, только после испанского завоевания Империи Инков и начала освоения испанцами Парагвая.

Ниже приведена информация о некоторых авторах, в сочинениях которых упоминается о мате:

* Монах Рехинальдо де Лисаррага. «Колониальное описание» (1605), Глава CXII: "У них нет большего, чем им даёт одна чаша вина, или мате [то есть сосуд] чичи, и когда мы их упрекали «почему ты клянешься притворно?», оправдываясь, они отвечали: «скажи мне, друг, или сосед мой, или курака мой (что дело обычное), чтобы он сделал это, без особого сожаления; ведь вернуть свою репутацию, не отказываясь от своих слов, — о том речь не идёт».[10]
* Инка Гарсиласо де ла Вега. «Подлинные комментарии» (1609), используя более ранний источник — рукописи Бласа Валера: «Тыквы, из которых делают сосуды, имеются во множестве, и они очень хороши, их называют мати; те же, что можно есть, как испанские, появились только после испанцев».[11]
* Гуаман Пома де Айяла, Фелипе. «Первая Новая Хроника и Доброе Правление» (1616), стр. 164: когда Руминьяви убил Ильескаса, то «из его кожи он сделал барабан, а из головы — мате [сосуд] для питья чичи, а из костей — антара [флейту Пана], из зубов — киро калька [quiro guallca]».[12]
* Пабло Хосе де Арриага (1621) приводит его в списке непереводимых слов, поясняя, что «Мате — блюдо, сделанное из такого предмета, как тыквы, и похоже, что Господь их создал именно для этого»[13]. А также он описывает его (стр. 39) как сосуд, использовавшийся колдунами: «Это, попивая таким образом, бросают на ладонь, или в мате [то есть сосуд], и доводят его до полного перемешивания, они же говорят, что дьявол умножает ту кровь…». И в другом случае, упоминая миссионера Франсиско де Авила, он пишет (стр.43): «Когда их [животное „морская свинка“] должны были принести в жертву, их несколько раз вскрывали с помощью ногтя большого пальца, другие, как я видел, делать двум Колдунам, как узнал доктор Авила, их топят в мате [сосуде] с водой, держа голову внутри, пока не умрут, и тем временем ведут разговор с Вакой, а потом его вскрывают сверху донизу, сопровождая другими нелепыми церемониями».
* Антонио де ла Каланча. «Нравственная хроника Ордена Святого Августина в Перу» (1638): «Это, что они вот так выпили, бросали то на ладонь или в мате, и доводили его до смешения; они говорят, что Дьявол приумножает ту кровь, или превращает её в плоть (я разумею, что они соединяют её с другим мясом) и варят её в той смеси и съедают её». [14]
* Диего де Эгилус. «История Миссии Мохос в республике Боливия» (1696): «Говорили, что тот бог принял их ночью, возле водопоя, подавая им мате, стоя позади, никому не видим бысть».[15]
* Бартоломе Арсанс де Орсуа-и-Вела. «Мир от Потоси» (1736): «Также из Кочабамбы приносили токуйо и другие мануфактуры; из Тарихи — козлов, баранов и свиней; из Тукумана и Кордобы — скот и мулов; из Чукисака и Вальегранде — табак; из Синти и Арекипы — птиц с птичьего двора; с Нижнего Перу — сахар; из Чили — лошадей; из Парагвая — зелье мате».[16]
* Хосе Кардьель. «Миссии в Парагвае» (1746), Глава VI: «и суда отвозили обратно [в Буэнос-Айрес], груженые ценными продуктами из табака и дерева (в чем изобилует Парагвай и образует прочную торговлю с Буэнос-Айресом) и зелье мате, имеющего преимущество быть единственным [растением] на той почве и обеспечивающее всю Южную Америку».[17]. А также (Глава VIII): «Некоторые провинции, такие как Рио де ла Плата, имеют небольшое население, и не такие большие города, как Монтевидео, Буэнос-Айрес, Коррьентес, Санта-Фе и Кордоба, и все они испытывают нехватку в населении, и один другого беднее, и вся активная торговля — только свиньями, табаком и зельем мате».
* Педро Лосано[18] (1697—1752), описавший историю завоевания Парагвая, приводит в своём сочинении любопытные наблюдения о мате и как местные жители научились её использовать. Он оспаривает мнение оидора Аудиенции в Чили дона Гаспара де Эскалона Агуэро, утверждавшего в своей книге «Gazophilacio Regio Peruano» (libro 2. p. 2, cap. 31), что Святой Варфоломей показал и открыл мате местным жителям, указывая при этом, что ни малейшего упоминания об этом нет. Также он приводит ряд других исторических обзоров первых упоминаний испанских учёных о растении, в частности об Антонио Руисе де Монтоя, даже запретившего употребление зелья, и что каждый год сжигалось 14000-15000 арроб, начиная с 1620 года. Педро Лосано также описывает различные медицинские свойства растения и влияние его на здоровье человека.
* Карлос Р. Сентурион. «История Парагвайских наук», том 1: «Наместник губернатора и Верховного суда Асунсьона, Эрнандо Ариас де Сааведра, первый креол, избранный на такой высокий политический пост. Это случилось 13 июля 1592 года. Почти два года продлилось его правление. Дела, его характеризующие таковы: значительная победа, одержанная его силами над индейским восстанием, в котором, как говорят, Эрнандариас убил, в необычном поединке касика, возглавлявшего восставших. Также он приказал основать селения Каагуасу, Тарей и Бомбой в районе проживания племен ититан[ес], и поощрил начало выращивания зелья мате в провинции Парагвай».[19]

Мате в литературе

* Хосе Эрнандес. «Возвращение Мартина Фьерро»: «Брат, ему причинили вред // И в том мате присутсвует след».[20]
* Эрнесто Че Гевара. «Боливийский дневник», запись от 6 сентября: «День рождения Бенигно обещал многое: утром мы сделали муку и выпили немного мате с сахаром…»[21]
* Роберто Хорхе Пайро. «Липовый Инка», Глава XIII: «Столько стрел выпускалось, — говорит историк, — что в лагере из них разводили костёр, чтобы заварить мате».[22]
* Роберто Арльт. «Хищники»: «Он заваривает мате, пока я, раскинув ноги на кровати, думаю о тебе, которого я потерял навсегда».[23]
* Доминго Фаустино Сармьенто. «Факундо»: «Не так как Росас, в уголке своего кабинета, где, попивая мате, выдаёт масорке (банда убийц на службе тирана Хуана Мануэля де Росас) приказы для выполнения, чтобы приписать федеративному энтузиазму бедного народа все жестокости, которыми была потрясена вся человеческая натура».[24]
* Хулио Кортасар. «Игра в классики»: «Она всегда портила мате, зря крутила трубочку или даже принималась мешать трубочкой в кувшинчике, словно это не мате, а каша ».
* Джеральд Даррелл. «Под пологом пьяного леса» (1955) — во время путешествия по Латинской Америке местное население постоянно поило Даррелла мате, как он сам выражался «при температуре расплавленного металла».

Примечания

А. Скромницкий. История мате.
Tagged on:                                                                                 

Залишити відповідь

10 visitors online now
10 guests, 0 members
All time: 12686 at 01-05-2016 01:39 am UTC
Max visitors today: 20 at 01:42 am UTC
This month: 45 at 10-18-2017 08:41 am UTC
This year: 62 at 03-12-2017 08:20 pm UTC
Read previous post:
Флора Аргентины

Флора Аргентины — состоит из множества растений, благодаря большой площади суши — Республика Аргентина является второй страной на континенте Южная...

Флора Колумбии

Флора Колумбии характеризуется высокой биологической вариативностью, с самым высоким уровнем количества видов на единицу площади во всем мире.[1]. В пределах...

Close